Истории|Материалы

Сольный номер

Актриса пантомимы из Троице-Сергиевой лавры, фокусник-иллюзионист из программы Анны Чапман и еще несколько человек, для которых гостиницы Москвы по той или иной причине стали постоянным местом жительства. Записала Наталия Грибуля. Фотограф Кирилл Овчинников

Сестры Дарья Удальцова, 28 лет, менеджер проектов, и Катерина Кронстедт, 30 лет, генеральный директор отелей «Катерина Сити» и «Катерина Парк», живут в собственном отеле полтора года.

«Наша семья переехала в Швецию в 1989 году, но после распада СССР отец вернулся в Россию и стал заниматься разным бизнесом, в том числе и гостиничным. Для нас это очень удобно: с одной стороны, круглосуточно иметь под рукой все службы — и химчистка, и сауна, и повара на любое количество гостей, с другой — постоянно это все контролировать. Так что все гости буквально приезжают к нам домой, а наш персонал — наша большая семья. В основном тут живут бизнесмены, но иногда и разные знаменитости. Доктор Пэтч Адамс, например, который лечит людей смехом, со своей командой клоунов. Они здесь посещают детей и сирот в больницах, ну и на завтрак выходят в полной экипировке, общаются с постояльцами и между собой жестами».

Роман Лутошкин, 32 года, фокусник-иллюзионист, ведущий телепрограммы «Тайны мира с Анной Чапман», живет в хостеле «День и ночь» один год.

«Сначала я просто хотел автодом и всей этой передвижной жизни, и пока искал подходящий прицеп, наткнулся на хостел. Тут безопасно, тепло, есть душ, стиралка, вай-фай, холодильник и за цену бэушного фургона можно жить 1000 дней, причем гораздо комфортнее. Гостей я принимаю тут же, на кухне, мы в основном пьем виски и мартини, а сам я обычно питаюсь готовой едой или полуфабрикатами. Основной недостаток хостела — шатания и храп соседей, приходится пить снотворное. Дальше только плюсы: живут тут в основном иностранцы, так что у меня теперь полно друзей по всему свету. Даже если нет работы, я просто приезжаю сюда, когда мне становится дома грустно. Практически со всеми соседями я легко нахожу контакт, благо истории из своей жизни я могу рассказывать сутками без остановки: о том как я нырял в прорубь, потом взрывал микроволновку в лесу, чуть не сгорел, резал себя ножом, рисовал на теле кислотой и т.д.».

Елена Игоревна Васильева, 55 лет, безработная, живет в социальной гостинице «Люблино» четыре года.

«Я когда-то в Москонцерте работала, выступала с пантомимой, но потом мне пришлось отойти от актерства, потому что в христианстве это считается греховным. Несколько лет назад, пока я ездила в монастырь послушницей, сын продал квартиру и уехал в неизвестном направлении. Потом еще у меня документы украли в Троице-Сергиевой лавре. Но я не теряю веры, служу в нашем домовом храме. На новогодний концерт хотела почитать стихи со сцены, но передумала — искушение это. Главное мое желание сейчас — снова увидеть сына».

Анатолий Александрович Пашнин, 61 год, актер, живет в социальной гостинице «Люблино» три года.

«После смерти жены падчерица с мужем в один день просто поменяли дверь в нашей квартире и сказали мне больше не приходить. Потом я вскрыл ее с помощью МЧС, но уже не нашел ни паспорта, ни документов на квартиру, ни писем ко мне Смоктуновского. И когда я попросил их отдать мне хотя бы теплую одежду, меня избили так, что я потерял слух и память — после Склифа переехал в психиатрическую клинику, потому что даже имени своего не мог вспомнить. Три года живу здесь, пока суды тянутся. Кон­тин­гент здесь от горя сразу к бутылке тянется, но я стараюсь не потерять себя как личность. На Новый год у нас тут ставили „Сказ про Федота-стрель­ца“, я играл царя. А сам я мечтаю „На дне“ тут поставить, очень актуально будет».

Алексей Янчик, 29 лет, менеджер по работе с клиентами, живет по разным гостиницам полтора года.

«Я живу в отелях иногда до полугода — занимаюсь установкой программного обеспечения, помогающего управлять бронированием, проживанием, въездом-выездом. С такой работой приходится вникать в тонкости гостиничного быта. Как заложить в отчетность услуги проституток? — отели же не могут игнорировать такой доход. Вот привозят вечером три автобуса турок и заселяют по схеме „1+1“, а на следующее утро на завтрак выходят заспанные девушки в провокационных нарядах. Тогда в счете у гостя появляется графа „Аренда бильярдного стола“ или „Профсоюз“. Есть моменты, с которыми компьютеры не справляются, например, когда заезжают 500-600 китайцев. Им выдают пропуск с фотографией, но охранники распознать их не могут, и по одному пропуску проходят несколько человек. Тогда горничные считают их по зубным щеткам или тапочкам. Отельная одноразовость очень быстро надоедает. В те редкие дни, когда я живу дома, ужасно раздражаюсь, когда замечаю шампунь в маленькой баночке».

a.kuptsova