T

«Это было лишь начало истории. „Кино“ — не группа, которая ушла в зените славы»

АЛЕКСАНДР ЦОЙ

Сын Виктора Цоя, продюсер концертов «Кино» в 2020 г.

Для летнего номера Esquire, посвященного творчеству Виктора Цоя и группы «Кино», мы поговорили с теми, кто знал его лично и работал с ним. Публикуем полную версию интервью с сыном Виктора и продюсером концертов «Кино» в 2020 году Александром Цоем, которое вошло в печатную версию журнала в формате комментариев.

Фото из архива Александра Цоя

Хотел бы начать разговор с проекта «Кино» (в 2020 году группа «Кино» даст два концерта: в Москве и Петербурге. — Esquire). За последние несколько дней я пообщался, в частности, с Ольгой Слободской (из бывшего Ленинградского рок-клуба. — Esquire), поговорил с Джоанной Стингрей (американская певица, актриса, музыкальный продюсер, дружила с Цоем. — Esquire). Они очень тепло отзываются об этом проекте. Что этот проект значит лично для тебя и почему ты считаешь, что он должен обязательно состояться?


Потому что мне самому очень хочется быть на этом концерте. Я же не был на концерте группы «Кино», и другого шанса мне уже не представится. Я делаю это для себя, в том числе и для тех, кто хочет попасть на группу «Кино». Плюс для меня очень важно, что работа над проектом ведется самыми близкими, настоящими людьми из группы и из жизни отца, поэтому он будет максимально аутентичным, насколько это возможно сделать.


Расскажешь о технических деталях? Как на концертах будет появляться голос Цоя, например?

Начиная с «Последнего героя» и до более поздних записей у нас были многоканальные магнитные ленты, которые мы отправили в специальную студию в Англию, где занимаются реставрацией таких лент: их сначала запекали в специальной печке, потом оцифровали и прислали нам в хорошем качестве на дисках. Саша Титов (музыкант, играл в группе «Кино» с 1984 по апрель 1986 года) сам отвез в Англию чемодан с лентами, потом сам привез обратно его и хард-диски с оцифровками. Голос был отредактирован, чтобы попадать в метроном, под который уже играет группа. Тут нет никакой тайны: много чего записывают в плейбэк, например бэк-вокал, — Muse многое играют из компьютера, потому что все это вживую не исполнить. У нас разница только в том, что из компьютера играет не бэк-вокал, основной голос.


С ранними вещами сложнее, потому что не осталось никаких многоканальных записей. Нам приходилось с помощью нейросетей реально изолировать из готового альбомного микса вокал, кое-где из акустических записей квартирников, которые удалось нарыть в хорошем качестве: из-за того что в них меньше инструментов записано — только акустическая гитара, вокал легче выделить. Это была ювелирная работа, но она удалась.



Фото: Александр Бойко

Я знаю, что куча народу уже собирается на питерский концерт, потому что послушать «Кино» в Питере — это очень правильная штука.

Спасибо. Да, это идеально. Мы хотели, чтобы была такая возможность.

У нас есть несколько вопросов, которые мы задаем всем героям номера. Я бы хотел их задать тебе и услышать твое личное мнение на каждый из них. Как ты думаешь, почему Виктор Цой сегодня настолько популярен?

Я часто отвечаю на этот вопрос, всегда по-разному. Сейчас мне кажется, что это история про ценности. Он как человек и как музыкант нес какие-то важные для людей во все времена ценности, какую-то внутреннюю честность, внутренний стержень. Какой-то идеализм, который людям нужен и важен, которого им, может быть, всегда немножко не хватает. Какой-то в хорошем смысле героизм.


Можно ли сказать, что 2020 год в чем-то созвучен с концом 1980-х по настроению?


Я понимаю, что многие хотят провести параллель с некоторыми реалиями советского режима. Во-первых, мне кажется, что это не совсем верно и не совсем честно по отношению к людям, которые помнят этот режим. Мне было от нуля до пяти лет в 1980-е. Я много чего знаю про советский режим по рассказам своих родителей и друзей, которые жили при нем. При этом я не чувствую себя вправе рассуждать об СССР. Во-вторых, в 1980-х, наоборот, уже наступала оттепель, была какая-то надежда впереди. А сейчас не очень понятно, что ждет страну. Поэтому параллели проводить я не очень хочу.


Фото: Александр Бойко

Каким видят поклонники Виктора Цоя сегодня?

Каждый поклонник, естественно, видит что-то свое. Но в среднем, они очень серьезно сейчас воспринимают Цоя и группу «Кино», очень буквально, и в этом восприятии мало иронии и юмора. А я знаю и вижу по его соратникам, по своим друзьям, что многое в его песнях, произносится с немножко сатирической интонацией. Мне кажется, это важная черта, которую сегодня многие упускают.


Как ты думаешь, как бы сложилась карьера группы «Кино», если бы не трагедия, если бы Виктор Цой не погиб?


Для меня это довольно щемящая тема, потому что мне кажется, там были упущенные, неиспользованные возможности, буквально за углом что называется. Я у Наташи Разлоговой (журналистка, кинокритик и переводчица, у которой был роман с Цоем. — Esquire) разбирал архивы и нашел там билеты на самолет по всему миру, все на 1991 год. Тогда готовили сценарий для Рашида Нугманова (режиссер «Иглы». — Esquire) и для персонажа Виктора Цоя Моро, который написал Уильям Гибсон — известный писатель.


Марьяна, Виктор и Саша Цой, 1985.
Фото из архива Джоанны Стингрей

«Цитадель смерти» ты имеешь в виду (рабочее название неснятого Рашидом Нугмановым американо-советского киберпанк-фильма, съемки должны были начаться осенью 1990 года, но 15 августа Цой погиб в автокатастрофе. — Esquire)?

Да. Приоткрывалась дверь во что-то как будто бы невероятное, какие-то новые горизонты, до сих пор никем не достигнутые. Разве что группа «Тату» побывала на мировой арене. Как будто бы надвигалась следующая глава, еще более классная.

Не буду спекулировать по поводу того, что было бы сейчас. Явно что-то интересное, потому что это было лишь начало истории. Это не группа, которая ушла в зените славы.


Фото из архива Александра Цоя

Ты привел в пример группу «Тату». Ты мог бы развить мысль, чтобы я лучше понимал, что ты имеешь в виду?


Мне кажется, группа «Тату» — единственная группа, которая имела какой-то намек на успех за рубежом. Есть современные группы, которые имеют какой-то успех на Западе (Little Big, например). Есть группы, которые успешно гастролируют по всяким странам, где много иммигрантов. Но переход на уровень международного успеха, настоящего успеха, ни у кого так и не случился. Нет русского «Раммштайна», который стал бы самой известной русской группой за рубежом.

Виктор и Марьяна Цой. Фото из архива Александра Цоя

И мы можем допустить, что «Кино» стало бы такой группой?


По крайней мере, к этому были предпосылки, и время было подходящее — на фоне падения Советского Союза чувствовался интерес к андерграундной музыке. Какие-то модные, стильные, офигенные ребята, которые что-то такое ужасно интересное играют. Возможно, это могло бы сработать.


Я обсуждал этот же вопрос с Джоанной Стингрей. Она сказала, что Виктор пел на русском, был русским и ему не было интересно двигаться за пределы своей страны. По твоему опыту, по опыту общения с людьми, которые играли с ним, как ты ощущаешь, был интерес, было движение к международной славе или его двигало что-то другое?


Эта группа специально не начала бы что-то делать, чтобы кому-то понравиться. Они делали то, что нравилось им самим, и это работало. При этом мне кажется, что они не отказались бы от такого признания. В нем нет ничего зазорного или плохого. Поэтому я думаю, что их музыка привела бы их к международной популярности. Это не значит, что в какой-то момент начался бы нарочный перевод песен на английский, что была бы попытка переделать себя под иностранный рынок. Я до этого говорил, что группа несла в себе определенные ценности, честность — если бы они начали делать что-то специально для того, чтобы стать известными за рубежом, эти ценности сами бы исчезли.



Квартирник. Марьяна Ковалева (жена Виктора Цоя с 1984 г.) и Виктор Цой. 1983 г. Фото: Владимир Быстров

«Кино» была одной из ряда групп, которые на тот момент были суперпопулярными. Можно вспомнить «Аквариум», «Алису». Но почему-то со временем «Кино» отделилось, оно, как мне кажется, стоит отдельной линией. В итоге «Кино» сегодня популярнее, чем Борис Гребенщиков, чем «Алиса». Как ты думаешь, почему?


«Алиса» довольно сильно изменилась в плане музыкального стиля, а «Кино» не изменилось. Тяжелая музыка, которую играет сейчас «Алиса», редко бывает столь широко популярной. Звучание «Кино», в принципе, оказалось более универсальным. Я не думаю, что они сознательно к этому шли, типа: дальше вот так будет развиваться мировая музыка и музыкальная культура, поэтому мы будем играть драм-машинкой. Просто у них классно получалось попадать в струю.


Musicians Vitia Sologub, Boris Grebenshikov aka Boris Grebenshchikov, Victor Tsoi & Kostya Kinchev, Red Wave album cove rshoot , Leningrad 1986
(Photo by Joanna Stingray/Getty Images)

Нам, конечно, интересно было бы узнать, каким Виктора Цоя помнят в вашей семье? Может, ты можешь вспомнить историю, которую вспоминают в кругу семьи; что-то такое, что для тебя характеризовало личность отца, когда ты был ребенком, когда ты рос, когда интересовался им.


На самом деле, я могу сказать только... Может быть, это будет трагично звучать, но никакой конкретики вокруг личности отца у меня нет. Мама, по понятным причинам, не слишком любила об этом говорить. Что-то я слышал от бабушки, что-то я слышал от Наташи Разлоговой. Осколки и обрывки. У меня до сих пор нет суперклассного, внятного, личностного понимания о нем. И уже, видимо, не появится.


Но я помню байку. У моей бабушки была собака, шотландский терьер по имени Билл, который был такой сволочью, с вредным характером, и вот он прокусил отцу руку накануне гастролей. А гастроли были такие, что надо было куда-то ехать и играть квартирники. И он поехал играть с прокусанной рукой. Мне кажется, в те времена травмы не могли быть причинами для отмены мероприятия, потому что они были так редки и сложны в организации. Сложно было себе представить, что покусанная рука могла помешать сыграть квартирник.


Виктор Цой и скотч-терьер Билл на прогулке, 1985 г. Фото: Дмитрий Конрадт

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}