Вы давно живете в России?

В HONOR я возглавляю три направления: Россия, Турция и страны СНГ. В основном я работаю в Москве, Россия для нас важнейший рынок, а Москва — хаб всего региона. Я живу здесь уже восемь лет, и мне очень нравится. Москва за это время стала вторым домом — я ни в одном городе не проводил столько времени. Здесь я женился, здесь родились и растут мои дети. Я люблю этот город.

Восемь лет назад HONOR, кажется, еще не было в России. Что изменилось за это время?

Официально бренд HONOR появился в России в 2015 году. Сейчас у нас прочное положение на рынке, и, честно говоря, тяжело представить, что всего пять лет назад ничего этого не было — мы начинали почти с нуля. Первые три года мы готовили почву, а затем начался быстрый рост. В начале 2018-го у нас былo 8% рынкa, к концу — почти 25%. Сейчас, в 2020-м, если брать данные аналитиков GfK (крупнейший в Германии институт исследования потребительских рынков), мы продолжаем удерживать первое место на рынке.

Как вам удалось в такой короткий срок добиться такого положения на абсолютно новом рынке?

Причины такого успеха, конечно, комплексные. Если говорить об управлении бизнесом — все сложилось, у нас была и есть, разумеется, отличная команда и отличный продукт. У многих из нас уже был опыт работы в России, понимание того, как здесь устроен рынок. Главная причина успеха, на мой взгляд, верная стратегия, принцип максимальной локализации. Между собой мы называем это «глокализацией»: с одной стороны, мы глобальный бренд, у нас китайские корни, европейский дизайн, японская техническая экспертиза. С другой — мы постарались адаптироваться и работать в России так, как будто это наш родной рынок. Мы локализовали не только сам бизнес, но и свой подход к делу.

«Мы локализовали не только бизнес, но и свой подход к делу»

Российский рынок чем-нибудь отличается от всех остальных?

Российский рынок в определенном смысле уникален. На европейском и американском рынках в нашем сегменте полностью доминируют операторы, китайский рынок — смесь организованного и независимого ретейла. Российский рынок смартфонов — один из немногих в мире полностью свободных. Здесь пользователь выбирает себе технику сам, без участия оператора и без оглядки на контракты. Рынок полностью открыт для всех брендов и свободной конкуренции между ними — это увлекательно, и это та причина, по которой мне нравится здесь работать. При этом и пользователи, и наши партнеры в первую очередь ориентируются на сильные бренды, особенно в Москве. Выстроить сильный образ бренда — наша следующая задача после завоевания доли на рынке, и здесь мы только начинаем настоящую работу. В один день этого не сделаешь — репутацию и доверие пользователя можно зарабатывать только планомерно.

Что является определяющим в вашей работе?

Главное в моей работе — это коммуникация: коммуникация с партнерами, с пользователями, с командой. С командой я в непрерывном контакте — мы очень много обсуждаем, и мне важно, чтобы они меня понимали. Я лучше два раза переспрошу, но удостоверюсь, что мы с ними на одной волне. С пользователями и партнерами это работает примерно так же: наша задача — чтобы партнеры ясно понимали нашу стратегию, а пользователи — наш продукт, особенно если мы создаем и предлагаем им нечто новое. Кроме того, от пользователей важно получить фидбэк.

«Кросс-культурная коммуникация — это не всегда просто, но мы справляемся»

Что вас мотивирует?

Кросс-культурная коммуникация — это не всегда просто, но мы справляемся. К счастью, у нас довольно теплые отношения с пользователями. Когда началась вся эта история с американскими санкциями против китайских компаний, нам многие начали писать в социальных сетях, рисовать картинки с мемами: «Не бойтесь, мы с вами, продолжайте бороться, мы вас не бросим». Меня такое очень мотивирует. В конечном итоге у нас всего одна задача — сделать жизнь наших пользователей и наших партнеров лучше. Если у нас не будет прочного двухстороннего контакта с пользователями, не будет и бизнеса.

Сложно ли делать бизнес в России?

У бизнеса в России, конечно, есть своя специфика. Основные отличия от, например, Китая или Турции — не административные и не технические, а культурные. Самая важная разница — в менталитете. В России любят и ценят открытость и прямоту, чем меньше недосказанностей, тем проще. Здесь лучше показаться невежливым, чем неискренним. Это оказалось заразительно — за восемь лет, которые я здесь провел, я перенял этот русский стиль ведения дел.

«В России ценят открытость и прямоту»

Сейчас много говорят о будущем индустрии. У вас есть на этот счет планы или предположения?

Мы в HONOR много думаем о будущем, но могу сказать, что предугадать его невозможно. Не в этой индустрии — здесь все движется слишком стремительно. Взять хотя бы финский всем известный бренд — всего десять лет назад ведущего игрока на этом рынке. Десять лет назад китайским рынком безраздельно владели далеко не китайские бренды по своему происхождению — где они теперь? Мы иногда обсуждаем это с коллегами из индустрии FMCG (Fast Moving Consumer Goods — от англ. «товары повседневного спроса». — Esquire). По‑настоящему они понимают, что такое fast, когда переходят в наш бизнес. Им не нужно менять продукт — может поменяться упаковка, маркетинг, но им не приходится менять продукт каждый год.

Наша индустрия выросла очень быстро и все еще продолжает расти. Сейчас на рынке появляются 5-нанометровые чипсеты, идут разговоры о 3-нанометровых. Всего три года назад 14 нанометров казались прорывными. ИИ, большие данные, 5G — все время появляются новые революционные технологии. Предположить, как будет выглядеть смартфон через пять лет, невозможно. Ясно, что по мере того, как будет ускоряться беспроводная связь, будет возрастать значение онлайна. Беспроводной интернет будет везде. Смартфон в этой схеме будет только одним элементом экосистемы, центром этого взаимосвязанного мира — и в техническом, и в эмоциональном смысле.

«Будем вместе разрабатывать будущее»

В последнее время Honor много сотрудничает с крупными российскими корпорациями. Как это получилось?

Одна из наших актуальных задач в России — как раз создать такую экосистему, выстроить связи. Пожалуй, самый частый вопрос, который я задавал коллегам за прошедшие пять лет. Я, кажется, тысячу раз предлагал им об этом подумать: какие есть способы по‑настоящему связать наш бренд с российским рынком? В итоге мы поняли, что единственное разумное решение — не навязывать пользователям нашу экосистему, а пойти от обратного — стать частью уже существующей, сделать так, чтобы пользователи ощутили наш бренд как нечто растущее на локальной почве. Мы локализовались. Сейчас у нас очень тесное партнерство с крупными российскими корпорациями — например, с Яндексом, Сбербанком и Mail.ru Group. Я не могу пока раскрывать, но у нас много общих долгосрочных стратегических планов. Нам интереснее всего некий синтез их и нашего опыта, мы довольно много это обсуждаем. Мы планируем расти вместе, особенно в инновационных областях: ИИ, большие данные, IoT.

Между собой мы закрепили, что будем вместе разрабатывать будущее. Настоящее, в принципе, тоже: в конце мая вышла наша новая серия смартфонов HONOR 30 и, в частности, флагманский смартфон HONOR 30 Pro+ со встроенной на программно-аппаратном уровне «Алисой» (голосовой ассистент от Яндекса) и очень тесной интеграцией с сервисами Сбербанка. Там инновационная камера, прогрессивное железо, отличная сборка, но гораздо важнее, на мой взгляд, что модель локализована для России с точки зрения пользовательского опыта. Мы собираемся развиваться именно в этом направлении. Интеграция с сервисами Сбербанка и Яндекса в этом плане — только начало. В перспективе мы хотели бы перенести в Россию часть разработок и активно здесь в это инвестируем. Как говорил Авраам Линкольн, «властью народа, волей народа и для народа». Мы придерживаемся той же стратегии при построении бренда на локальном рынке: из России, в России и — я надеюсь — для всех российских пользователей.