Как начинается твой день?

Никто не снимает скейтеров так, как Фред Мартейн
Далее Никто не снимает скейтеров так, как Фред Мартейн
Бенджамин Клементин: «Если обо мне будут снимать фильм, я хочу, чтобы это был Тарантино»
Далее Бенджамин Клементин: «Если обо мне будут снимать фильм, я хочу, чтобы это был Тарантино»

Как день любого обычного человека: я просыпаюсь, открываю глаза, иду в душ, потом завтракаю. Раньше с утра выходил на пробежку, но в последнее время часто путешествую, режим сбивается. Теперь бегаю днем или даже вечером, стараюсь делать это не реже четырех раз в неделю.

Представь, что ты проснулся в плохом расположении духа и чувствуешь себя не очень. Что ты будешь делать?

Я побегу. Заставлю себя и побегу. Иначе потом буду себя корить. Я знаю, что после пробежки чувствую себя гораздо лучше.

Когда ты начал бегать?

Если речь не о серьезном увлечении — то достаточно давно. Я рисовал и продолжаю рисовать граффити, поэтому как-никак обладаю базовыми навыками бега. Пару лет назад я осознал, что это приносит мне удовольствие, и уже с полгода занимаюсь бегом осознанно.

Есть люди, которые на пробежке смотрят себе под ноги или четко вперед, а есть «мечтатели», которые смотрят по сторонам. Ты из каких?

Точно второй. Я даже маршрут никогда заранее не выстраиваю. Просто выхожу и бегу интуитивно, так же интуитивно поворачиваю — не люблю бегать по одному и тому же маршруту.

Ты говоришь, что часто путешествуешь. У тебя есть любимые маршруты в других городах?

Да, последнее время часто бываю в Париже, мне нравится там в XIII округе бегать. В Лондоне немного банальный маршрут — Гайд парк. В Москве бегаю по своему району на Домодедовской.

На твой взгляд, как тесно связаны мода и спорт?

Спортивные вещи сейчас очень плотно интегрируются в моду. Надеюсь, вещи станут более удобными. Мне кажется, в какой-то момент модная одежда стала неносибельной — я, например, год назад вообще отказался от джинсов. Сегодня, кстати, редкий день, когда я не в спортивных брюках. Хоть эти брюки от спортивных по виду не отличишь.

@highsnobiety

Публикация от SEVER (@amoureuxpeintre)

Как любой модный тренд, этот тоже пройдет…

Думаю, он трансформируется во что-то еще более удобное. Лет 50 назад люди не могли себе представить, что можно ходить по городу в спортивном костюме. Наверняка они думали: «Что может быть удобнее тех вещей, которые мы носим сейчас?»

А как ты относишься к всплеску интереса к русской моде на западе?

Они были просто закрыты от этого всего, а интерес всегда возникает к тому, чего ты не знаешь. В какой-то момент все просто совпало — с Демной (Гвасалия, креативный директор Balenciaga. — Esquire), с Lumpen, с Гошей Рубчинским. Все взаимосвязано. Моя толстовка стала популярной в том числе потому, что Лотта (Волкова, стилист и близкая подруга Демны Гвасалия. — Esquire) пришла в ней на первый показ Демны для Balenciaga. Так что мне все это на руку.

А как тебе кажется, у российской моды есть будущее за пределами этого хайпа? И как ты оцениваешь свою карьеру в этом смысле?

Я надеюсь, что моя карьера будет дальше развиваться за пределами этого… хайпа. Хайп. Такое слово…

Согласна, но это, пожалуй, самое точное определение.

Популярность.

Принято. Так каким ты видишь развитие своей карьеры?

Я хочу шить одежду. Я уже год примерно работаю над созданием коллекции.

@nytimesfashion

Публикация от SEVER (@amoureuxpeintre)

На твоей первой толстовке написано Russian Mafia. New World Order. Я читала, что вы с Дуней (Авдотья Александрова, основатель модельного агентства Lumpen. — Esquire) гуляли в Париже и она рассказывала тебе про явление под названием Russian Fashion Mafia (it-girls, известные миру благодаря street-style блогерам. — Esquire).

Да, куда бы я ни приехал, я встречаю толпы русских. Кажется, будто они везде.

Есть хороший стенд-ап американского комика Дэна Содера про русский акцент — он там рассказывает, что если ты оказался не в том районе и тебе грозят неприятности, имитируй русский акцент, русских все боятся, это тебя спасет.

У меня такое было в Париже, к нам пристали два араба, мы просто начали говорить на русском, и они резко развернулись и ушли.

У слогана с твоей толстовки есть и третье дно, если учесть политическую обстановку. Тебя это не смущает?

Об этом я не задумывался, но меня это не смущает. Это свобода слова. Мне вообще писали ребята из США, рассказывали какие-то масонские истории. Каждый может найти в этом свой смысл, и мне это очень нравится. Я вкладывал один смысл, а люди нашли другие трактовки.

Я читала, что большинство заказов у тебя как раз из США и внезапно Австралии.

Я сейчас поглощен работой над коллекцией, поэтому лично не занимаюсь онлайн-продажами. Если честно, мне тяжело работать в онлайне, потому что я не вижу покупателя. Иногда мне не хочется, чтобы какой-то конкретный человек носил мою толстовку. Это просто субъективное ощущение. Я скорее подарю толстовку какому-нибудь простому парню, чем продам ее «хайповому» моднику с ужасным инстаграмом.

@vogueitalia #coconeuville

Публикация от SEVER (@amoureuxpeintre)

Мода на моделей тоже поменялась, все чаще на показах не лица из топа сайта models.com, а люди с интересной внешностью. Как думаешь, откуда эти новые стандарты красоты?

Глаз замылился. Неинтересно смотреть на одно и то же все время. Так что это тоже новая ступень. Большинство в индустрии сейчас видят красоту именно в таких людях. Наверное, мы, наконец, научились смотреть людям в глаза, чему я очень рад.

А как ты попал в эту индустрию?

Очень тупая история. Я добавился к девочке Вконтакте познакомиться, и она меня отправила к Дуне. Дуня на меня посмотрела и сказала: «Ты крутой, давай к нам в агентство».

И ты ни разу не сомневался?

Нет.

Сразу подумал: «А что с того, стану моделью?»

А почему нет? Любой вопрос нужно расценивать, как возможность, а любая возможность куда-то тебя приведет.

Тебя ничего не держало?

Учеба. И я жил в Твери. Но на тот момент я уже от этого устал.

А когда ты впервые оказался по работе в Европе?

Это был первый показ Гоши Рубчинского в Париже. В первые же пять минут в городе я пошел на другой кастинг и оказался на подиуме Walter van Beirendonck.

Не растерялся…

Я быстро адаптируюсь.

А когда ты начал осознанно выбирать себе одежду?

Я всегда осознанно выбирал одежду.

Ну, нет!

Да, да, да. Даже в маленьком возрасте. У меня есть старший брат, большинство вещей мне доставалось от него. Самый крутой лук у меня был в 10−11 лет: я ходил в трубах G-Unit, кепке NYC и белых кедах. Сейчас мой вкус очень быстро меняется. Я бы уже не оделся, как 10 месяцев назад. И, да, я убежден, что одежда может многое сказать о человеке. У нас с Дуней есть тема: она может сказать о человеке все по его лицу, а я — по его одежде.

Я видела в твоем инстаграмме отличное леопардовое пальто

Это с показа ЦУМа фотография.

Жаль. А ты бы так сам оделся?

Конечно, почему нет? Я соблюдаю дресс-код, просто стараюсь находить неочевидные решения. Когда летал с Дуней в Канны, у меня просто не было выбора — либо приходишь в смокинге, либо вообще не проходишь. Но у меня есть беговая рубашка Nike, если надеть ее с костюмом — не отличить от обычной рубашки; получается сочетание на грани.

А у тебя есть любимые дизайнеры?

Назир Мажар, очень люблю его. У меня, правда, не так много его вещей. Кепки и брюки. Ненавижу заказывать с сайтов, ждать. Я люблю прийти в магазин и примерить.

Многие считают офф-лайн шоппинг тратой времени.

Я импульсивный покупатель, у меня по‑другому не бывает.

Ты во всем импульсивный? Сотрудничество с Nike тоже было импульсивным?

Нет. Это, скорее, давняя мечта и еще одна возможность. Мне очень понравилось сниматься в ролике Nike. Наверное, мне бы хотелось когда-нибудь сняться в кино. Моделинг для меня — промежуточная стадия. Видео намного круче. Сам снимать видео я бы не стал, но мне нравится фотографировать — так что если и встану по другую сторону объектива, то с фотоаппаратом в руках.