Истории|Гардероб

Борис Бернаскони: «Я отношусь к одежде функционально. Так меня воспитали»

Архитектор Борис Бернаскони — о первых кроссовках, функции в моде и спроектированной одежде.

Куртка, футболка, ботинки, BORIS BIDJAN SABERI    джинсы, JOHN VARVATOS

Я отношусь к одежде функционально. Так меня воспитали. Мне всегда было все равно, что носить. Главное, чтобы удобно.

Я был болл-боем на первом кубке кремля в 1990 году. Мне было 13 лет, и к тому моменту я уже семь лет профессионально занимался теннисом. Болл-боев снабдили экипировкой Ellesse, и для всех нас это была первая импортная спортивная форма. А вскоре родители подарили мне теннисные кроссовки Puma, с коричневой подошвой и белым верхом, и графитовую ракетку Puma. И что вы думаете? Я проиграл все игры и ушел из профессионального тенниса. А в кедах «Два мяча» и с ракеткой «Металл-2» выигрывал все подряд. Так что появление моды в моей жизни привело к полному провалу.

В МАРХИ были самые модные студенты, и в коридорах вели себя как на подиуме. Я, впрочем, одевался как обычно.

У меня, конечно, есть дорогие костюмы. Я надеваю их по случаю встреч с первыми лицами, обычно на футболку.

Я не ношу часы. У меня была папина «Ракета», но они где-то затерялись. Совсем как в фильме «Криминальное чтиво».

Я занимаюсь спортом каждый день и во все поездки беру кроссовки и спортивную форму.

Я понимаю разницу между одеждой спроектированной и одеждой, слепленной случайно. Когда смотришь на вещи Dries van Noten, сразу видно, что эту вещь чертили, рисовали и выкраивали. Видна проектная сущность и геометрия. Это я уважаю.


ФотографияЭрик Панов