Мэй Маск Alamy/Legion Media
Мэй Маск

Мэй Маск вышла замуж за инженера Эррола Маска в возрасте 21 года. Брак был стремительным и фактически случайным — на предложение руки и сердца Мэй ответила отказом, и Эррол пошел в обход: воспользовавшись ее переездом из Претории в Кейптаун, он навестил ее родителей и сообщил, что Мэй приняла его предложение. «В это же самое время Кэй (сестра-близнец Мэй Маск. — Esquire) и ее давний друг собирались пожениться. Папа предложил сыграть двойную свадьбу. Семья была в восторге от этой идеи! Они все организовали, напечатали приглашения и разослали их гостям. Начали прибывать подарки. Обо всем этом я узнала из телеграммы», — пишет Мэй в книге.

В течение трех лет и трех месяцев у Масков родились трое детей: старший Илон, миллиардер и основатель Tesla и SpaceX, средний сын Кимбал, основатель сети ресторанов зеленой кухни The Kitchen, и младшая дочь Тоска, которая основала собственную кинокомпанию и продюсирует кино.

Мэй Маск с детьми Фото из личного архива Мэй Маск
Мэй Маск с детьми

Брак был несчастливым: в своей автобиографии Мэй подробно рассказывает, как она подвергалась физическому и психологическому насилию и как пятилетний Илон бил отца по коленям сзади, пытаясь его остановить. В книге она ни разу не называет бывшего мужа по имени и неохотно говорит о нем в интервью. Спустя восемь лет брака Мэй ушла от Эррола Маска, воспользовавшись новым законом о «безвозвратном распаде семьи», который приняли в ЮАР (до этого по местным законам у нее не было достаточных оснований для расторжения брака). По словам Кимбала Маска, у Илона по сей день «сложные отношения» отношения с отцом, хотя оба мальчика в подростковом возрасте на какое-то время переехали к нему жить (именно тогда Илон получил в подарок свой первый компьютер).

За разводом Мэй последовали поиски себя, работа и воспитание детей, бесконечные переезды и попытки обустроить свою жизнь. К своим 72 годам Мэй Маск — дипломированный нутрициолог с учеными степенями, востребованная модель с билбордами на Times Square и женщина, которая не просто приняла свой возраст — а, кажется, вовсе его не замечает. В интервью Esquire Мэй Маск рассказала о своем трудном жизненном пути, поделилась правилами воспитания детей и объяснила, почему женщинам не нужны мужчины (вообще).

Вы выглядите потрясающе!

Спасибо. Я старалась для вас. Подумала, что раз уж у нас с вами видеоинтервью, мне нужно принарядиться и накраситься.

Что за платье на вас? Вы сами выбрали наряд?

Вообще, это филиппинский дизайнер. Как вы знаете из моей книги, в вопросе стиля я полностью полагаюсь на свою подругу и стилиста Джулию Перри. Она сейчас находится у себя дома во Франции. Мы говорили перед интервью, и она сказала мне: надень это платье.

Никакой самодеятельности, ясно. А знаете ли вы, что вы очень популярны в России? Мне кажется, широкая аудитория узнала о вас как раз после рекламной кампании для CoverGirl.

Вы знаете, моя ассистентка — русская. (Обращается к помощнице Анне Шерман.) Анна, скажи привет! И Анна рассказала мне, что меня очень хорошо знают в России и что моя книга будет востребована у русских женщин, потому что она им сильно поможет. Дело в том, что голоса женщин игнорируют, и я надеюсь поменять эту парадигму.

Выход вашей книги в России совпал с пандемией коронавируса, полагаю, вам пришлось отменить промокампанию. Как проходит ваш карантин?

Да, мои книги стали выходить в разных странах как раз во время пандемии, и теперь я раздаю все интервью, не выходя из своей гостиной. Карантин проводим вместе с моей ассистенткой Анной — она певица и автор песен, поэтому локдаун тоже оставил ее без возможности полноценно работать. Я предложила ей помочь мне с почтой и другими делами — и, знаете, у нас сейчас очень насыщенный график, особенно из-за большого количества интервью и разницы во времени в разных странах. Анне 24 года, и мы развлекаемся, снимая видео в TikTok. Да, это приложение для молодых, но самое смешное, что у меня там полный успех! Думаю, тут срабатывает вау-эффект: надо же, 72-летняя женщина танцует, строит гримасы, сердится. Анна следит за трендами и подсказывает мне: теперь нужно сделать это и снять то. (Смеется.)

Мэй Маск с сыновьями Илоном и Камбалом и дочерью Тоской Фото из личного архива Мэй Маск
Мэй Маск с сыновьями Илоном и Камбалом и дочерью Тоской

А вы все же планируете какую-то офлайн-кампанию после того, как откроются границы?

Обязательно! Как только откроют границы — я первая побегу в самолет. К сожалению, неизвестно, когда это случится, — никто не жаждет принимать американцев, так как у нас очень тяжелая ситуация с коронавирусом.

А в Россию заехать планируете когда-нибудь?

Да, с удовольствием. Кстати, я была в Петербурге лет десять назад. Сын моей подруги делал свадьбу в Хельсинки — оттуда на пароме до Петербурга несколько часов. Мы провели там где-то неделю, много гуляли, иногда я бродила по Петербургу одна, перекидывалась словами со случайными прохожими. Мне очень понравилось, красивый город.

Возвращаясь к книге. Насколько я знаю, изначально вы не собирались ее писать и к вам с предложением пришел издатель.

Да, все началось с инстаграма, который я довольно активно веду — людям нравятся советы, которые я даю, и мне часто писали в комментариях, что мне следует написать книгу. И на меня в итоге вышел мой издатель. Я спрашиваю: но о чем мне писать? Она говорит: просто расскажи свою историю, напиши про опыт, который ты пережила. В итоге я просто села и написала. Признаюсь, что уже потом, перечитывая, я попросила убрать куски, где я рассказываю про домашнее насилие. Но издатель сказала мне: нет, это нужно оставить, это именно то, с чем себя будут соотносить читательницы, они узнают себя в твоих историях.

Вы уже получаете отклик от читательниц?

Да, очень-очень много личных историй. Женщины по всему миру рассказывают мне о своем опыте абьюзивных отношений или делятся тем, как пытаются из них выйти. Мне приятно, когда мне пишут, что моя книга помогает им решиться на этот шаг, дает им веру в то, что возможно все начать с начала. Потому что именно в такой ситуации женщина чувствует себя максимально незащищенной и слабой.

Один из примеров того, что мне пишут в direct в Instagram. Пишет женщина: «Я прочитала вашу книгу и наконец ушла от своего мужа, потому что устала терпеть от него агрессию и оскорбления. В последний раз он накричал на меня, потому что я налила слишком много сиропа на его панкейки». Вообще, почему она должна добавлять сироп? Он должен это делать сам!

Кажется, что в России женщинам еще сложнее из-за определенного мировоззрения — они считают, что заслужили, если мужчина их ударил. Знаете, у нас на эту тему недавно был большой скандал, когда известная телеведущая и блогер заявила буквально следующее: «А что ты сделала, чтобы мужчина тебя не бил?»

Нет, ну это, конечно, нонсенс. Потому что последнее, чего хочет женщина, — это чтобы ее избили. Мужчины сильнее. От женщины очень много всего требуется — чтобы она рожала, смотрела за детьми, была примерной женой и еще работала. Женщину нельзя винить ни в коем случае, даже если она неправа или делает что-то не так. Ты можешь уйти от нее, ты можешь спорить с ней или дать ей совет, но ты не можешь ее бить.

Мэй Маск в 1983 году после окончания учебы Фото из личного архива Мэй Маск
Мэй Маск в 1983 году после окончания учебы на диетолога.

А вы помните момент, когда это случилось с вами впервые?

Это был медовый месяц, и когда это случилось, я просто не могла в это поверить. Мы были в путешествии в Европе, и мой паспорт был у него — так что когда это случилось, я не могла вернуться домой. А когда мы уже вернулись — да, я была в синяках, но я также была беременна Илоном. Что мне было делать? Прийти к родителям и сказать: вам придется обо мне заботиться? Возможно, мне действительно стоило это сделать, может быть, это остановило бы насилие. Но я не знаю, почему мы никогда не открываемся своим близким. Я не рассказывала о пережитом даже своей сестре-близнецу и своим братьям. Они узнали это из книги. И я правда хотела вычеркнуть это, так как это слишком личное, но мои дети — Илон, Кимбал и Тоска — сказали мне: ты должна рассказать о своих трудностях. Я им говорю: вы понимаете, что речь идет о моем ужасном браке и насилии? Но они все равно меня поддержали.

Я не знаю, почему скрывала это. Возможно, мне было стыдно, возможно, сработала эта психологическая установка «женщина должна поддерживать и защищать своего мужчину». Хотя он был ужасен и на людях — постоянно оскорблял меня, с ним трудно было находиться в одной компании, он был агрессивен. В конце концов я перестала общаться со многими своими друзьями и все реже стала видеть даже собственную мать. Уже гораздо позже я узнала, что мои друзья за глаза называли его свиньей.

Я помню, что он перестал меня бить, когда едва не набросился на меня с кулаками при моих друзьях на Октоберфесте — я пишу об этом в книге. Друзья заставили меня рассказать о случившемся моей маме. Он плакался, просил прощения и говорил, что любит меня. Помню, мама тогда сказала: «Ты больше никогда не поднимешь на нее руку». И он действительно перестал меня бить — но психологическое насилие продолжалось.

Вашу книгу перевели на русский язык как «Женщина, у которой есть план» (в оригинале книга называется Woman Makes a Plan, что дословно переводится как «Женщина принимает решение» / «Женщина придумывает план». — Esquire). Но пока я читала ее, у меня сложилось ощущение, что как раз таки многие важные события в вашей жизни произошли незапланированно — например, ваш брак.

Да, это правда так. (Смеется.) Мы поженились почти случайно, а потом я с разницей в год родила троих детей. Это я тоже не планировала. Но когда ты молода, беременности случаются очень быстро. Уже потом я все-таки приняла решение, что не хочу больше детей, о чем сообщила мужу. Его реакция? Он собрался избить моего гинеколога, так как думал, что у меня с ним роман. А я только что родила Тоску и последнее, чего мне хотелось, — это интрижки.

Меня поразило, что ваша дочь рожала с помощью ЭКО, а биологическим отцом стал донор спермы. И вы ее в этом полностью поддержали.

Тоска очень независимая, и она не была готова выйти замуж только для того, чтобы выйти замуж. Ей было 37, и она чувствовала, что шансы родить собственного ребенка уменьшаются с каждым днем. Она не была влюблена и не хотела детей ни от кого из тех мужчин, с кем встречалась. И это как раз тот случай, когда женщина придумывает план (отсылка к названию книги. — Esquire) и реализует его. (Смеется.) У нее двое чудесных детей, и она очень счастлива с ними. Мы все ее очень сильно поддерживаем, и я часто сижу со своими внуками, когда она на съемках.

Другая мать сказала бы: найди мужа, детям нужен отец.

Мой муж никогда не менял детям подгузники, никогда их не укладывал спать и не просыпался по ночам. Все это делала я. И еще от меня требовалось готовить и убирать. Зачем мне муж, если я и так все делаю сама и могу просто наслаждаться материнством, без него?

То есть вы считаете, что ребенку не нужен отец?

Не нужен. Ну, если это хороший отец — то хорошо. Некоторые отцы действительно хорошие отцы. Они помогают по дому, занимаются стиркой, готовят, смотрят за детьми. Некоторые отцы. Вы много таких знаете?

Если честно, нет.

Я тоже. (Смеется.)

18-летие Илона Маска Фото из личного архива Мэй Маск
18-летие Илона Маска

Вы поэтому больше не выходили повторно замуж?

Нет, у меня были отношения, просто к тому моменту я уже набралась ума и понимала, что не хочу быть с кем-то, кто не делает меня счастливой. Да, порой мне бывало одиноко. Но лучше так, чем быть с кем-то, кто постоянно тебя унижает. Вы знаете, это в начале отношений всегда все хорошо, а потом начинается: ты слишком толстая, ты слишком худая, ты слишком молодая или слишком старая, глупая, скучная, ужасно одеваешься или слишком выделываешься — в общем, что бы ты ни делала, все не так. И я старалась как можно скорее выбираться из таких отношений.

Полагаю, у вас еще стоял вопрос доверия после вашего брака?

Нет, никто из них не был таким, как мой бывший муж.

А вы с ним общаетесь?

Нет, насколько я знаю, он живет в Южной Африке, но я не знаю точно и не хочу знать.

В своей книге вы рекомендуете всем переезжать и не бояться начинать все сначала…

Да, потому что всегда можно вернуться. Когда я переехала в Канаду (Мэй с детьми переехала в Канаду вслед за Илоном Маском, который поехал туда на учебу, так как видел там больше перспектив. — Esquire), мне пришлось начинать с нуля буквально все. Но меня успокаивала мысль, что я могу вернуться к маме в ЮАР. Хотя я понимала, что лучше буду спать на полу, а потом заработаю на диван, чем вернусь к маме.

А что вы считаете своим домом?

Дом — там, где мои дети, они преимущественно живут в Лос-Анджелесе. Но в любой другой ситуации дом — это самолет. (Смеется.) Я обожаю летать и бывать в новых странах. Куда бы я ни ездила с лекциями, я остаюсь на несколько дней и изучаю город и культуру. Кто думал, что я в свои 70 с лишним буду каждую неделю куда-то летать?

Вы практически выросли в самолете, так что в вашем случае, кажется, это было предначертано (у отца Мэй Маск был собственный легкомоторный самолет, на котором они с семьей объездили всю Африку, Америку и даже Австралию. — Esquire).

(Смеется.) Да, запах топлива я помню хорошо. Мне он жутко не нравился.

А вам когда-нибудь доводилось пилотировать самолет?

Да, впервые в 8 лет. Я сидела рядом с отцом, и он давал мне штурвал, чтобы я удерживала самолет в ровной позиции, а он мог немного вздремнуть.

А что, так можно было? А как же лицензия пилота?

Думаю, мне надо было сказать об этом отцу. (Смеется.) Не знаю, я даже как-то не задумывалась о страхе. Я просто села и начала рулить. Отец показал мне, куда и как направлять, если начинаешь смещаться в одну сторону. Разумеется, я не управляла самолетом по‑настоящему — я имею в виду, не совершала взлет и посадку. Я помню, отец любил говорить: «Когда ты летаешь, есть всего два состояния: либо тебе страшно, либо тебе очень скучно».

Родители Мэй Маск и их легкомоторный самолет Фото из личного архива Мэй Маск
Родители Мэй Маск и их легкомоторный самолет

Мэй Маск с братьями Фото из личного архива Мэй Маск
Мэй Маск (по центру) с братьями и сестрами на фоне легкомоторного самолета ее родителей во время очередного путешествия.

Насколько я поняла из вашей книги, в целом вам удавалось неплохо зарабатывать как нутрициологу и диетологу, а потом ваши дети выросли и стали состоятельными людьми. Зачем вы продолжали пробоваться в моделинге, несмотря на отказы и отсутствие съемок, о чем вы много пишете?

В моделинге меня очень привлекает именно работа с креативными людьми. В этой индустрии очень, очень много творческих и талантливых людей. А я ученый и у меня нет таланта — поэтому у меня есть стилист. И я просто очень восхищаюсь творческими людьми.

Вы поэтому согласились сняться в клипе Бейонсе?

Да, мне позвонила мой агент и сказала, что они ищут человека на роль призрака. Им нужен был такой старый призрак. Мне дали потрясающий наряд прямо с подиума в Париже с длиннющим шлейфом, который приходилось нести двум людям. На мне была обувь на таком высоком каблуке, что меня буквально ставили на ноги, потому что сама я бы упала. В этом образе я практически не могла двигаться, так что я делала только жесты руками — разумеется, мне рассказывали, что нужно делать в кадре.

Судя по вашим видео в TikTok, вы бы и сами неплохо справились. А какое достижение как модели вы считаете главным в своей карьере?

Я думаю, кампания CoverGirl. Это мечта любой модели — стать лицом бьюти-кампании. Такого масштаба контрактов у меня до этого не было. Эта была кампания, которая выставляла на первый план мой возраст, мое имя, и она показывала: вот как может выглядеть женщина 70 лет. И да — макияж имеет значение.

Мэй Маск на показе Dolce & Gabbana в Милане, сентябрь 2018 года Alamy/Legion Media
Мэй Маск на показе Dolce & Gabbana в Милане, сентябрь 2018 года

А как вы согласились на съемку для обложки The New York Magazine? В одном из интервью вы говорили, что не будете сниматься голой, так как не хотите, чтобы ваши внуки видели свою бабушку такой.

На самом деле, на мне там было белье телесного цвета. И на обложке я копирую знаменитую фотографию беременной Деми Мур. Сначала я хотела отказаться, но Тоска сказала мне: ты что, это легендарная съемка. Меня сняли отдельно и отдельно сфотографировали беременную девушку, чей живот мне потом прифотошопили. Номер был посвящен женщинам, которые рожают в зрелом возрасте. Мне показалось, что это достойная тема — поэтому я согласилась. А сейчас мы дружим с Деми Мур. Кто бы мог подумать?

Была еще обнаженная съемка для журнала Time.

Да, это правда. Но это все-таки был Time и я не сомневалась, что это будет красиво и со вкусом. Мой второй сын, Кимбал, тогда сказал: Мама, это все-таки Time. Плюс это была обложка номера, посвященного здоровью. Но я больше не планирую сниматься обнаженной. (Смеется.)

Вот вы советуетесь с детьми по поводу каких-то своих решений. А они советуются с вами?

Как-то Илон спросил, чем ему лучше заняться: ракетами, электрическими машинами или солнечной энергией. Я ему сказала: займись лучше чем-нибудь одним. Очевидно, он меня не послушал: сначала он создал SolarCity, а потом и Tesla со SpaceX. Он всегда что-то придумывал, у него с детства рождались замечательные идеи, иногда совсем не соответствовавшие его возрасту.

Вы недавно выложили фотографию с Илоном по случаю запуска Crew Dragon и написали: «Кто же знал. Я знала!» Вы действительно знали, что его ждет такой успех?

Нет, это скорее была шутка. Я всегда знала, что Илон очень одарен — в детстве он постоянно читал книги, что-то придумывал, а в 12 лет опубликовал в компьютерном журнале PC Magazine свою первую игру и получил за нее 500 долларов. Но какими бы талантливыми ни были твои дети, ты никогда не знаешь, добьются ли они успеха или будут проводить время в гараже, придумывая что-то и не имея возможности применить свой талант в деле.

А как ваши дети относятся к вашей активности? Не звучат упреки в стиле «хватит столько работы, посиди с внуками»?

Мои дети? Нет. А даже если бы сказали такое — мне все равно, я бы не послушала. Дети всегда стояли для меня на первом месте, но теперь я независима и у меня есть возможность заниматься тем, что мне нравится, и я не готова от этого отказываться. Конечно, я всегда в первую очередь мать и бабушка, но я уже не стану жертвовать работой. Например, если у меня будет показ в Милане, а меня попросят посидеть с внуками, я скажу: Нет, я не могу, у меня работа".

Мэй и Илон Маск на вечеринке Vanity Fair в Ло-Анджелесе в 2017 году. Alamy/Legion Media
Мэй и Илон Маск на вечеринке Vanity Fair в Ло-Анджелесе в 2017 году.

А вы часто видитесь всей семьей?

Да, мы часто навещаем другу друга — все живут в Лос-Анджелесе, кроме Кимбала — он в Колорадо. Как правило, я приезжаю к ним сама, особенно к Тоске — присматриваю за ее детьми, когда она в разъездах. Правда, сейчас я делаю это реже — все-таки я теперь супермодель. (Смеется.)

А можете перечислить самые важные принципы в воспитании детей? Топ-3.

Я воспитывала своих детей так же, как мои родители воспитывали меня. Во‑первых, с ними нужно разговаривать как со взрослыми — я никогда не сюсюкалась с Илоном, Кимбалом и Тоской. Во‑вторых, нельзя поднимать на них руку, называть их глупыми, некрасивыми или плохими — даже если вы злитесь. Я знаю, что многие родители часто теряют самообладание. В-третьих, с малых лет учите своих детей самостоятельности и осознанности — начните с того, чтобы приучить их убирать за собой. Как-то Тоска уезжала на две недели в Италию и я осталась сидеть с внуками. Так вот, когда она вернулась, она не узнала своих детей: они стали убирать за собой посуду. У меня такой подход: хочешь есть — открой холодильник и посмотри, что там есть. Поел — отнеси тарелки на кухню и убери за собой.

Илон Маск Фото из личного архива Мэй Маск
Илон Маск

А маленького Экс (сын Илона Маска и Граймс X Æ A-12. — Esquire) вы уже видели?

Да, конечно.

Вы часто его навещаете?

Нет, вы знаете, мы все еще соблюдаем режим самоизоляции.

Я заметила, что вы подписаны в твиттере на пародийный аккаунт, посвященный Илону.

Да, это правда. (Смеется.) Когда я увидела этот аккаунт, я спросила Илона, кто его ведет. Он говорит: «Люди думают, что я». На что я говорю: «Нет, у автора хорошее чувство юмора, это не в твоем стиле». Так что это не Илон, но абсолютно точно тот, кто что-то понимает в инженерном деле.

Вам не нравится чувство юмора Илона?

Конечно, мне нравится, они просто очень разные. (Смеется.)

А вы знаете, что у Илона есть собственный мем в России? «Как тебе такое, Илон Маск?» Более того, в России внимательно следили за запуском Crew Dragon. Многие мои друзья даже смотрели в прямом эфире.

Да, вы знаете, мне кажется, это здорово, что Илону удалось сделать науку и профессию инженера сексуальной.