Карманные часы Hermès

Модель часов Arceau с круглым циферблатом и асимметричными ушками в форме стремян была придумана Анри д’Ориньи еще в 1978 году, и с тех пор она продолжает вдохновлять мастеров Hermès на создание новых интерпретаций, отражая разнообразие миров, стилей и ремесел французского дома. В коллекции уже поселился довольно угрюмый медведь с модели Slim d’Hermès Grrrrr! и воющий на луну волк с Arceau Awooooo, теперь же Hermès представили карманные часы Arceau Pocket Aaaaargh! и пригласили в эту семью гигантского ящера.

Впервые он появился на шелковом платке каре Aaaaargh!, дизайн которого разработала для Hermès британская художница Алиса Шерли. Чтобы перенести изображение тираннозавра, мастерам подразделения Hermès Horloger и ремесленникам из кожевенной мастерской дома потребовался месяц. Голова и чешуя ящера выполнены в технике кожаной мозаики: тысячи тончайших фрагментов из кожи разных форм и цветов, вырезанных вручную, накладываются один за одним, чтобы в точности воспроизвести оригинальный рисунок. Округлый глаз тирекса в виде кабошона, видимый с двух сторон крышки, выполнен в технике горячей эмали. И наконец, его челюсти и язык из мельчайших кусочков кожи разных цветов, предварительно утонченных до 0,5 мм, накладываются на основу из эмали в технике маркетри. Про шнур из матовой кожи аллигатора зеленого цвета после всего этого будто и странно сообщать, хотя он также играет важную роль — крайне гармонично завершает общий дизайн модели.

Тирекс охраняет циферблат из белой эмали, а под циферблатом, в свою очередь, скрывается мануфактурный калибр H1924 с минутным репетиром и турбийоном. «Википедия» утверждает, что «существует много предположительных оценок максимальной скорости тираннозавра, в основном около 39,6 км/ч (11 м/с)», часы Arceau Pocket Aaaaargh! ходят с точностью секунда в секунду.

Турбины Epic Jewellery

«Коллекция украшений из золота, серебра и анодированного титана «Турбины» марки Epic Jewelry пополнилась украшениями новых ярких цветов. Как и всегда, турбины в них функционируют — благодаря кремниевому подшипнику они вращаются при дуновении», — сообщили мне представители одной из моих любимых ювелирных марок. А теперь вдумайтесь. Турбины. Функционируют при дуновении.

Вот вы решили купить себе запонки. Запонки ни разу не атавизм, а классный аксессуар, который (при желании) много может о вас рассказать. Как часы, галстук и носки. И как выбрать нужные?

По сути, все запонки служат одной утилитарной цели — скреплять манжет рубашки. Дополнительные характерные черты им присваиваете именно вы. И лично мне всегда казалось, что серьезные запонки, как говорится, созданы для слишком «солидных» господ. Нет, не поймите меня неправильно, я уважаю подобный системный подход. Запонки, подобранные к часам, выдадут в вас человека дела, ответственного и понимающего толк в этикете и дресс-коде. Но что делать, когда каждый день пишутся новые правила этикета, а понятие «дресс-код» давно ушло в тень, пытаясь осознать само себя и свое место в этом безумном мире стрит-, тек-, спорт- и прочих «виров»? Правильно — довериться себе. Что вы хотите сказать своим визави? Например, вашими красными носками. Или галстуком с изображением милой собаки. В первом случае — вам кто-то подсказал, что разнообразить офисный костюм можно яркими носками; во втором — вы непосредственный человек и любите животных.

А теперь вернемся к турбинам. Я только недавно избавилась от аэрофобии и теперь каждый раз, когда к самолету вместо «рукава» ведет трап, невольно останавливаюсь на его последних ступеньках, чем создаю очередь на посадку и вызываю много агрессивных, но уместных комментариев. Я ничего не могу с собой поделать. Меня все это завораживает. Благодаря вот этим вот штукам (турбинам) мы сейчас полетим? Невероятно! Но если серьезно, для меня это один из ярчайших примеров торжества человеческих мысли и воли. Когда-то мне пытались объяснить, как летают самолеты (реактивная тяга, инерция, воздушная подушка — это все, что я запомнила в разрозненном порядке), но тогда я еще не могла даже разговаривать с людьми во время полетов, а просто считала в голове, сколько осталось до посадки, так что авиация осталась для меня чудом.

Запонки с работающими турбинами для меня — примерно такая же инженерная магия.

Остерия Maritozzo

Последнее время моя тоска по Италии стала просто невыносимой. Мне буквально каждую ночь снятся ночные прогулки по Флоренции, бирюзовое море и укрытые туманом холмы Тосканы, пробки из мопедов в Милане, бар Straf напротив миланского универмага Rinascente и бары в районе Навильи, крыша миланского собора Дуомо, паста с вонголе, паста cacio e pepe, паста alla putanesca, пицца alla diavola, пицца pepperoni… В общем, вы поняли, живописные виды и еда снятся мне примерно в равных пропорциях.

Я помню свою первую поездку в Милан (13 лет назад) и первый итальянский ресторан, в котором я оказалась. Это было маленькое местечко, длинные столы стояли вплотную друг к другу — ты обязательно задевал сумкой уже обедающего гостя, пока пробирался к своему месту. В ресторане было шумно, и хозяин заведения постоянно сам выбегал из кухни с подносами и сервировал гостям столы или подавал блюда дня. Я абсолютно потерялась в меню, просто не понимала, что заказать. Тут на удачу хозяин ресторана как раз оказался за моей спиной и инстинктивно понял мои муки. Он зачем-то поинтересовался, как меня зовут, и пришел в полный восторг от моего имени Алла, которое на итальянском означает предлог. Он долго шутил на эту тему, вспоминая Teatro alla Scala и ту самую пиццу alla diavola, а потом вдруг замер: «У нас сегодня свежайшая паста alla putanesca, вы должны ее попробовать». Так судьба моего первого итальянского обеда была решена — я ждала свою пасту «по-путански». Она пришла ко мне и была идеальна. Правильной плотности, правильной остроты, в ней было ровно нужное количество соуса. Хотя, возможно, это просто впоследствии я начала мерить все пасты по той первой.

К чему я веду. В своей тоске по Тоскане я попала на ужин в новое заведение Арама Мнацаканова Maritozzo. Увидев в меню дня пасту alla putanesca, я поняла, что судьба моего «итальянского» ужина в Москве решена. Я дождалась свою пасту, и она была идеальна. Настолько, что все виды из моих сновидений предстали наяву, как в конце мультфильма «Рататуй». 13 лет назад в Милане мой обед был слишком стремительным, чтобы добавить к пасте хоть что-то еще, зато русско-итальянский ужин располагал к неспешному времяпрепровождению, поэтому из меню также были заказаны буррата BOMBA с песто (абсолютно оправдавшая свое название), вителло тоннато (это моя вечная классика: сначала я не понимала, как можно было придумать это странное сочетание мяса и рыбы, теперь не понимаю, как можно его не любить) и пицца капрезе с моцареллой фиор ди латте (беспроигрышный вариант с сыром потрясающего качества и невероятным тестом). Про вино даже говорить не буду — сомелье с первого раза попал мне прямо в сердце минеральным красным со склонов вулкана Этна. Моя шенгенская виза, к сожалению, закончилась, и продлевать ее пока я не вижу смысла, но вот на визу в рестораны Мнацаканова готова подать документы — пусть будет больше гастрономических путешествий.

Колонка Marshall

Портативным USB-колонкам я прежде всего благодарна за то, что сменить девайс, к которому они подключены, не так легко, как выдернуть шнур USB из смартфона. Именно это обычно и происходило на всех вечеринках на моей старой квартире, где у меня был усилитель с колонками. Ты ставишь плей-лист на вечер, будучи абсолютно уверенным, что музыка всем понравится, и забываешь об этом. Где-то через пару часов случалась обычная история: начиналась драка за шнур и споры о том, что необходимо послушать «прямо сейчас» под настроение. Прерывались оживленные беседы и философские споры, на момент владения заветным шнуром рушились крепкие дружбы, что, конечно, не способствовало расслабленной атмосфере. Поэтому я еще раз с гордостью заявляю, что я за портативные колонки. Включить Bluetooth, найти колонку, создать с ней пару — все это требует не только времени (пусть и минимального), но и сознательного ответственного подхода. Тебе будто дают выбор: а ты, правда, хочешь сейчас послушать ту самую песню про лепестки белых роз Александра Серова, тебе это жизненно необходимо? Возможно, это сигнал, что тебе стоит выпить стакан воды и пойти спать?

Короче, сплошные бонусы. Свою я выбирала долго. Она должна долго работать без зарядки, но при этом должна быть с крутым дизайном, она не должна быть тяжелой, но при этом должна быть с крутым звуком. Вам может показаться, что это все не взаимоисключающие характеристики, но не просто так же я долго искала. Делюсь находкой: новая Emberton от Marshall. Что касается батареи — 20+ часов автономной работы; что касается дизайна — металлическая решетка и знаковый шрифт логотипа, все знаковые детали легендарной марки на месте. Что касается веса — всего 700 грамм. И что касается звука — здесь даже не надо объяснять, но я попробую.

Marshall — не только легенды дизайна, в первую очередь они легенды именно звука. В 1960 году британец Джим Маршалл (впоследствии его будут называть «Отец громкости») открыл музыкальный магазин. Хватило его ненадолго, только продажи ему быстро наскучили. Джим был энтузиастом от музыки, сам играл на барабанах, поэтому в том же году он собрал свой первый 50-ваттный усилитель. Маршаллу хотелось более тяжелого звука, чем тот, который предоставляли на тот момент усилители Fender. Будет честным сказать, что за основу своего усилителя он взял тот самый Fender, но внес в него свои коррективы, чтобы максимально полно раскрыть низкочастотную палитру звука. Уже в 1962 году он открывает собственную компанию по производству усилителей. С тех пор название Marshall прочно ассоциируется у всех ценителей музыки с тяжелым (в лучшем смысле этого слова) гитарным саундом. Справедливости ради, и техно, и те самые «лепестки белых роз» звучат на ней одинаково полновесно. А, да, у Emberton есть защита от воды! Погружение на глубину не более одного метра и до получаса она выдерживает легко.

Слипматы Uppercuts x Zak Mini Monster

«Искусство и музыка выражают то, о чем невозможно сказать словами, но о чем невозможно промолчать», —говорят представители Uppercuts, академии, которая занимается профессиональной подготовкой музыкантов в различных жанрах. Среди основных направлений обучения — диджеинг, музыкальный продакшен, психология творчества и развитие креативности. На прошлой неделе ребята представили необычную коллаборацию — художник Zak Mini Monster разработал дизайны для слипматов (тканевых подкладок между виниловой пластинкой и диджейской вертушкой, которая обеспечивает пластинке легкое и безопасное скольжение при ручном сведении двух воспроизводящихся треков или при реализации приемов техники скретчинга).

Когда-то очень давно меня учили сводить на виниле. У друга были две вертушки Technics и пульт. Сейчас у меня дома стоит электронный Pioneer, который работает с флешек, сводить на нем довольно просто, зато и ощущения того, что музыка у тебя буквально под пальцами, нет. Один из моих любимых музыкантов Jeff Mills до сих пор играет с четырех вертушек (ок, сейчас это вертушки Pioneer, а до этого пару десятилетий его карьеры были четыре виниловые!) так, что кажется, будто он жонглирует звуками. Я искренне преклоняюсь перед диджеями, которые умеют обращаться с винилом, для меня это настоящее музыкальное творчество, сравнимое с искусством.

С Захаром (Захар Евсеев, он же Zak Mini Monster) мы познакомились еще летом в 15 Kitchen + Bar, куда на время небольшой выставки переезжали несколько его работ.

Zak Mini Monster
Zak Mini Monster

Так что я решила обратиться к герою дня и узнать из первых уст, как случилась эта коллаборация: «Я встречаю на своем пути огромное количество прекрасных людей, с которыми быстро нахожу общий язык. Примерно так и вышло с ребятами из академии Uppercuts, я получил от них сообщение о том, что им очень хочется со мной пообщаться лично и показать то, что они делают. На встрече в первые 30 секунд я понял, что мы договоримся о чем угодно. Нам стало очевидно, что нужно сделать какую-то околодиджей-продукцию, но так, чтобы люди, не связанные с индустрией, захотели приобрести ее. Самая базовая вещь, которую используют диджеи, — это слипмат. Также ее может захотеть любой человек, у которого дома есть проигрыватель, или коллекционер. Дальше дело было за дизайном. Думаю, смайл — это универсальный символ, эмоцию которого может считать любой человек, она всегда несет что-то позитивное. Мне пришла в голову идея, что смайл разделяется на две половины и внутри находятся мои персонажи, «маленькие монстры», которых не стоит бояться. Обычно мои работы очень яркие, так что мне пришлось отстоять идею глубоких и приглушенных оттенков. Я хотел показать что и в очень интересных, «пыльных» цветах моя работа будет смотреться отлично, а возможно, и лучше».

Помимо того самого пульта Pioneer дома живет еще и виниловый проигрыватель. И, кажется, я знаю, какой цвет слипмата ему подойдет. Фиолетовый смотрится очень круто!