Истории|Мода

Вот – старый подворот

Преподаватель кафедры семиотики костюма и общей теории искусств МГУ им. Ломоносова Ксения Трушина находит много общего у модников начала XX и XXI веков.

Закатанные рукава, татуировка на предплечье, белые брюки, ухоженная борода и усы — похоже на описание среднестатистического посетителя миланской недели моды. Однако именно так выглядел Николай II незадолго до отречения от престола. Татуировку он сделал еще будучи цесаревичем, в путешествии по Японии. К изумлению моряков Нагасаки, он попросил местных мастеров наколоть на его правой руке дракона. Украшение, в начале прошлого века характерное лишь для самого дна общества, внезапно стали наносить на свои тела избранные молодые аристократы. В этом стремлении сочетать в повседневном образе демократичность и неназойливый эпатаж последний российский император кажется очень похожим на нынешних модников.

Вообще совершенно новый, но неизменный и сегодня, набор мужской одежды — рубашка, брюки, пиджак и пальто — сформировался именно тогда, в 1910-е годы, еще до Первой Мировой войны. Силуэт перестал демонстрировать социальную принадлежность: на фотографиях того времени не отличить члена рабочего профсоюза от владельца серьезного судостроительного завода. Разница была лишь в качестве тканей, обуви и в наличии аксессуаров. Особо выделялись только деревенские жители со своими перепоясанными рубахами и лаптями летом и тулупами и валенками зимой. Однако как только безземельный крестьянин переезжал в город и устраивался работать на фабрику, он сразу покупал костюм и уже через полгода менял последнюю социально-характерную деталь гардероба — косоворотку, на рубашку с галстуком. Точно как в описании молодого большевика Павла Власова из романа Горького «Мать»: "Сделал все, что надо молодому парню: купил рубашку с накрахмаленной грудью, яркий галстух, галоши, трость и стал такой же, как все подростки его лет".

В костюмах-тройках и пальто с меховыми воротниками ходили крупные и мелкие промышленники, купцы всех гильдий и даже товарищ Ленин. Последний разве что не носил популярных в то время украшений. Модные брелоки, булавки для галстуков, перстни носили все, включая пролетариев. Популярность «ювелирки» была невероятной, изделия из серебра, латуни и стекла, пусть и полукустарные, но в точном соответствии с трендами изготавливалась на двух крупных промыслах под Костромой и Казанью и распространялись по всей России через сеть скупщиков.

Череда революций в начале ХХ века года изменила ситуацию в моде к худшему. Модную индустрию трясло от стачек и народных волнений точно так же, как любую другую отрасль производства. Война же, начавшаяся в 1914 году, просто отрезала русских пижонов от Парижа — железнодорожное сообщение осуществлялось только через Германию. Нельзя было привезти даже необходимые в то время для издания модных журналов гравюры и литографии. На предметы класса люкс были введены санкции — к ввозу, помимо европейской еды и вина, запрещались зонты, часы, драгоценности, косметика и одежда. Издатели прессы придумали завозить через нейтральную Швецию сводки о модных тенденциях из Англии — неспроста даже не одно поколение спустя российские щеголи отдавали предпочтение английской моде. Главной трагедией для страны стало то, что 15 миллионов российских мужчин попали под мобилизацию. Это стало шоком и для моды — она военизировалась, в повседневный гардероб даже не служивших в армии жителей вошли френчи с карманами на груди, ботинки на высокой шнуровке и британские траншейные пальто — тренчи.

Октябрьская революция сказалась на внешнем виде не меньше: чтобы подчеркнуть равноправие, молодые мужчины и женщины стали ходить в одинаковых солдатских гимнастерках или темно-зеленых «юнгштурмовках». Знаковой одеждой нового строя стала «комиссарская» кожанка. Откуда повсеместно взялись кожаные куртки, причем в таком количестве? Как выяснилось, революционно настроенные граждане разграбили царские склады, где хранилась униформа авиационных батальонов — хватило на всех. И кожаные куртки, и тренчи сегодня также остаются важным элементом мужского гардероба — вероятно, в силу практичности и того, что такой вид одежды добавляет маскулинности даже мужчине с внешностью архивариуса Варфоломея Коробейникова. Военный окрас эти вещи с комиссарского и офицерского плеча за сто лет потеряли, но стали в некотором смысле символами статуса.

Многое в 2017 напоминает моду 1917: костюмы-тройки, элегантные пальто, в том числе с меховым воротником, мужчины снова носят украшения (правда, теперь это чаще браслеты, а не галстучные булавки). Даже элегантная трость ныне не вызовет удивления. И насчет бороды: последние пару сезонов ее пытаются объявить вне моды, но количество обладателей ухоженных бород увеличивается, причем популярны формы именно в стиле Николая II. Что до унификации фасонов в мужской одежде, то она продолжается, с той лишь разницей, что если век назад все старались походить на людей обеспеченных, то сегодня мужчины скорее стремятся выглядеть молодо и спортивно.

В коллекциях как этого, так и следующего сезонов, наряду с повсеместным спортивным стилем и милитари, постоянно случаются отсылки к образам столетней давности — двубортные костюмы, объемные пальто, шляпы и кепки. Конечно, люди в костюмах-тройках чаще встречаются на светских мероприятиях и в дорогих ресторанах, тем не менее, если сопоставить внешний вид условного мужчины в формальном костюме начала XIX, XX и XXI веков, разница между нынешним и прошлым веком будет не столько велика.

Вообще если поставить в один ряд царя Николая II, Александра Керенского и руководителей рабочих ячеек, можно уверенно заявить: они бы моментально попали в хроники стрит-фэшн даже на Pitti Uomo сегодня. Лидеры всегда отличались. Так, А.Ф.Керенский в своем френче выделялся на фоне министров Временного правительства, одетых в старорежимные костюмы. Александр Федорович выглядел нарочито аскетичным и вроде как больше всех радеющим за воюющих россиян. Владимир Ленин сочетал кепку рабочего подмастерья с пальто с меховым воротником, демонстрируя, с одной стороны, близость к пролетариату, как основной движущей силе революции, с другой стороны, не изменяя облику, свойственному родному дворянскому сословию. Можно еще раз вспомнить в этой связи татуировку Николая II, и убедиться, что нынешняя модная привычка грамотно перемешивать в своем гардеробе luxury и молодежные бренды, дорогие пальто и демократичные кроссовки зародилась и воплощалась в жизнь именно людьми, которых принято называть историческими личностями. Заветы Ильича уже растеряли свой исторический смысл и актуальность, но вот стилистика пропитала моду незаметно и повсеместно. Форма изменилась, посыл остался. Надеть на красную дорожку бейсбольную кепку или кроссовки вкупе с безупречным костюмом — этим уже никого не удивить.


ТекстКсения Трушина
ФотографииGetty Images
Ксения Трушина