Все знают Сергея Леонидовича Доренко. Все знают, почему его уволили с Первого канала и почему его называли «телекиллером».

Все знают, какая это потеря для российской журналистики, и не мне об этом рассказывать. Вместо этого хочется выразить поддержку коллегам с радиостанции «Говорит Москва» и поделиться историей, как мне, пусть и недолго, довелось работать с Сергеем Леонидовичем.

В апреле 2013 года я устроилась редактором-новостником в «Русскую службу новостей». Проработала недолго — всего около трех месяцев, — но застала тот смутный период, когда на радиостанции произошла смена руководства. Сергей Леонидович построил «Русскую службу новостей» практически с нуля и сделал из РСН одно из самых цитируемых СМИ. Люди, работавшие в редакции, были практически семьей. В июне 2013 года гендиректором РСН назначили Арама Габрелянова (где сейчас РСН, спросите вы? Радиостанция была переименована в «Life Звук», а в 2017 году прекратила свое существование).

Доренко, разумеется, ушел. За ним ушла вся команда (за исключением единиц). Никто не спешил разбегаться и искать новую работу. Сомнений не было: Сергей Леонидович что-нибудь придумает. Так и случилось: большинство сотрудников РСН ушли работать к Доренко на свежесозданную радиостанцию «Говорит Москва», которую он возглавлял последние пять лет.

Доренко любил работать по утрам и приезжал на работу к 6 утра — в 8:30 у него начиналась ежедневная разговорная программа «Подъем».

Самые яркие воспоминания — Сергей Леонидович привозит в редакцию на Хорошевской два ведра орехов, «питание для мозгов»; Сергей Леонидович примеряет черные безразмерные байкерские футболки (он ходил в них постоянно).

Невозможно представить, какое горе испытывают близкие Доренко и его сотрудники — он был для них больше, чем начальником. Он был наставником, защитником и другом.