В Москве полночь. В плотном расписании танцора и хореографа Владимира Варнавы почти нет времени, чтобы встречаться с журналистами. Владимир выглядит еще более хрупким, чем на фотографиях. Он улыбается.

— Моя главная цель в жизни — заниматься любимым делом, это делает меня счастливым. Я позиционирую себя как художник, артист — человек создающий.

Варнава перечисляет плюсы выбранной им еще в детстве, в Кургане, профессии. Он ценит людей, с которыми познакомился благодаря своему делу. «У меня самые классные друзья в мире, нас объединяет стремление создавать «арт», я танцую с ними и у них учусь».

Пиджак Boss; футболка Boris Bidjan Saberi; брюки Uma Wang; кроссовки Nike
Пиджак Boss; футболка Boris Bidjan Saberi; брюки Uma Wang; кроссовки Nike

Пиджак и брюки, Dries Van Noten; поло Falconeri; ремень Dior Men; кроссовки adidas Originals
Пиджак и брюки, Dries Van Noten; поло Falconeri; ремень Dior Men; кроссовки adidas Originals

У хореографа есть удивительная способность — со всеми, с кем он сталкивается, он завязывает творческие союзы. В Петербурге Варнава познакомился с театральным режиссером Максимом Диденко, с которым потом поставил «Шинель. Балет» на площадке «Скороход», «Цирк» в Театре Наций, «Беги, Алиса, беги» в Театре на Таганке. Кроме того, в Питере появилась хип-хоп-группа «Добрые Люди Злые Песни», в которую помимо Варнавы и Диденко входят композитор Иван Кушнир, диджей Антон Куровой, актеры Евгений Анисимов, Сергей Азеев и Роман Бромич. «Записываем остросоциальные песни, качаем на биты 90-х», — поясняет Владимир. Группа выступает раз в несколько лет, ближайший концерт планируется в начале июня.

— Я с детства мечтал стать рок-звездой, и все сбылось, — улыбается Варнава. — Уверен, если бы мы относились к группе серьезнее, уже раскачали бы святую Русь".

Недавно в спектакле, посвященном 55-летию Театра на Таганке (режиссер Савва Савельев. — Esquire), Варнава отвечал за хореографию и станцевал под живое выступление группы Shortparis.

Пиджак и рубашка Emporio Armani; галстук Boss
Пиджак и рубашка Emporio Armani; галстук Boss

«Наши культурные институты выпускают танцовщиков странного качества. Никто, включая их самих, не знает, что с этими исполнителями делать»

Пиджак и рубашка Emporio Armani; галстук Boss
Пиджак и рубашка Emporio Armani; галстук Boss

Глядя на послужной список Владимира — в нем коммерческие проекты с модными режиссерами соседствуют с балетами «Петрушка» для Пермского театра оперы и балета и «Ярославна. Затмение» для Мариинки, — не трудно поверить, что он способен сработаться со всеми. Но Варнава видит вещи иначе. «В какой-то момент я услышал стук часов, и мне стало жаль тратить время на сомнительные задачи. Я включаюсь в проект, если понимаю, что могу узнать что-то новое».

— Какую задачу ты ставишь перед собой сейчас?

— Хочу собрать танцевальную компанию, сделать свой фестиваль. Я разрабатываю собственную методику преподавания современного танца, подходящую как профессионалам, так и новичкам. Я верю, что каждый человек — танцовщик. Танец — моя религия, мой бог. В этих координатах я живу.

Пиджак и брюки, Massimo Dutti; рубашка Brooks Brothers; футболка Henderson
Пиджак и брюки, Massimo Dutti; рубашка Brooks Brothers; футболка Henderson

Варнава улыбается все время, пока мы разговариваем. Но мрачнеет, когда речь заходит об индустрии современного танца.

— Наши культурные институты выпускают танцовщиков странного качества. Никто, включая их самих, не знает, что с этими исполнителями делать. На всю страну пять танцевальных компаний — и далеко не все артисты в них гении".

Еще более эмоционально Варнава рассуждает о плане «освободить танец» от литературных сюжетов, прямого нарратива. Ситуации, когда танец обслуживает драматургию.

— Танец — это древний язык, поэ­зия тела. В этом суть того, что я делаю, этому я учу и ежедневно учусь сам".

Костюм Atelier Portofino; футболка Henderson; рубашка Boss; кеды adidas Originals
Костюм Atelier Portofino; футболка Henderson; рубашка Boss; кеды adidas Originals