Если вдруг кто-то не смотрел сериал, объясню без спойлеров — он о нелегкой судьбе молодых людей в современной России и необычных способах заработка. Ребята, у меня к вам первый вопрос. Вот вы оказались в ситуации, когда нужна крупная сумма денег срочно, что вы делаете? Денис?

Денис Власенко: У меня богатая девушка. (Смеется.)

Продано.

Денис Власенко: Я ей позвоню.

Молодец! Женя?

Женя Сангаджиев.: Молодец. У меня есть пара номеров, кому я могу набрать.

Без последствий?

Женя Сангаджиев: Не знаю.

Ага, понятно, проработайте номера на всякий случай.

Лена Тронина.: А у меня все складывается прекрасно. Есть потребность — появляется предложение.

То есть Вселенная тебе отвечает?

Лена Тронина: Абсолютли!

А какая у вас была первая работа? Давайте так же идти с Дениса, чтобы не терять порядок.

Д.В.: Я лет в четырнадцать листовки раздавал.

Флаеры на вечеринки или в KFC?

Д.В.: На какие вечеринки? Типа «замена стекол»!

Хорошо. Женя?

Ж.С: У меня было много всяких работ. Самое яркое, наверное, я продавал арбузы.

А ты учил покупателей проверять, какой хороший? Это же настоящее искусство.

Ж.С.: Конечно! Я же мастер, если что.

Если что, сезон-то скоро начнется, я позвоню.

Л.Т.: А моя первая работа была… Мне было, наверное, лет пять. Нет, меньше, четыре! Мы еще жили на старой квартире. Мы с моим братом продавали тряпочки для посуды. Был отдельный прилавок. И еще магнитики и маленькие подсвечники, знаете, типа в год Змеи — змея, в год Быка — бык. Торговали под Новый год такими радостями и зарабатывали деньги.

Вот год Быка прошел, а у тебя быки остались, что вы с ними делали?

Л.Т.: Украшали квартиру. Как-то к нам пришла партия собак, переделанных в драконов — китайцы оторвали все ненужное и приклеили необходимое. Получились забавные игрушки.

Очень экологичное производство, между прочим. Давайте поговорим о сериале. Женя, ты выпускник школы кино и телевидения «Индустрия». Happy End был твоей дипломной работой. Ты читаешь сценарий, там —огромное количество откровенных сцен. Ты сразу понял, как ты будешь их снимать? Как работал с актерами?

Ж.С.: Точнее, это стало моей дипломной работой, потому что я так и не сделал диплом.

Удачно.

Ж.С.: Да, я читаю сценарий, который мне не нравится, я его переписываю так, чтобы мне понравилось. Соответственно, что там может быть удивительного, неизвестного?

Логично. Хорошо. А как ты работал с актерами? Это очень откровенный сериал в хорошем смысле, нет заблюренности, как это часто делают, все по‑честному. Как ты работал с Денисом и с Леной, чтобы все получилось?

Ж.С.: Надо просто самому нормально относиться к постельным сценам. Я особо не задумывался, как снимать, потому что это, по сути, хореография. Ты разводишь некий танец. У ребят есть конкретная задача: точка А и точка Б, между них и существуют. Режиссеру главное — прийти на площадку и создать все для того, чтобы это случилось. Начиная с того, как ты здороваешься с актерами, с того, как брифуешь команду, которая должна себя вести соответствующим образом. И погнали! Не в первую смену, конечно.

Д.В.: Во вторую.

Ж.С.: Да, в конце второй!

Хорошо, я поняла. Денис, а как ты готовился?

Л.Т.: Отжимался.

Д.В.: Я вообще придумал хороший стартап, потому что понял, что для мужчин, женщин и их причинных мест не существует специальных накладок. Обычно используют, что было под рукой, может, даже ладонь.

Ж.С.: Чужую причем.

(Смеются.)

Д.В.: Открывайте бизнес накладок.

Наташа Лу

Это очень хорошая идея. Лен, а вот ты как готовилась? Тебе как девушке… Все актрисы, например, голливудские признаются, что первая постельная сцена проходит очень тяжело. Ты не понимаешь, что делать. А со второй, с третьей уже легче.

Л.Т.: Мы же снимали стримы, поэтому я уже была голая перед командой. Всем стразу стало понятно, что я красивая. (Смеется.) Я шучу. Первый секс был с [Александром] Горчилиным. Мы снимали, раздевались. Ничего такого, все было технично. С Деном точно так же. Разделись, сделали все, что требовалось. На площадке были я, Ден, оператор и Женя.

Д.В.: Итого: человек 26.

Л.Т.: Мы знали, куда повернуться. Женя говорил, если надо было что-то доделать, мы доделывали. Ну и все.

То есть обстановка была интимная? Было комфортно?

Л.Т.: Абсолютно.

Д.В.: А еще, мне кажется, забавный факт, что первую постельную сцену в сериале мы снимали первой. Понимаете?

То есть ощущения были свежие?

Д.В.: Типа того.

Мне кажется, это очень классный ход. А есть ли у вас какие-то любимые откровенные сцены в кинематографе?

Л.Т.: Я сегодня вспоминала про фильм с Анджелиной Джоли и Антонио Бандерасом. Кажется, «Соблазн». Там все прекрасно выполнено.

С чьей стороны?

Л.Т: Да со всех сторон. Эти двое в принципе всегда все делают как надо. В данном случае — супероткровенно.

Так, Жень, а у тебя есть?

Ж.С.: Нет.

Не смотришь фильмы для взрослых? Художественные.

Ж.С.: На самом деле просто не могу вспомнить. Наверное, «Мечтатели».

Да, согласна. «Мечтатели» — хорошо. Денис?

Д.В.: Блин, я что-то думаю и не понимаю, какая моя любимая постельная сцена.

Окей. Вы, конечно, немножко романтизировали вебкам. Дети, дисклеймер: не ходите, пожалуйста, в вебкам. Там схема другая. Денег нет. Женя, вопрос к тебе как к художнику. Вот этот прием художественного преувеличения, что он тебе дает как режиссеру?

Ж.С.: Очень опасно тупо романтизировать вебкам, конечно, это дико индивидуальная история. А сериал — не учебник, не инструкция, как существовать в вебкаме или в остальных IT=индустриях. Если бы я рассказывал типичную историю про то, как девочка пошла в вебкам и не заработала, это бы был потрясающий сериал.

Рейтинги были бы зашкаливающими. Прайм-тайм.

Ж.С.: Конечно. Мы пытаемся все самое скучное убрать для того, чтобы показать все самое веселое. Понятно, что не все так весело. Достаточно прозаично. Это то же самое, что и YouTube, да? У каких-то ютуберов четыре миллиона просмотра за час, а у каких-то — два за год.

Это мой YouTube как раз.

Ж.С.: Подписывайтесь, ссылочка внизу будет. (Смеются.) Конечно, все дико индивидуально. Я снимал историю двух молодых людей, не обобщая. Там не должно быть морали. Это не басня и даже не притча. Это сериал про опыт: герои пытаются понять и простить друг друга за все, что произошло. Зритель здесь не учится, а задается вопросами.

Очень хорошая у тебя сейчас была мысль. Ты меня подвел вот к какому вопросу. Сериал называется Happy End — «Счастливый конец». Без спойлеров: концовка неоднозначная. Хочу у Дениса и у Жени спросить, в такой истории и вообще в принципе может быть счастливый конец? Как вам кажется?

Ж.В.: Мы все понимаем, чем закончится наша жизнь. Вот вам и общий финал.

Тогда вопрос к Лене: как, тебе кажется, развивается судьба твоей героини после титров?

Л.Т.: Не знаю.

Что? Ваши ответы доказывают, что там счастливого конца быть не может.

Д.В.: А может, и может, а может, и не может.

Л.Т.: Ну это да. Что считать счастливым концом? Я тоже так думаю.

Ж.С.: Счастливый конец — в опыте. Посмотрел сериал, получил опыт и пошел с ним дальше.