T

Как 27-летний дизайнер-новичок создал фирменный стиль суперкаров Lamborghini

Настоящий создатель — не просто и не только художник. Это визионер. Именно таким провидцем стал Марчелло Гандини, создавший облик канонических моделей Lamborghini и на долгие годы определивший путь развития автомобильного дизайна. Его наследие стало отправной точкой для создания суперкроссовера Urus, а также нового дизайн-пакета Urus Pearl Capsule. Esquire рассказывает, как Гандини удалось создать настолько яркий образ суперкара, что десятилетия спустя именно Lamborghini ассоциируется с мощью, скоростью и роскошью.


Gandini and the gold Miura

Утром 3 ноября 1965 года, вскоре после того, как распахнул свои двери Туринский автосалон, толпа посетителей плотно, словно металлические стружки на магните, окружила стенд Automobili Ferruccio Lamborghini. Повод был достойный — представлен прототип первого в мире серийного среднемоторного суперкара P400. Инженеры Джампаоло Даллара и Паоло Станцани при участии тест-пилота Боба Уолласа создали новаторскую конструкцию. Двенадцатицилиндровый V-образный двигатель конструкции Бидзарини был скомпонован с коробкой передач, сцеплением и задним дифференциалом и размещался поперечно позади двухместного кокпита. Вот только кузова у автомобиля на момент презентации не было — лишь голое шасси. Уже утром представители многочисленных итальянских карроцерий — кузовных ателье — занимали очередь на аудиенцию с Ферруччо Ламборгини, чтобы предложить свои услуги. Не было на стенде лишь дизайнера Джузеппе «Нуччо» Бертоне — на личный телефонный звонок Ферруччо он ответил, что терпеть не может толпу и приедет к вечеру, когда будет посвободнее. Приехав на стенд и обойдя могучее шасси, Бертоне произнес: «Я нарисую идеальный ботинок к этой превосходной стопе». 


Ламборгини немедленно дал согласие, не догадываясь, что недавно компанию Bertone покинул шеф-дизайнер, титулованный Джорджетто Джуджаро, а на его место пришел никому не известный новичок. Двадцатисемилетний Марчелло Гандини родился в Турине в состоятельной аристократической семье и вырос под звуки классической музыки. Его отец в свободное от управления семейным фармацевтическим бизнесом время дирижировал Туринским симфоническим оркестром. Но Марчелло, несмотря на явные успехи в искусстве, с ранних лет было по нраву крещендо автомобильного двигателя. Так и не получив ни художественного, ни инженерного образования, он рисовал все, за что платили, — даже барные стойки. Переделав кузов автомобиля своего приятеля, он вскоре нашел работу в небольшой карроцерии. Но приглашение от Бертоне казалось удивительным лишь тем, кто никогда не видел его набросков — лишенных академически безупречных пропорций, в чем-то наивных, но невероятно смелых и выразительных, не опирающихся на дизайн ради дизайна, а интуитивно влекомых функцией и инженерией. «Тестовое задание» казалось невыполнимым — за четыре месяца создать кузов для нового шасси. Но Гандини блестяще с этой задачей справился. Ортогональные чертежи и полноразмерная модель были готовы уже к Рождеству. Дизайн был утвержден мгновенно, лишь с несколькими незначительными модификациями.

Так на свет появилась Miura, названная в честь испанской ганадерии, известной своими особо свирепыми боевыми быками. Традиция давать автомобилям имена, связанные с корридой, зародилась именно в этот момент. В дизайне первого в своем роде дорожного гоночного суперкара Гандини отдал дань уважения Джуджаро, но, что гораздо более значимо, создал автомобиль вне времени. Невероятно низкая и широкая, быстрая и мощная Miura сочетала в себе несовместимое: мускулы и изящество, науку и искусство, острые углы и плавные обводы, обилие сложных деталей и безупречную гармонию. Даже сегодня, спустя десятилетия, Miura считается одним из красивейших автомобилей в истории. А тогда это было больше, чем откровение. Изначальный план Ламборгини продать 50 суперкаров (а Бертоне ставил на 20) с треском «провалился» — в итоге было произведено аж 765 экземпляров. Успех был невероятным, но Гандини не почивал на лаврах. За Miura последовал клиновидный четырехдверный концепт Marzal, за ним — серийные Espada, Urraco и Jarama. Работал Марчелло и над автомобилями других великих марок, но следующий прорыв был снова связан с разъяренным быком на эмблеме.


Lamborghini Miura

Lamborghini Espada at Abbey Road

Lamborghini Urraco (1972-75)

Lamborghini Jarama (1973-76)

Представленный в 1971 году прототип Lamborghini Countach стал сенсацией, воплотив все самые смелые решения Гандини, ранее опробованные им на различных концептах. Низкий и широкий, рассеченный множеством трапеций угловатый кузов с выдвижными фарами и откидывающимися вперед и вверх ламбо-дверями, а также с обилием аэродинамических элементов и воздухозаборников был настолько далек от принятых в индустрии стандартов, что его дизайн сразу стал культовым. Неудивительно, что именно Гандини — уже после окончания работы в Bertone — попросили нарисовать преемника Countach, не менее культовый суперкар Diablo, названный в честь свирепого быка герцога Верагуа, убитого на корриде в Мадриде в 1869 году. К слову, это последний Lamborghini, который застал сам Ферруччо. 492 л. с., 325 км/ч и разгон до сотни за 4,1 с — в 1990 году эти показатели казались невероятными. Все последующие автомобили Lamborghini — модели Murciélago, Gallardo, Huracán, Aventador — следовали линиям Гандини, претерпевающим пластичные трансформации, но по-прежнему хорошо узнаваемым.


Lamborghini Countach S

Lamborghini Diablo SE (1994)

Представленный в 2017 году суперкроссовер Urus стал настоящим испытанием не только для инженеров, но и для дизайнеров. Впрочем, согласно идеологии Гандини эти две профессии неотделимы друг от друга, и в Lamborghini это доказали. Urus стал сочетанием предельно совершенной инженерии и функционального дизайна, воплотившего в себе легендарную ДНК марки. 650 л. с. и 3,6 с до сотни — намного больше, чем у Diablo! Руководитель подразделения Lamborghini Centro Stile Митя Боркерт позже рассказывал, что черпал вдохновение в первых эскизах Countach. Облик Urus — очевидная интерпретация идей Гандини: клиновидный силуэт, множество трапеций, скошенные колесные арки, соотношение площади остекления и кузовных панелей. Urus ниже всех кроссоверов в классе и шире большинства из них. Узнаваемые шестиугольные элементы, похожие на соты, позаимствованы у Miura или Marzal, но в Urus Боркерт пошел еще дальше — чего стоит этот выразительный дизайн задних крыльев. Аналогично и в интерьере — несмотря на обилие новых функций и современных систем безопасности, здесь заметно архитектурное и стилистическое родство с Countach. Творческое и инженерное переосмысление самой концепции кроссовера — ровно то же самое, что в свое время сделали Даллара, Станцани и Гандини с суперкаром Miura.


Urus Pearl Capsule Verde Mantis

Каждая новая модель Lamborghini очевидно избыточна, опережая не только пространство, но и время. Вот почему многим она кажется пределом совершенства. Но только не преемникам Ферруччо Ламборгини. Какое новое воплощение получат идеи Марчелло Гандини (который, кстати, 26 августа встретил свое 82-летие)? Ответ держится в тайне, но первый намек уже есть — в новом дизайн-пакете Urus Pearl Capsule, который ознаменовал новый для марки уровень персонализации.


Четырехслойное глянцевое покрытие и особые перламутровые оттенки: желтый Giallo Inti, оранжевый Arancio Borealis, зеленый Verde Mantis — это не просто новые цвета, это расширение парадигмы. Дело не только в том, что ваш Lamborghini ранее должен был быть обязательно желтым. Новая визуальная идентификация, в том числе глянцевая черная отделка крыши, заднего диффузора, антикрыла и колесных дисков, а также особое двухцветное сочетание в дизайне интерьера с отделкой из анодированного алюминия и углепластика подразумевает еще большее расширение степени свободы. Как для дизайнеров и инженеров, так и для клиентов марки, число которых стремительно растет. С момента запуска Urus клиентам по всему миру было передано 10 000 суперкроссоверов — несмотря на все мировые кризисы.


Urus Pearl Capsule Arancio Borealis

Ферруччо Ламборгини был бы доволен.

Текст: Артем Ачкасов

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}