Истории|Материалы

Конспиративная этика

В одной из последних серий «Южного парка» Стэну исполняется 10 лет, и ему всюду начинает мерещиться дерьмо. Сначала любимая музыка, потом новые «Трансформеры», а затем и лучший друг — все выглядит, звучит и пахнет как натуральное дерьмо. Психиатр говорит, что Стэн взрослеет, и ставит ему диагноз: «говноцинизм» (cynical assholeness).

Удивительно, но я вижу вокруг себя довольно много уже давно половозрелых людей, пораженных тем же недугом. Им кажется, что за каждым событием, поступком, движением души стоит, точнее, лежит... ну да, оно самое. Сказал Парфенов на вручении премии Листьева правду о том, что истинные телебоссы сидят в Кремле. Шнур в интервью «Афише» комментирует: «Думаю, это был договорняк». Ходорковский? Про него, например, пишут такое: «Даром упрямиться только дурак будет, а это явно не про Ходора. Его, говорят, с тропического острова привозят на суды. Почему бледный такой? Так ведь косметика есть специальная». Агент Кремля, Госдепа, Моссада и Третьего рейха Алексей Навальный полетел в Лондон? Ну, понятно зачем: на встречу с Березовским — главным врагом России. Навальный в своем ЖЖ отшучивается: «А еще я в этом году был в Камбодже! Что, летал поклониться могиле Пол Пота?»

Говноцинизм — термин из неполиткорректного мультфильма. В реальном мире заболевание называется «конспирология». Страдающие ею люди отрицают свободную волю. Нет помыслов — есть умыслы, нет искренних намерений — есть тайный расчет, нет поступков — есть кукловоды. Изменить ничего нельзя — ну не будьте детьми — все уже за нас решили. При этом далеко не во всем конспиролог видит дерьмо — что-то всего лишь попахивает.

Далеко ходить не надо. В авторитетной российской газете прозрачно намекают, что уход Филиппа Бахтина с поста главного редактора журнала Esquire — последствие опубликованной заметки Светланы Рейтер «Кавказские борзые», в которой рассказывалось «о том, как в Чечне исчезают люди и почему местные власти не расследуют такие преступления». Передо мной в теперь уже бывшем своем кабинете сидит Бахтин. Пол завален ящиками, из которых торчат какие-то палатки, спальные мешки, резиновые сапоги детских размеров, настольные игры и прочие совершенно бесполезные в редакции глянцевого журнала вещи. Это то, что осталось от летнего лагеря, который каждый год устраивал Филипп для детей своих друзей. Когда-нибудь он вывезет все это барахло, и кабинет станет похож на кабинет, а не на склад детского отдела магазина «Экспедиция».

Я задаю ему вопрос, с которого последний месяц начинается каждый разговор про Esquire: «Ты что, действительно ушел строить какой-то лагерь?» «Ну да, — отвечает Филипп. — Я всегда делал то, что мне интересно. Так вот, интереснее всего мне сейчас строить детские лагеря, как бы по-идиотски это ни звучало». Бывший главный редактор прикуривает сигарету — странно, раньше он вроде не курил. «У меня сейчас в жизни вообще много перемен, — говорит Бахтин, с удовольствием затягиваясь. — И мне это нравится». Я знаю Бахтина, слышал восторженные отзывы очевидцев о его педагогических талантах — разумеется, я ему верю. Хотя зараженный конспирологией человек наверняка подумал бы: «Ага, начал курить. Значит нервничает. Что-то тут не так...»

Пелевин писал, что конспирология — религия атеистов. Я бы взял шире: конспирология — религия циников, потерявших всякую веру вообще. Ее противоположность — доверие. Это такой строительный материал, помогающий самым разным людям объединяться, становиться силой и добиваться мирным путем перемен. Ганди называл этот путь «сатьяграха» — «упорство в истине». Собственно, все это письмо — затянувшийся анонс статьи политолога Эрики Ченовет о ненасильственном сопротивлении, которое, оказывается, почти всегда эффективнее кровавых бунтов и революций. Статья, берущая за основу события «арабской весны», могла бы иметь в нашей стране и практический смысл, если бы не описанный выше недуг цинизма. Как его преодолеть, Ченовет, к сожалению, не пишет.

Возможный ответ подсказывает Филипп Бахтин. Бросить к черту журналистскую карьеру и отправиться строить частные детские лагеря — по-моему, отличный способ ненасильственного изменения реальности. Хватит брюзжать и видеть во всем дерьмо — давайте созидать и подавать пример! Удачи тебе, Бахтос!

Андрей Лошак Редакционный директор Esquire
editor-chanel