Истории|Колонка главного редактора

Оптимизация приходов

«Митрополит Тихон, не дожидаясь суда божьего, пожаловался земному прокурору на постановку «Тангейзера» в Новосибирском театре оперы и балета. Священник Свято-Михайловского собора в Ижевске подал жалобу на спектакль «Метель». Православный активист Дмитрий Энтео в неутомимой борьбе с богохульством оставил свиную голову у крыльца МХТ.

14-я статья Конституции России закрепляет светский характер государства. Разграничение это необходимо не потому, что государство, впадая в мистический экстаз, стремится к религии. Обязательной и государственной пытается стать как раз церковь. Сейчас на борьбу с этим «светским» брошены лучшие силы: православные активисты, православные байкеры, православные банкиры, православные чекисты наконец.

РПЦ принято сравнивать с корпорацией, которая, не обладая обязанностями коммерческой структуры, пользуется всеми ее преимуществами. Ничего обидного в этом сравнении нет, но и утешительного тоже. Бизнес-стратегия любой корпорации предполагает бесконечное развитие: Apple не может придумать лучший в мире «айфон» и перестать выпускать новые модели, «Макдоналдс» не остановится на миллионном ресторане.

При этом РПЦ находится в куда более выигрышном положении, чем тот же «Макдоналдс». Еще недавно пейзажи московских спальных районов украшали только желтые буквы «М», но все чаще конкуренцию им составляют позолоченные купола. Город заполоняют типовые быстровозводимые храмы, о чем в декабре патриарху Кириллу докладывали на годовом собрании в ХХС: в столице работает 1056 храмов и часовен, еще 50 строятся, 5 из них откроют до конца этого года. Программу «200 храмов» курирует Владимир Ресин, прежде один из самых влиятельных чиновников в команде мэра Лужкова, а теперь депутат Госдумы. В январе перед его коллегами выступал сам патриарх. Такому лобби, проводящему через парламент, например, закон об оскорблении чувств верующих, позавидовала бы любая корпорация.

Недавние происшествия в театрах закончились относительно благополучно. Что в наше время значит — без посадки. Дело против директора Новосибирского театра Бориса Мездрича и режиссера Тимофея Кулябина закрыли. Правда, кара божья явилась в виде указа министра культуры. Директора уволили, а на его место назначили Владимира Кехмана, который свои взгляды на искусство формулирует недвусмысленно: «Как крещеный, верующий человек, как православный, как еврей, я считаю, что то, что здесь было сделано, — это оскорбление лично в мой адрес». Кехман первым делом снял с репертуара оперу «Тангейзер», потом попросил украсить свой кабинет. Спектакль «Метель» в Русском драматическом театре Удмуртии пока не запретили. Активист Энтео после свиного протеста отправился в ресторан на Патриарших прудах, где, по свидетельству очевидцев, разговлялся креветками с красным вином.

По закону развития начавшаяся атака на театры — самое беззащитное светское учреждение — должно быстро перекинуться на другие сферы. Кандидат нашелся прямо на Пасху, которая в этом году совпала с Днем космонавтики: на улице Куйбышева в Перми распяли Юрия Гагарина. Уличному художнику, оставившему граффити на стене дома, еще предстоит оценить силу оскорбленных чувств».