Истории|Колонка Филиппа Бахтина

Приковывают вздор

Посольство Кении

В качестве иллюстрации абсурдности происходящего использован снимок, сделанный главным редактором по дороге на работу.

Я, видимо, слишком много читаю журнал Esquire.

Вот пионеры из патриотических соображений отрезали голову таджику. В колонии они так хорошо выступали в самодеятельности, что их освободили по УДО и без экзаменов взяли в театральный вуз. Чему нас учит эта история? На чьей я стороне? Где здесь добро или зло? Как к этому относиться? Я лично затрудняюсь ответить.

Или вот женщина с пятью судимостями, будучи живой и здоровой, отдает своих детей за границу в усыновление, а потом раздевается догола и ложится ночью в сугроб, чтобы умереть. Через несколько часов она приходит в сознание и обнаруживает, что ничего себе не отморозила, абсолютно здорова и готова рожать еще. Если не считать это скрытой рекламой стеклоочистителя, которым она предварительно вдохновилась, в чем смыл этой истории? Что это такое? О чем это все?

Раз в две недели я обязательно читаю в «Афише» колонки Дугаева и Сапрыкина, потому что в их наблюдении за действительностью есть успокоительные упоминания о каких-то тенденциях, даже если тенденция заключается в том, что сограждане становятся все терпимее к терактам. Мне приятно думать, что во всем этом пиздеце есть динамика, статистика, графики изменений и какие-никакие закономерности, описываемые, например, институциональной теорией. Но терапевтический эффект длится недолго — закрыл журнал, и снова тревожно.

Вот, например, какая общественная наука объяснит необходимость публичного обрезания свитера в эфире Первого канала? Я понимаю, что коррумпированная власть нуждается в карманном телевидении, в этом есть логика, но согласно какому закону карманное телевидение должно производиться полоумными и для полоумных? Или зачем известная балерина сняла с себя трусы и заявила о выходе из «Единой России»? Почему я это знаю? Что этот факт добавляет к моей картине мира?

Коллеги Волобуев и опять же Сапрыкин (кажется, я много читаю и «Афишу») спорят в фейсбуках о Наталье Васильевой — нужно ли было печатать интервью с источником или следовало продолжить и провести глубокое расследование. Да, я все понимаю, Уотергейт, настоящая журналистика, здравый смысл. Но вот вопрос: зачем в стране с неработающими судами расследовать незаконное давление одного суда на другой суд с целью производства несправедливого суда, а потом нести это расследование в суд? Грубо говоря, кому на фиг нужна газета «Вашингтон Пост» в стране, где каждый знает, что Никсон засранец? Абсолютно не понятно, как быть гармоничной частью окружающей меня действительности, если не пить стеклоочиститель, не фотографироваться без трусов или не считать действительностью сюжеты из эфира Первого канала. Пойду посмотрю в окно, не идет ли почтальон с новой «Афишей».

Филипп Бахтин главный редактор Esquire