Истории|Герои

Актер Кристоф Вальц отращивает усы

Двукратный обладатель «Оскара» актер Кристоф Вальц примерил теплую одежду из последних коллекций в преддверии премьеры фильма Тима Бертона «Большие глаза», в котором он сыграл очередного злодея.

Пиджак, рубашка, галстук, PRADA

Пальто, костюм, рубашка, галстук, TOMMY HILFIGER


Нельзя изучать жизнь по фильмам.

Мое детство было весьма буржуазным: просто представьте себе семью венских театральных актеров в четвертом поколении. Но в детстве я и не думал о том, чтобы присоединиться к семейному ремеслу, потому что театр был у меня на завтрак, на обед и на ужин — единственная тема для семейных разговоров.

Стать актером — это как стать отцом: совсем несложно. А вот перестроить свою жизнь так, чтобы быть им — задача действительно непростая.

После того как в начале 1980-х, изучая актерское мастерство, я переехал в Нью-Йорк, мне стали постоянно предлагать роли нацистов. Очень долгое время я говорил «нет».

Впервые надев нацистскую форму, я не почувствовал ничего. Разве что она оказалась мне немного мала.

Честно говоря, я хочу стать специалистом по злодеям.

Тарантино показал мне огромное количество фильмов: японские и американские, итальянский мусор и французский арт-хаус. Он показал мне целую кучу гонконгских фильмов, о которых я не знал вообще ничего, потому что я, конечно, сноб, а он — нет. Тарантино умеет находить ценность во всем, отыскивать в куче дерьма алмазы.

Вольфганг Либенайнер, немецкий режиссер, однажды сказал: «В Америке кино производят как искусство и продают как товар, а в Европе кино делают как товар, а продают как искусство».

Голливуд — это цель для любого киноактера. Не верю тем, кто утверждает, что это не так.

В Европе мне постоянно говорят: «Там, в Голливуде, тебя хотят выжать, как лимон». Что ж, признаю: так и есть. Если во мне есть сок, почему бы не пытаться его выжать.

Изо всех сил я стараюсь не повторить себя сам.

Импровизаций в моей игре не бывает по разным причинам. Во-первых — а это важно — я ненавижу импровизацию. Во-вторых — это не менее важно — в импровизации я очень плох, и, наверное, поэтому ее и ненавижу. К тому же я занимаюсь кино, а не стенд-апом.

Лучшее, чего я достиг в жизни — это возможность быть избирательным.

Мой дед — Рудольф Фон Урбан — был учеником Зигмунда Фрейда и выдающимся психоаналитиком. Делом всей его жизни была теория идеальной сексуальности, достичь которую, по его мнению, можно было лишь одним способом — отказавшись от оргазма. Но я не уверен, что сам он следовал своей теории. Я видел его лишь однажды, когда мне было три года, и, возможно, он говорил и об этом, и о Фрейде, но тогда, в три, мне это было не более интересно, чем квантовая физика.

Я не верю в то, что технологии служат людям. Особенно, когда понимаю, что американское Агентство национальной безопасности может легко проникнуть в твою веб-камеру и увидеть, чем вы с женой занимаетесь в спальне.

Этот мир, конечно, спасет искусство.

Истины, в общем-то, не существует. Но можно поговорить о том, что является истиной на данный момент.

Вопрос «Где вы живете?» в современном мире постепенно теряет смысл. Спросите лучше, где живет мое сердце.

Хотите знать про меня всю правду? Я счастлив.


Пиджак, жилет, рубашка, брюки, галстук, GIEVES & HAWKES

Пиджак, BALLY     Жилет, рубашка, галстук, DUNHILL

Костюм-тройка, рубашка, галстук, POLO RALPH LAUREN


Photographs by TOMO BREJC
Interview by PAUL WILSON
Styling by GARETH SCOURFIELD

Photographer’s Assistant: David Gilbey
Fashion Assistant: Stephanie Crain
Hair and Grooming: Gary Gill for EMOTIVE
using WELLA PROFESSIONALS SP MEN and MAC PRO

Фотограф Томо Брейч
Записал Пол Уилсон
Стилист Гарет Скаурфилд

Ассистент фотографа Дэвид Джилби
Фэшн-ассистент Стефани Крейн
Парикмахер и визажист Гэри Гилл для EMOTIVE
using WELLA PROFESSIONALS SP MEN and MAC PRO