Газовый баллончик, замаскированный под помаду, — один из товаров, которыми в Нью-Гэмпшире торгует Джен Коффи, автор книги «Ножи, помада и свобода». Другие детали из жизни «Свободного штата» можно посмотреть здесь.

Сто мы наделали
Далее Сто мы наделали
Вежливые люди
Далее Вежливые люди

В одном из самых маленьких штатов Америки живет маленький свободолюбивый народ. Эти люди бежали сюда от тирании властей в других штатах, которые давили их налогами, заставляли пристегиваться в машине, не давали вступать в однополые браки и носить оружие. Теперь они избираются в местные органы власти и борются за свободу на своей новой родине. За 10 лет проект «Свободный штат» собрал в Нью-Гэмпшире больше тысячи либертарианцев, в перспективе их должно стать 20 тысяч.

Со стороны это выглядит немного нелепо. Сотни человек из года в год бросают работу, дома и едут куда-то на север, чтобы менять жизнь в штате с населением почти в полтора миллиона. Но на переселение в Нью-Гэмпшир у них есть сто одна причина. Для привлечения новых колонистов жители «Свободного штата» составили специальный список. Вот лишь некоторые его пункты.

Начнем с самого простого. Причина №49: «Средний доход домохозяйства в Нью-Гэмпшире составляет $63 942 в год — самый высокий показатель в США». В России — в четыре с половиной раза меньше ($13 911).

Причина №11: «Нью-Гэмпшир — один из четырех штатов, конституция которых защищает право на революцию». В России конституция не способна даже защитить право людей мирно пройтись по площади, поскольку гарант этой самой конституции слишком боится революции.

Причина №41: «Местные выборы — внепартийные». Для либертарианцев, которые не входят ни в одну из двух основных партий США, это вопрос принципиальный. В России куда более принципиальный вопрос — как сделать так, чтобы выборы не были однопартийными, но единственную организацию, которая пытается за этим следить — негосударственную ассоциацию «Голос», — пытаются закрыть из-за того, что она получила международную премию Сахарова.

Причина №94: «Население штата относится к самым толерантным в США. 73% жителей считают, что люди, исповедующие другие религии, тоже могут обрести вечную жизнь после смерти». Россия по части толерантности занимает в развитом мире третье место с конца, и страшно представить, где окажется, когда будет реализована госпрограмма «укрепления межнационального и межконфессионального единства страны» стоимостью 500 млн рублей.

Причина №24: «14 человек, представляющих интересы «Свободного штата», заседают в нижней палате законодательного собрания Нью-Гэмпшира». На 450 депутатов Госдумы едва ли наберется и четыре человека, которые представляют хоть чьи-то интересы, кроме собственных.

Причина №2: «В штате нет налога на личные доходы». В России он есть, и депутаты вот-вот примут закон, по которому за счет него, как и всех остальных налогов, которые идут в бюджет, будет компенсироваться отсуженная у них за рубежом собственность — значительная ее часть располагается в американских штатах гораздо южнее Нью-Гэмпшира.

По всему получается, что нужно срочно переезжать в нью-гэмпширский «Свободный штат», или Шир, как его называют сами колонисты. Джон Рональд Руэл Толкин не только дал самое точное определение российской бюрократической системы («Гоблины — не злодеи, у них просто высокий уровень коррупции»), но и подсчитал, что площадь Хоббитании, то есть Шира, составляет 47 тысяч квадратных километров — ровно столько же, сколько Москва и Московская область вместе взятые и чуть меньше, чем Астраханская или Смоленская области. Может, не надо никуда ехать, а попробовать прямо здесь? «Свободный штат, — говорят его жители, — это не столько физическое место, сколько идея». Шир может быть где угодно.

Дмитрий Голубовский
Главный редактор Esquire