T

Making of: как создавалась обложка с порноактером Роном Джереми (февраль 2007)


Пожалуй, самый провокационный номер Esquire, который по требованию отдела распространения продавался в запечатанном виде в белом непрозрачном конверте: на обложке красовался абсолютно голый Рон Джереми, чье достоинство было прикрыто цензурным черным квадратом. О том, каким образом американский порноактер стал героем обложки российского журнала и как на обложке Esquire едва не оказалась Саша Грей, рассказывают редакторы Михаил Казиник и Мика Голубовский.


февраль

2007

Михаил Казиник,

редактор Esquire с 2007 по 2014 год


Все начиналась как шутка: «Давайте поставим мерзкого голого мужика на обложку? Ха-ха». Но эта шутка переросла в то, что на обложке оказался Рон Джереми. Я помню, это была моя идея. Я узнал о Роне Джереми из какого-то документального фильма, где он выглядел просто потрясающе. Представьте себе: сидит огромный волосатый — но при этом очаровательный — мужик и рассказывает про свою карьеру в порно. Потом я нашел какую-то из его соцсетей — по-моему, это был еще My Space или что-то такое, — и он там в очаровательной хамской манере поздравлял своих читателей со всеми еврейскими праздниками — ведь Джереми сам еврей. Почему-то мне показалось, что у него могут получиться классные «Правила жизни». Филиппу Бахтину (главный редактор журнала с апреля 2005 по сентябрь 2011 года. — Esquire) и остальным в редакции идея понравилась.

До этого момента мы ставили на обложки людей, известных большинству читателей Esquire: популярных актеров, режиссеров или музыкантов. Джереми для большинства нашей аудитории был абсолютно никем — но, возможно, его знали какие-нибудь исследователи жанра порно. Мы рассуждали так: если поставим на обложку отвратительного и абсолютно голого мужика, то это точно привлечет больше внимания, чем если мы поставим на обложку всем понятного голливудского героя. Я даже не помню, были ли у нас споры. Мы просто поставили его и все, а дальше началась цензура.

Нам по понятным причинам не дали напечатать на обложке голого Рона Джереми (кстати, внутри журнала он все-таки абсолютно голый) и попросили прикрыть ему член черным квадратиком. Я хорошо помню, как Дима Барбанель, который в тот момент был арт-директором журнала, потом жалел, что мы нарисовали маленький черный квадратик вместо того, чтобы сделать огромный прямоугольник до колена, чтобы добавить загадочности (Джереми утверждал, что длина его пениса составляет 24,7 см. — Esquire).

В общем, мы напечатали тираж с черным квадратиком и, кажется, даже упаковали его в прозрачную пленку. Но тут, насколько я помню, руководство — а может, и отдел дистрибуции — потребовали скрыть Джереми полностью. В итоге мы допечатывали конверт из крафтовой бумаги и журнал продавался заклеенным в конверт.

Мне кажется, мы не ошиблись, сделав ставку на Рона. Реакция читателей была преимущественно положительной, никто нас не обвинял в том, что мы перегнули палку, — люди просто веселились и все. Сейчас вокруг Рона Джереми появился новый контекст из-за #MeToo и обвинений в насилии. Сейчас мы бы его, конечно, не поставили. Но тогда, почти 15 лет назад, не было такой оптики, люди еще не научились смотреть на вещи под таким углом.

Вообще формат «Правил жизни» изначально задумывался таким образом, что там могут оказаться любые интересные люди — не обязательно хорошие. Это же не житие святых. Поэтому в рубрике появлялись весьма спорные персонажи — например, в том же номере с Роном Джереми были «Правила жизни Усамы бен Ладена», хотя всем нам, конечно, было очевидно, что это кровавый террорист.


<blockquote class="twitter-tweet"><p lang="und" dir="ltr"><a href="https://t.co/fc3QzHVTtz">pic.twitter.com/fc3QzHVTtz</a></p>— Александр Пелевин (@comrade_wolgast) <a href="https://twitter.com/comrade_wolgast/status/1277271949966794754?ref_src=twsrc%5Etfw">June 28, 2020</a></blockquote> <script async src="https://platform.twitter.com/widgets.js" charset="utf-8"></script>

Мика Голубовский,

редактор, а впоследствии главный редактор Esquire, работал в журнале с сентября 2005 по август 2014 года



Мы очень хотели делать журнал, который не похож на все другие журналы. И все наши решения были вызваны желанием делать не так, как все. Это была бахтинская мантра, которая для редакции была очень важна. Понятно, что журнал GQ никогда бы не поставил Рона Джереми на обложку. Никогда.

Лет через пять у нас выдался шанс поставить на обложку Сашу Грей. Была прекрасная, очень целомудренная фотография из журнала Vice — она идеально подходила под обложку. Но мы не стали — лишь поставили внутрь номера ее «Правила жизни». Я очень об этом жалею и вообще считаю едва ли не своей главной редакторской ошибкой.

Но тогда возобладала эстетика — у нас давно была отобрана фотография с Дензелом Вашингтоном, где он сидит в зеленой комнате под лампой. Очень красивая. И визуально она смотрелась круче, хотя Саша Грей с точки зрения смысла, на мой взгляд, была мощнее.



{"width":1290,"column_width":177,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}