Инженерный талант Уолтера Оуэна Бентли проявился уже в детстве — в девять лет он разобрал свой велосипед на детали, чтобы изучить его устройство. К началу Первой мировой Уолтер Бентли был одним из ведущих инженеров авиадвигателей в Великобритании. Применив в конструкции двигателя легкие алюминиевые поршни, он добился большей мощности и надежности при меньшей массе, за что получил орден Британской империи.

Уолтер Оуэн грезил созданием автомобилей — быстрых, комфортных и роскошных одновременно, что в то время казалось невозможным. Построить бескомпромиссный гоночный автомобиль, подходящий для путешествий, оказалось невероятно сложно — ведь обычно для спорта машины делают легче, демонтируя все лишнее, что приводит к полному отсутствию комфорта. Но в конце концов задача была выполнена.

А началось все, конечно, с автоспорта. Команда гонщиков Bentley состояла из аристократов и видных общественных деятелей. То есть постоянных клиентов марки. Экстравагантность «Парней Bentley» (Bentley Boys), как их называли, сочеталась с их достоинством и бесстрашием. Их триумфу и выходкам посвящали первые полосы газет. За семь лет участия в гонках на выносливость «24 часа Ле-Мана» гонщики Bentley одержали пять побед. Из них три подряд — Вульф Барнато, наследник алмазной империи, главный инвестор и председатель правления Bentley, герой войны и просто веселый парень, чисто по‑английски прозванный «Малышом» (Babe) за атлетическое телосложение и первоклассные навыки бокса.

Однажды, в марте 1930-го, ужиная в узком кругу друзей на яхте под Каннами, Барнато услышал о соревнованиях автомобилей с люксовым экспрессом Le Train Bleu (Blue Train). Роскошный поезд увозил британскую знать прочь от туманной меланхолии, из Кале на Французскую Ривьеру (Лазурный Берег). В темно-синих спальных купе с золотым декором в разное время отдыхали принц Уэльский (позже — король Эдуард VII), Уинстон Черчилль, Коко Шанель, Чарли Чаплин. Движимый мощным паровым локомотивом, состав мог поддерживать среднюю скорость 96 километров в час на перегонах, что для большинства автомобилей того времени было невозможным. Но только не для Bentley. Барнато полагал, что достигнутое другими гонщиками преимущество в два часа пятнадцать минут, учитывая, что поезд делает остановки, — смехотворно малый отрыв на 1200-километровом маршруте. Гонщик предложил всем присутствующим пари, но деньги на стол никто не положил — подозревая, что больше их не увидит.

Вульф Барнато около своей Bentley Six Speed, 1928 г.

Так или иначе, в 17:45 следующего дня, 13 марта, Барнато и его напарник, гольфист Дейл Борн, вышли из бара отеля Carlton, сели в роскошный седан Bentley Six Speed с 180-сильным 6,5-литровым двигателем и стартовали в Кале одновременно с экспрессом. К этому моменту Six Speed, самый успешный Bentley на спортивных трассах, уже принес Барнато победы в Ле-Мане, но эта гонка была сложнее — на узких и пыльных, местами грунтовых дорогах пилоту приходилось мчать во весь опор — и даже ночью, во время дождя! Блуждания в поисках заправки и прокол колеса не помешали гонщику прибыть в Кале почти на пять часов раньше поезда. Этим план Барнато не ограничивался — он загнал автомобиль на паром через Ла-Манш (до открытия Евротоннеля оставалось 64 года), и через час двадцать был в Британии. Затем Барнато помчался в Лондон (120 километров через графство Кент) и запарковал свой Speed Six у здания Консервативного клуба на Сент-Джеймс ровно в 15:20 — за четыре минуты до прибытия экспресса на вокзал Кале.

Этот случай вошел в историю. Мало кто теперь помнит, что после знаменитой поездки французы оштрафовали Барнато за неаккуратное вождение. Построенный для Барнато чуть позднее Bentley Six Speed с футуристичным кузовом от ателье Джона Герни Наттинга стал культовым, получив прозвище Blue Train.

Спустя семь десятков лет

Спустя семьдесят лет автомобили Bentley создаются на углеродно-нейтральном заводе в Крю, по классической концепции Уолтера Бентли: сочетание спортивной динамики и управляемости, комфорта, роскоши и готовности к путешествиям по любым маршрутам. Не исключено, что сегодня для такого заезда Барнато выбрал бы Bentayga S, уже ставший эталоном в ряду современных внедорожников.

Bentley Bentayga S

Прославившая марку идеология воплощена в нем на высшем техническом уровне. Великолепная динамика 550-сильного двигателя V8 с двойным наддувом — всего 4,5 секунды до сотни. Для сравнения: легендарному Six Speed, опередившему «Голубой экспресс», на такой разгон требовалось 10 секунд. Максимальная скорость — 290 километров в час против 135. Первая в мире система активного подавления кренов с электромеханическими стабилизаторами с 48-вольтовыми электромоторами.

Созданная для лучшей управляемости и маневренности пневмоподвеска с увеличенной жесткостью в спортивном режиме привела бы знаменитого гонщика в восторг. Не говоря уже про бескомпромиссно роскошную отделку из кожи и алькантары и выразительный аэродинамический обвес с черными глянцевыми зеркалами и элементами декора, а также спортивную выпускную систему. Впрочем, с помощью ателье индивидуализации Mulliner и программе Co-creation, можно создать свой, уникальный автомобиль из множества вариантов отделки и цветов, добавив уникальные элементы вышивки, инкрустаций и многого другого, заручившись помощью дизайнера Bentley.

Конечно, на Bentayga S Вульф Барнато добрался бы до Кале гораздо быстрее и с еще большим удовольствием.