Вы держите в руках очень специальный номер.

Пятнадцать лет назад появилась русская версия великого американского журнала Esquire, и по этому случаю мы сделали коллекционный номер.

На протяжении всей своей истории Esquire показывал, что глянцевый журнал — это не просто сотня страниц красивых фотографий и рекламных постеров, между которыми равномерно уложена еще пара десятков страниц легких текстов.

Esquire поднимал дискуссии на табуированные темы, рассуждал о вечных ценностях, объявлял о смене эпох, сообщал о процессах, на которые вы обязаны обратить внимание, разбирался с политиками и оскорблял общественную мораль. В общем, делал все то, что обычно делает мыслящий, неравнодушный и пытливый человек.
Вместе с редакцией писали Эрнест Хемингуэй, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Альберто Моравиа, Том Вулф, Трумен Капоте, Джей Макинерни, Брет Истон Эллис и другие великие люди.

Возможно, это прозвучит излишне романтично, но, да, черт возьми, впервые пересекая порог редакции, я держал в голове, что наследую всем этим людям.

В сентябрьском номере мы собрали главные тексты журнала, сложив из них картину мира, менявшегося каждое десятилетие.

Первый раз Esquire попал мне в руки тридцать лет назад, летом 1990-го. Только что разбился Цой, а еще через год развалится Советский Союз. Это был номер августа 1989 года с Мадонной на обложке и огромным выносом Women we love, and women we don’t (совершенно немыслимый сегодня заголовок, правда?). Я никогда раньше не держал в руках такой эстетически безупречной провокации — фотографии, заголовки, верстка, роскошная реклама — кажется, журнал имел даже особый, нездешний запах.

Через пятнадцать лет я напишу свою первую книгу, а Esquire в тот же год придет в Россию и станет главным журналом для тех, кому не все равно.

Пройдет еще одиннадцать лет, и мне повезет стать главным редактором этого журнала. Еще через четыре года мы сделаем великий номер, посвященный памяти Виктора Цоя. Таким образом, советский подросток Сергей Минаев совершит кульбит, о котором тогда, в другой жизни, он даже и мечтать не мог.

Esquire издается в России уже пятнадцать лет — это целая жизнь. За это время страна и мир умудрились измениться самым невероятным образом. Все эти годы мы старались фиксировать важнейшие события, происходящие со страной. В этом номере мы собрали самые яркие правила жизни людей, менявших ее.

Сентябрьский номер — очередная точка отсчета, и, безусловно, это номер-рефлексия, номер-воспоминание.
«Эсквайру» пятнадцать лет. Пятнадцать лет — это так много. Закройте страницу. Вспомните. Где вы были целую жизнь тому назад?