Истории|Mузыка

Рейверский закат

Обозреватель журнала «Афиша» Андрей Никитин исследует новейшие музыкальные жанры на постсоветском пространстве и находит что-то поинтереснее техно.

iPod classic

ГОПКОР

Аутфит – кроссовки, спортивные костюмы, бейсболки и капюшоны или натянутые на лоб панамы. Фон – угрюмые многоэтажки, которые вроде и символизируют беспросветность, но рассматриваются как ценные архитектурные объекты и вообще наделяются неожиданной ностальгической теплотой. Звук – сырой тяжеловесный рэп-бит или истеричная хардкор-колотушка. Ключевые элементы – маскулинность, брутальность, тестостерон. Таков гопкор – новая, честная и прямая поп-музыка дворов, районов и кварталов. Во многом этот тренд вдохновлен модой на 1990-е – впрочем, слушают гопкор преимущественно те, кто 1990-х не застал. И, конечно, это очень ностальгическое явление, хотя бы еще и потому, что не создает чего-то революционно нового, а пока перерабатывает давно известные стили – рэп, хардкор, эйсид-хаус, бэйс. Впрочем, кто знает, что будет дальше.

примеры: Макс Корж («Слово пацана», «Малый повзрослел»), «Грибы» («Интро», «Тает лед»), «Черное кино» (Adidasnike), Хаски («Панелька»)


Крышка переднего корпуса

БЛОГ-ХОП

Фразу про лицемерных тварей – видеоблогеров, «лезущих к нам в рэп», по иронии популяризировал известный видеоблогер Хованский. С недавних пор он и его коллеги занялись рэпом всерьез, при том что контент у них максимально несерьезный. Но сила YouTube сегодня такова, что когда популярный блогер снимает пародию на чей-то хит, это гарантированно будет хит в квадрате. Если вам показалось, что юмор интернет-комиков зачастую довольно непритязателен, то вам не показалось. Какое время, такой и юмор. Спрос на блог-хоп настолько высок, что, записав всего несколько песен, Хованский дает дебютный концерт в клубе Yotaspace на 3000 зрителей, где самые дешевые билеты начинаются от 1200 рублей (умножаем в уме!). А несколько дольше обрабатывающие ниву блог-хопа участники группы «Хлеб» – русский аналог Lonely Island – к московским аншлагам в этом году впервые прибавили тур по России. Существует и обратный пример: начинавший с пародийного рэпа Big Russian Boss теперь обзавелся видеоблогом и теперь совмещает многомиллионные просмотры с бесконечными гастролями.

примеры: Хованский («Батя в здании»), Ларин («Коля Хейтер»), «Хлеб» («Секс с Оксимироном»)


Жесткий диск

МЕМ-ПОП

Пока таллинец Tommy Cash в каждом следующем клипе пытается показать что-то еще более провокационное, чем прежде, состязающиеся с ним на поле шок-контента петербуржцы Little Big генерируют очередной маленький шедевр фрик-рейва, жительница Екатеринбурга Монеточка записывает милое щебетание под фортепиано на актуальные подростковые темы, а Tatarka из Набережных Челнов забавно миксует родную речь с интернациональными «лайк» и «хайп» под расплывчатый рэп-бит. Все они такие разные, но объединяет их то, что намеренно или спонтанно этим людям удалось подобрать ключ к механизмам виральности – в результате тысячи репостов «ВКонтакте» обеспечили их песням такой охват, которому позавидуют клиенты федеральных телеканалов и музыкальных радиостанций. Мем – самая популярная единица контента в 2017 году, а то, что путь к успеху теперь лежит через превращение в «вирус», поняли и Тимати, и Дима Маликов.

примеры: Little Big (Big Dick), Tommy Cash (Winaloto), Монеточка («Мама, я не зигую»), Tatarka («Алтын»)


Плата

УКР-ХАУС

Танцевальная музыка, построенная на фундаменте старого доброго дип-хауса или UK-garage, которая при этом намеренно дистанцируется от нафталиновой эстетики позднесоветской и российской эстрады, – это по какой-то причине хорошо получается у многочисленных представителей новой украинской поп-волны. Рецепт, когда-то сделавший популярным Ивана Дорна, моментально был подхвачен дуэтом «Время и стекло». Другие последователи тоже не заставили ждать: сегодня на поле укр-хауса активно действуют и Макс Барских, и Артем Пивоваров, и новомодный Constantine – протеже Дорна, и даже проект Estradarada с мозготочащим хитом про Витю, которому надо выйти.

примеры:Артем Пивоваров («На глубине»), Estradarada («Вите надо выйти»), Луна («Пули»), Макс Барских («Туманы»), Constantine («Дороги»)


Аккумулятор

БОЛЬ-РОК

Казалось бы, рок давно перестал быть молодежной музыкой: его слушателю, скорее всего, уже исполнилось 40, а исполнителю – и того больше. Это, впрочем, не значит, что юная генерация окончательно променяла гитары и барабаны на лэптопы и семплеры. Рок сегодня – это не только пожилые люди на сцене «Нашествия», но и молодой андеграунд, откуда через несколько лет непременно выйдут дерзкие и голодные новые герои, чтобы переписать нынешнюю иерархию и низвергнуть звезд рэпа и танцевального попа. Максимальную концентрацию этих супергероев будущего уже сегодня можно наблюдать на московском фестивале «Боль» – они еще набивают шишки, они порой словно бы подражают эпохе ленинградского рок-клуба, они пока еще не привлекают внимания индустрии и не собирают больших залов (площадка на 1000 зрителей – уже большой успех), но в этом совершенно точно есть жизнь, правда и будущее.

примеры: «Пошлая Молли» («Любимая песня твоей сестры»), «Казускома» («Слабый»), «Буерак» («Спортивные очки»), «Пасош» («Лето»), «Спасибо» («Нежная»)


Крышка заднего корпуса

ФотографииJoseph Clark / Getty Images
s.zuev