Никто не снимает скейтеров так, как Фред Мартейн
Далее Никто не снимает скейтеров так, как Фред Мартейн
Бенджамин Клементин: «Если обо мне будут снимать фильм, я хочу, чтобы это был Тарантино»
Далее Бенджамин Клементин: «Если обо мне будут снимать фильм, я хочу, чтобы это был Тарантино»

CЕРГЕЙ МИНАЕВ: «Матильду» обсуждают последние полгода. Фильм хотели запретить, но в итоге вы все-таки получили прокатное удостоверение. Как вы представляете себе день премьеры? Вы, наверное, пригласите многих. Вот в том ряду Михалков сидит, рядом Мединский — так обычно происходит? И вот вы приезжаете на премьеру, а никого из этих людей нет. Только шеренги православных активистов с плакатами в руках. Кричат: «Учитель! Позор! Запретить!»

АЛЕКСЕЙ УЧИТЕЛЬ: Я с большим волнением жду премьеру в Мариинском театре. Туда уже приходили православные активисты с плакатами. Охрана театра пыталась их отогнать, но они сопротивлялись. А рядом находится петербургская студия документальных фильмов, где всю жизнь работал мой отец, а потом и я. Студия, которую недавно закидали бутылками с зажигательной смесью. Некоторые меня уже обвинили в том, что это я сам заказал пиротехников.

С.М.: Как и всю эту пиар-кампанию, собственно.

А.У.: Да, конечно. Теперь я не то чтобы боюсь. Я надеюсь на нашу полицию — что они смогут вовремя предотвратить какие-то активные действия. Меня всегда поражает, как используют православие — с дубинами, криками «Cжигать!», — это же бред. Я видел в интернете, как сжигали мой портрет и плакат фильма. Этого я, мягко скажем, побаиваюсь. Не хотелось бы портить праздник премьеры. А еще с ужасом думаю, что во время сеанса господин Милонов проникнет в зал и начнет кричать, выбежит на сцену.

С.М.: С Поклонской вы встречались?

А.У.: Да, у нас была одна небольшая, «историческая» встреча. 12 июня, в День России, в Кремле. Меня попросили подойти к ней — в надежде, что мы помиримся. Целая процедура была проделана. Подошел я к ней вместе с Владимиром Мединским. Поздоровались. И министр культуры стал на телефон нас снимать — это же историческое событие. И она цыкнула.

С.М.: На него?

А.У.: Да. Сказала, прекратите, что вы делаете, вы это выложите потом в интернет. Он спрашивает: и что? А она: не нужно нас снимать вместе.

С.М.: Ну, а вы бы сказали: «Наташ, слушай, давай без свидетелей, без диктофонов. Зачем тебе все это нужно?» Вы задавали Поклонской такой вопрос?

А.У.: Нет, не задавал. И не буду.

С.М.: Почему?

А.У.: Потому что это бесполезно. Единственное, что я сказал, без всяких предисловий, абсолютно искренне: «Вы, пожалуйста, говорите все что хотите. Но только посмотрите сначала фильм».

С.М.: И что она ответила?

А.У.: «Я не буду смотреть».

Полную версию интервью читайте на сайте Esquire в четверг, 14 сентября.