T

Making of: как создавалась обложка

с Ксенией Собчак (декабрь 2017)

Середина октября 2017 года, Ксения Собчак объявляет, что баллотируется
в президенты России, в инфополе происходит взрыв. Менее чем через месяц Esquire выпускает номер, на обложке которого Собчак сжимает в руках державу. О том, зачем глянцевому журналу провокации и почему съемка была одной из самых сложных для команды Esquire, рассказывают главный редактор Сергей Минаев
и продюсер Лена Шестакова.

декабрь

2017

Сергей Минаев, главный редактор

Когда Собчак объявила о своем выдвижении, я ей позвонил и сказал: «Собчак, ты должна дать мне интервью». Она сказала: «Иди на***, ничего я тебе не буду давать, ты тролль». Я говорю: «Именно поэтому ты должна согласиться. Кто еще у тебя возьмет хорошее интервью?» Она говорит: «Ну ладно, давай». И мы с ней три часа просидели в Semifreddo, и в итоге получился отличный живой разговор.

Правда, без факапа не обошлось: мы хотели записать видеоверсию этого интервью, но наша съемочная группа перепутала дни и не приехала на съемку. Я орал и бегал по потолку.

А потом я придумал обложку. Это была первая и последняя обложка Esquire, которую я придумал сам от начала до конца. Мне хотелось, чтобы у нее в руках была кондитерская держава, которую она откусывает. «Собчак пришла пожирать власть». А перчатки, кажется, были собственностью модели. Съемка получилась потрясающе красивой. И Ксении она очень нравится, я знаю. Многие кадры из этой съемки потом попали в ее предвыборные материалы.

Редакция не была в восторге от идеи из-за ее провокационности. Но тут я довольно авторитарно выступил. (Смеется.) Я просто знал, что эта обложка продаст, это была не прихоть «А давайте всех моих друзей сфотографируем», а абсолютно медийное решение.






Лена Шестакова, продюсер

Эта обложка лично для меня, наверное, главный epic fail за всю мою карьеру продюсирования
и один из главных триумфов. Я до сих пор помню это ощущение внутренней победы и гигантской радости после этой съемки. И до сих пор вспоминаю, как адово тяжело было в самом начале
и как все прекрасно закончилось.

В чем заключался ад? Изначально мы должны были снимать Собчак в рубрику «Диалоги»,
то есть Минаев должен был взять у Ксении интервью, а мы должны были организовать фото-
и видеосъемку. Это менее трудоемкий процесс, чем работа над обложкой, но все равно требующий большого количества согласований по времени, локации, съемочной команде, месту, где мы будем выставлять свет, и так далее. Утро, день съемки. За пару часов до съемки команда Собчак сообщает, что все переигрываем, съемка отменяется. Я переспрашиваю 700 раз
у бесконечного числа ее помощников, точно ли это так, — сто процентов, да. После этого
я отписываюсь всем подрядчикам: операторам, фотографам, визажистам, стилистам, — что съемки не будет, до свидания. А потом чуть ли не за пять минут до съемки выясняется, что отменили только фотосъемку, а часть с видео должна была остаться. В процесс было вовлечено много людей, и до меня дошла только половина истории. А я отменила всё.

Это был п*** (жесть. — Esquire), провал. Минаев был в ярости, что я сорвала историю, которую он очень долго планировал. Я даже не могу передать, в каком я была состоянии — ну просто в жопе. Я не понимала, как могло такое произойти. Как я могла так накосячить? Я успокаивала себя тем, что на мне только часть вины, так как внутри редакции, а также между нашей командой
и командой Собчак случился дисконнект, но именно я нажала на эту «красную кнопку» и поэтому да, круто облажалась.

Что было дальше? В течение ближайших нескольких дней история была полностью перепридумана — решили делать обложку. И тут начинается все по новой. Я пытаюсь реабилитироваться. Появляется идея с державой и еще огромный список новых технических задач, которые надо решить в сжатые сроки. Как минимум надо придумать, кто сделает и как сделает эту съедобную державу. На съемку был выписан фотографа из Лондона — Коля Бирюков.

Тут важно понимать, что у Собчак миллион помощников, все пытаются контролировать каждый шаг и, как бы выполняя ее «волю», на деле просто вставляли палки в колеса просто на каждом этапе. Спустя миллион согласований мы останавливаемся на каком-то конечном варианте.

День до съемки, 11 часов вечера. Чтобы не тратить утром время на логистику и четко отработать утром, мы отвозим весь реквизит накануне. И вот ночью, в 11 часов, помощники Собчак пишут, что выбранная нами студия не подходит. Прекрасная студия, в которой у нас уже лежит гора реквизита. Я делаю какую-то жалкую попытку найти альтернативную студию, хотя понимаю, что это довольно бессмысленно и в целом неправильно — все было обговорено и согласовано накануне. В общем, каким-то образом нам удается настоять на прежней локации.

Сам съемочный день. После всех этих нервов у меня были опасения, что все пойдет наперекосяк, что получится плохо и совсем не то, что мы планировали. Но оказалось ровно наоборот: съемка прошла безупречно, Собчак все сделала безупречно, она очень спокойно и вежливо, в отличие от своих подчиненных, общалась со съемочной командой — в общем все было на высшем уровне. Съемка получилась очень красивая, держава была очень вкусная, сделана безупречно — я вообще уезжала с площадки с бабочками в животе. А в процессе работы над съемкой я узнала, что беременна.




{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}