T

12

апостолов

# наука

Илья
Чех

12 апостолов Esquire Чех

30 лет

Илья Чех берет со стола руку. Рука сделана из металла и черного пластика, напечатанного на 3D-принтере,

и мало похожа на протез. Скорее, она напоминает фрагмент футуристической скульптуры. Рука ему нравится, но еще больше нравятся сложные зубчатые приводы, которыми она начинена, — «Моторика», компания Чеха, запатентовала их применение в протезах. Собирала, по выражению Ильи, «в гараже», потом долго искала завод, который мог бы производить эти шестерни с необходимой ювелирной точностью. В Китае найти не получилось, нашли в Вологде.

Джинсовая куртка и джинсы Levi’s;

худи PS Paul Smith;

кеды Premiata


Последний раз Илья был в отпуске три года назад. Он говорит, что стал работать меньше — 60 часов в неделю вместо 100. Первые два года ушли на эксперименты — партнер Ильи обеспечивал производство прототипов, а Илья «все это придумывал, собирал, пробовал». Стартап двух друзей за пять лет превратился в компанию из 70 человек, которая создает и производит взрослые и детские протезы рук, помогает пациентам получить их за государственный счет и вместе с врачами разрабатывает реабилитационные программы. «Моторика» уже доросла до экспансии на международный рынок. Кроме тяговых протезов, работающих от напряжения мышц, компания начала делать бионические, со встроенными в пальцы электромоторами. «Моторика» с самого начала подходила к протезам не как к медицинским продуктам, а как к гаджетам. В специальном приложении можно выбрать себе любой дизайн руки — как у супергероев, роботов, персонажей «Звездных войн», какой захочешь — и дополнительные функции, от бластера для снежков до игрового джойстика, подключения по Bluetooth и раздачи мобильного интернета. В офисе «Моторики» висит плакат: «Территория киборгов». Илья говорит, что такой подход сразу меняет отношение детей к увечью. Взрослых он иногда напрягает — но уже сейчас строго нейтральные варианты выбирают только госслужащие и жители Северного Кавказа, остальные в основном берут что-нибудь яркое

Как парень из райцентра в Белоруссии начал профессионально заниматься будущим? Читал научную фантастику, болел космосом и смотрел на звезды в подаренный отцом телескоп. Окончил ИТМО (Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики. — Esquire), участвовал в разработке лунного аппарата «Селеноход» — волонтерский проект дошел до испытаний на тренировочной станции Марсианского сообщества в США, но не привлек инвесторов. Чеху неинтересно говорить о том, сколько он зарабатывает (компания уже несколько лет приносит прибыль, но реинвестирует в новые разработки). Илья признается, что сначала не собирался заниматься стартапами: «Мне нравится воплощать идеи в железо. Я работал конструктором на машиностроительном заводе, и пока была интересная работа, меня так перло, что я вообще не думал о бизнесе». Новые рынки и развитие он обсуждает с профессиональной готовностью, но по-настоящему глаза у него загораются, когда речь заходит о перспективах. Протезы «осталось довести до стадии, в которой можно будет поставлять их вагонами в любую точку мира». Дальше в планах: носимые интерфейсы, которые позволят управлять гаджетами напряжением мышц (на эту тему есть предварительные договоренности с Samsung), вживляемая электроника (в буквальном смысле чипы в голове), Internet of Humans (как модный сейчас «интернет вещей», только из людей), полноценные бионические конечности, которые люди будут добровольно ставить себе вместо настоящих рук, — «вполне реально, лет через 30–40». Убер? «Ну я нажал кнопку, вызвал такси. Убер же ничего не меняет — ни мир, ни человека. А мы хотим менять». Главная мечта Ильи — адаптировать людей к марсианской атмосфере без скафандра: «Биотех, кибертех, импланты — там все это понадобится». Мастерские и офисы «Моторики» напоминают о «Бегущем по лезвию» и видеоиграх про будущее — здесь этого сходства не стесняются, постеры Cyberpunk 2077 висят прямо над рабочими местами. Чех говорит: «Все удивляются, что Starship Маска похож на корабли из фантастики 1950-х. Ну блин, а как иначе-то? Маск же все эти книги в детстве читал, он не знает, как по-другому». Когда разговор заходит о космосе, Илья неожиданно мрачнеет: «Изредка, конечно, начинает казаться, что все тлен — ну что мы такое рядом с космосом? Так, людишки. Бегаем, копошимся, воюем за капиталы и ресурсы, и все это настолько мизерно, настолько несерьезно. Но чаще наоборот — вспоминаешь об этом, и хочется создавать».

— Тебе не кажется, что все, что вы делаете, немного безумно?

— Конечно. Будущее за безумцами.

За практичными безумцами, умеющими выводить свои компании в прибыль.

инстаграм:
@motoricans

{"width":1290,"column_width":177,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
true
960
1290
false
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}