Истории|Дневники

Дневник профессионального футболиста

Бывший игрок лондонских клубов «Арсенал» и «Тоттенхэм» Роан Риккетс ведет интернет-дневник, в котором рассказывает о частной жизни профессиональных футболистов. В качестве иллюстраций — мячи, снятые Джессикой Хиллтаут в Африке. Перевод Дмитрия Долгих.
Роман Риккетс

Роан Риккетс, 28 лет

Выступал за ряд английских клубов, канадский «Торонто», венгерский «Диошдьер», молдавскую «Дачию», немецкий «Вильхельмсхафен»

О сексе

Ощущение, которое приходит вместе с деньгами и славой, позволяет многим футболистам думать, будто они могут делать все, что хотят, и никто не в силах им помешать. Бывает, что девочки просто стучатся в номера игроков и предлагают все удовольствия сразу. Даже если не очень хочешь в этом участвовать, тебе все равно от этого не скрыться. Я помню, как один бывший игрок сборной Англии, который всегда был правильным парнем, проснулся в собственном номере и обнаружил в ванной девушку.

Ее притащил туда один из его товарищей по команде. Парень ничего с ней не сделал и сильно разозлился на дарителя, но далеко не каждый на его месте устоял бы перед таким искушением.

Многие девушки похожи на хищниц: футбол для них рынок, а твоя ценность определяется твоей трансферной стоимостью. При этом футболисты постоянно трахаются с любовницами друг друга, и некоторым девушкам это в кайф. Однажды я болтал с такой девушкой, и она с гордостью заявила, что спала с тридцатью футболистами. Она думала, что меня это порадует.

Кроме того, если ты футболист, то всегда рискуешь встретить симпатичную девчонку, у которой окажутся недобрые намерения. С несколькими игроками премьер-лиги случались похожие истории: парень шел с девушкой к ней домой, а там их уже поджидали агрессивно настроенные ребята.

О верности

Жены и подруги часто задают себе вопрос: «Как, черт возьми, сделать так, чтобы он мне не изменял?» Дорогие мои, у меня есть для вас ответ: никак. Вы можете надуть себе сиськи, сделать новую прическу, надеть что-нибудь эротичное — ничего вам не поможет, если он захочет трахнуть какую-нибудь Сандру из Эссекса. Мы это видели на примере Шерил Твиди (бывшая жена защитника «Челси» и сборной Англии Эшли Коула. — Esquire).

О раздевалках

Я побывал во многих раздевалках и насмотрелся всякого. Многие футболисты любят подшучивать друг над другом. Например, Робби Кин (нападающий сборной Ирландии. — Esquire) и Джейми Реднапп (бывший полузащитник сборной Англии. — Esquire) развлекались, посылая всякие скабрезные смс-ки с телефонов друг друга. Робби писал жене Реднаппа от лица Джейми, а Джейми в ответ писал что-нибудь тренеру сборной Ирландии с телефона Робби.

В «Барнсли» со мной играл некий Энди Джонсон, у которого была настоящая фобия: он боялся ваты. Естественно, мы набивали ей его джинсы. Когда он приходил с тренировки и засовывал руки в карманы, с ним случался настоящий приступ, он буквально сходил с ума. В гневе Энди даже угрожал притащить в раздевалку дохлую крысу — он жил рядом с фермой, и там водились огромные экземпляры.

О диких выходках

Я встречал абсолютно сумасшедших футболистов и иногда задумывался, где были бы все эти люди, если бы не играли в футбол. Однажды на сборах мы сидели в лобби отеля. Вдруг откуда ни возьмись выбегает один парень, бросается в подкат двумя ногами на цветочный горшок и разбивает его вдребезги. При этом он был в шлепанцах.

Еще был один игрок в «Тоттенхэме», который не отличался хорошими манерами. Однажды ему приспичило в туалет, а его сосед по комнате как раз был там. Парень ждать не стал и насрал прямо на пол, после чего прикрыл дерьмо 50-фунтовой купюрой и спокойно ушел. Иногда я спрашивал у него, как он собирается провести уик-энд. «Напьюсь, вышибу кому-нибудь мозги и окажусь за решеткой. Короче, все будет хорошо: увидимся в понедельник утром на тренировке» — это был его обычный ответ.

О прессе

Когда я играл в «Тоттенхэме» и дела у нас шли плохо, СМИ не спускали глаз с нашей тренировочной базы, будто к нам вот-вот должен был приехать 50 Cent. Пресса жаждала получить информацию погрязнее. Evening Standard обещала мне несколько тысяч фунтов за какие-нибудь смачные подробности отношений главного тренера Гленна Ходдла со спортивным директором Дэвидом Плитом, но я отказался, потому что боялся за свое место в составе.

О первой зарплате

Хорошо помню свою первую зарплату. Ведомость меня шокировала: за месяц я должен был получить больше, чем отец получал за год. Всю ночь не мог уснуть и в 4 утра отправился к банкомату, чтобы проверить, правда ли это.

Я купил тачку (черный «мерседес» С-класса) и часы Cartier. Потом поехал в Турцию с молодежной сборной Англии, и Джермейн Дефо (форвард сборной Англии. — Esquire) показал мне пару ювелирных безделушек, которые он только что приобрел. Я тоже купил два кольца с бриллиантами и две сережки. И потратил на всякие побрякушки ползарплаты.

О тратах

После всех своих безумных трат я чувствовал себя немного потерянным, но это ерунда, по сравнению с тем, что порой творилось вокруг. Однажды мы были на дискотеке в одном из клубов Вест-Энда, танцевали под песню Make It Rain от Fat Joe, и некоторые игроки в прямом смысле начали бросать деньги в воздух. В итоге на полу оказалась минимум тысяча баксов. Опомнившись, футболисты начали судорожно собирать их — кто сколько успеет.

Когда ты молод, богат, одинок и живешь отдельно от семьи, тебе часто становится скучно. В «Тоттенхэме» многие пацаны убивали время в казино и стриптиз-клубах, а в «Вулверхэмптоне» я знал парня, который за день просадил месячную зарплату — 15 тысяч фунтов.

О корнях

Я рос в неблагополучном Брикстоне, и там были такие жизненные перспективы: стать безработным, угодить за решетку или умереть молодым. Некоторых из тех, с кем я вырос, подстрелили, многие оказались в тюрьме.

Когда я начал неплохо зарабатывать, ко мне обратился мой бывший хороший друг. Он подсел на кокаин и просил у меня денег. Я не дал, поскольку был уверен, что он потратит их на наркоту. Позже я узнал, что он собирался похитить кого-нибудь из членов моей семьи и потребовать у меня выкуп.

Красивая жизнь часто заставляет футболиста забыть о своих корнях, но не менее опасно к ним возвращаться. Пару лет назад я приехал ночью на машине в Брикстон. Ко мне подошли поговорить двое знакомых парней. Все было нормально, пока один из них не схватил мои ключи. Я попытался выпрыгнуть из машины, но второй достал пистолет и пообещал выстрелить, если я дернусь. Они продержали меня в машине час, отобрали 300 фунтов, украшения и телефон. Потом хотели пойти в дом моих родителей и обчистить его, но я убедил их этого не делать: в доме были дети.

Я не мог пойти в полицию, потому что они угрожали расправиться с моей семьей. Потом я видел их еще пару раз, но не мог ничего сделать.

Как только становишься футболистом, автоматически превращаешься в мишень. Забавно, что если я не приезжаю домой, старые знакомые говорят, что я зазнался, а если приезжаю, они хотят меня ободрать.

О болельщиках

Бывало, что мне приходилось опасаться за свою жизнь из-за фанатов. В Венгрии, после одного из домашних матчей, который мы проиграли, я собирался домой, но меня остановили: «Ты что, с ума сошел? Вокруг полно разъяренных фанатов, которые хотят кого-нибудь убить». В общем, мне удалось унести свою задницу со стадиона только через час после окончания матча.

Иногда и поддержка болельщиков принимает весьма странные формы. В Лондоне жила женщина по имени Элен, на руке которой было вытатуировано «Риккетс». Штука в том, что я обычный парень, и я не хочу, чтобы моя фамилия красовалась на чьей-то руке.