Истории|Колонка Дмитрия Голубовского

Пахлава глупости

Чем деньги отличаются от бобов? Вопрос достаточно невинный, но совершенно не праздный. К нему в своем сочинении «Адагии» обратился знаменитый богослов эпохи Возрождения Эразм Роттердамский, «князь гуманистов» и автор «Похвалы глупости». «Добрый и мудрый готов, говорит, помогать всем достойным, но между деньгами он и бобами различие знает», — этот отрывок из «Посланий» Горация, как писал Эразм, стал пословицей, смысл которой в том, что человек должен уважать свой труд.

В этом номере Esquire публикует отрывки из трудов Эразма, а также других авторов, которые в разные времена были подвергнуты цензуре (!!!). От описания разницы между деньгами и бобами, в частности, не осталось живого места. Понятно, почему книга Эразма, которая хранится в университетской библиотеке в Саламанке, возмутила цензоров — во времена Контрреформации католики его в принципе не жаловали, а у испанцев к тому же были свои резоны: Эразм утверждал, что они чистят зубы мочой. Они вымарали множество пассажей из «Адагий», комментариев к античным крылатым выражениям, многие из которых смотрятся весьма рискованно даже в современной России. Например, Эразм рассуждает о выражении «Me mortuo terra misceatur incendio» («Когда умру, земля пускай огнем горит»). Его как-то раз произнесли в присутствии императора Нерона, и тот немедленно отреагировал: «Нет, пока живу!» Довольно точное описание не только недавних градостроительных практик, но и действующей внешнеполитической доктрины России.

Да что там деньги, бобы, пожары и пренебрежение к интересам потомков. Даже вполне невинный оборот «ultroque citroque» («с одной стороны... с другой стороны»), который Эразм разбирает как типичную составляющую бесед, споров и прений, вряд ли уместен, например, в Госдуме РФ, которая, как известно благодаря бывшему спикеру Грызлову, не может служить местом для дискуссий. Или «sursum deorsum» — «туда-сюда», выражение, которое в Античности означало человеческую суету или бессмысленное перемещение вещей. В современном контексте оно наводит на иные мысли. Например, о регистрации двойного гражданства или запрете силовикам шастать туда-сюда через границы России (то есть ездить в любые страны за исключением тех, у которых нет соглашения о выдаче граждан других государств с США, — в том числе, очевидно, Донецкой народной республики).

«Разве не отрадно мнить себя цензорами всего круга земного, требуя отречения от всякого, кто хоть на волос разойдется с их очевидными и подразумеваемыми заключениями, и вещая наподобие оракула: «Это утверждение соблазнительно. Это — непочтительно. Это — отдает ересью. Это — худо звучит», — писал в «Похвале глупости» Эразм. И, надо сказать, цензоры соглашались. В «очистительном индексе», составленном святой инквизицией, трудам Эразма было отведено особое место, поскольку их необходимо было избавить от «заблуждений, которые могли бы оскорбить благочестивого и преданного истинной вере читателя. В голову так и лезет другой очистительный индекс, известный как 436-ФЗ от 29.12.2010 (в редакции от 02.07.2013): «К информации, запрещенной для распространения среди детей, относится информация, отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи».

Помимо материала о цензуре в этом номере есть текст военного историка Мартина ван Кревельда, который предрекает новое Средневековье — спокойную эпоху, когда государства отойдут в прошлое и миром будут править другие организации. А у нас, похоже, просто спокойно продолжается Долгое Средневековье.