Дель Торо высок, подтянут и, несмотря на фамилию, лишен бычьей задиристости. Наоборот, он воплощает статность: легкая поступь, плавные движения — актер ходит быстро, но без суеты. Только что он был здесь, а теперь уже в другом месте. Как ему это удается? Все три дня, что мы виделись в Лос-Анджелесе в рамках этого интервью, Дель Торо появлялся и исчезал внезапно, словно дуновение ветра. Откуда он пришел и куда ушел? Трудно сказать.

В юности Бенисио Дель Торо серьезно увлекался баскетболом. Его детская комната в городе Маримар, Пуэрто-Рико, была сплошь обклеена плакатами с любимыми игроками и походила на зал славы звезд баскетбола. В какой-то момент он даже рассматривал профессиональную карьеру. Не нужно быть спортивным экспертом, чтобы представить, каким сложным противником он мог бы быть: воображение рисует, как Дель Торо заполняет собой все пространство площадки, делает броски и передачи, появляясь словно из ниоткуда, а когда глаз цепляется за его силуэт, мяч оказывается уже в кольце.

Однако, в конечном счете он решил пойти по актерской стезе. Драматичное появление в кадре в первых секундах — не его стиль. Дель Торо заходит со стороны, словно крадучись, и зритель замечает его далеко не сразу. А потом он включает свою игру, задействует коронные приемы и — boom!

На протяжении тридцати лет Дель Торо играл сильных, отчаянных и загадочных мужчин, которые слову предпочитают дело. Мужчин, которые тихо разговаривают и громко стреляют. Он был Че Геварой и Пабло Эскобаром. Он воплотил с десяток крутых парней с темным прошлым — проблемных копов или преступников (а иногда и тех, и других одновременно), замешанных в нарковойнах. Посмотрите на него: разве Дель Торо можно предложить роль нервного организатора свадеб или массажиста? (хотя многие заплатили бы неплохие деньги, чтобы посмотреть на него таком образе).

Он предпочитает недоговорить, чем сказать больше, чем нужно; жесты и мимика для него важнее слов, поэтому он часто укорачивает свои реплики. Самые известные и запоминающиеся речи его героев звучат на испанском (фильмы «Траффик», «Че») или вовсе на каком-нибудь вымышленном языке, придуманном им самим («Подозрительные лица»). Вы все поймете, даже если не разберете ни слова.

Родительское собрание: Илья Стюарт убеждает маму, что в авторитарности нет ничего плохого
Далее Родительское собрание: Илья Стюарт убеждает маму, что в авторитарности нет ничего плохого
10 самых интересных и запоминающихся образов Эзры Миллера
Далее 10 самых интересных и запоминающихся образов Эзры Миллера

В обычной жизни актер тоже немногословен, но необщительным его назвать нельзя. Если Дель Торо в настроении, он отличный собеседник — интересный, располагающий к себе и веселый. Разумеется, его харизма чувствуется практически на физическом уровне.

Рубашка-поло, Ermenegildo Zegna Couture
Рубашка-поло, Ermenegildo Zegna Couture

Наши встречи для интервью проходили в ресторане отеля Sunset Marquis в Западном Голливуде, недалеко от дома Дель Торо, и в фотостудии, где проходила съемка. Но это не первая наша встреча: 17 лет назад я брал у него интервью в баре нью-йоркского отеля Four Seasons. Как сейчас помню, что мы пили водку с клюквенным соком. Бенисио был окрылен своим успехом на «Оскаре», где он победил в номинации «Лучший актер второго плана» за роль в фильме «Траффик» Стивена Содерберга. В тот вечер за соседним столиком сидела компания коренастых, одетых с иголочки италоамериканцев, аплодировавших Дель Торо, когда тот шел мимо. А один даже встал и пожал ему руку — это был Стивен Ван Зандт, гитарист группы E Street Band и одна из звезд сериала «Клан Сопрано».

С тех пор утекло много воды. Мир сильно изменился. Но есть вещи, которые остались прежними: я все так же беру интервью у кинозвезд, а Дель Торо по‑прежнему берется за роли проблемных мужчин. На первый взгляд может показаться, что мы с Бенисио пребываем в стагнации, но это не так. За себя не ручаюсь, но Дель Торо за это время наработал внушительную фильмографию, а его персонажи становятся все более проработанными и интересными.

Дель Торо — актер старой школы. Он напоминает о той эпохе американского кинематографа, когда между понятиями «главный герой» и «характерный персонаж» стерлись границы, а нестандартные актеры, которым раньше приходилось довольствоваться эпизодичными ролями, получили шанс выйти на передний план.

Дель Торо преклоняется перед актерами нового Голливуда, чья карьера достигла пика в 1960-х и 1970-х годах — это Роберт Де Ниро, Аль Пачино, Джек Николсон, Дастин Хоффман и другие. Почти все начинали с театра и изучали актерское искусство как ремесло, причем часто у одних и тех же мастеров. В случае с Дель Торо это была Стелла Адлер, которая работала с Марлоном Брандо и Джеймсом Дином.

Об олдскульности Дель Торо говорят и его увлечения. Он любит классический рок и слушает музыку на виниловом проигрывателе.

— Меня это очень расслабляет.

На нашу встречу он приходит в пиджаке и футболке с логотипом The Rolling Stones. Название группы неоднократно всплывает в разговоре, так же как и The Clash и The Beatles. Он особенно оживляется, когда бросаю фразу про недооцененное сольное творчество Пола Маккартни.

— Да, чувак, особенно альбом Paul McCartney II!

А еще он подписан на журналы Mojo и Uncut. Он читает печатные книги. Из последних открытий — «Боязнь полета» Эрики Джонг и книги Герберта Уэллса.

Совсем недавно закончились съемки сериала «Побег из Даннеморы», режиссером которого стал Бен Стиллер. Сериал основан на реальном случае побега из тюрьмы в 2015 году, ставшего одним из самых ярких событий американской криминальной хроники. Правда, Дель Торо не особо любит сериалы, отдавая предпочтение классике кино.

Коллега Дель Торо по недавнему фильму «Убийца 2″ Джош Бролин рассказывает: «Спрашиваю я Бенни, мол, чем сегодня занимался? Он отвечает: фильмы смотрел. Я говорю: так же как и вчера? А он мне: как и весь последний месяц». И я знаю, что он реально целый месяц смотрел старые фильмы. 30 дней просидел в темноте за просмотром старого кино и ел доритос».

За все время, что мы общались с Дель Торо, он достал свой телефон лишь раз, и знаете для чего? Чтобы посмотреть время. Когда я спросил о соцсетях, актер посмотрел на меня так, будто я спрашиваю его о тайном увлечении народными танцами. Facebook? Пустота в глазах. Twitter? Удивление. А Instagram? Глухая тишина.

Но Дель Торо не хочет походить на старого брюзгу, считающего, что раньше было лучше.

— Ну уж нет! Я сто раз слышал это от своего отца. Понимаете, есть вещи, которые невозможно изменить. Мы стареем и не можем осуждать молодежь. Это она должна осуждать!

Наконец, Дель Торо вспоминает, когда он пользовался своим телефоном помимо звонков.

— Википедия! — восклицает он.

Говорят, что образ персонажа раскрывается через детали. В таком случае мне есть, что добавить к образу Бенисио Дель Торо: он водит старый американский внедорожник и классическую машину 1970-х годов Ford LTD — у его отца была такая же. На нем фанатская бейсболка клуба «Филадельфия Севенти Сиксерс» и обтекаемые солнечные очки, как в 1990-х. На нашей первой встрече в 2001 году Дель Торо был в футболке с эмблемой «Филадельфия Севенти Сиксерс», и в тех же обтекаемых очках и напевал песню The Rolling Stones Doo Doo Doo Doo Doo (Hearthbreaker) из альбома Goat’s Head Soup. В его бороде появилась проседь, но шевелюра по‑прежнему густая. В общении с официантами он всегда проявляет вежливость, а в общении с интервьюерами — терпение.

Он живет один.

— Ночи не всегда одинокие.

Не тоскливо ли ему?

— К тому моменту я уже засыпаю.

Такой ответ не в его манере. Он задумывается:

— Одиноких людей сейчас больше, чем когда бы то ни было. Общество давит на них, со всех сторон слышно: «Эх, так и будешь всю жизнь один». Конечно, я не хочу всю жизнь быть один, этого никто не хочет. Но я все же одиночка.

Он никогда не был женат. А хотел бы?

— Я не понимаю, зачем люди женятся.

А был ли в его жизни момент, когда он был готов жениться?

— Я был влюблен, даже несколько раз в своей жизни. Но влюбляясь, ты становишься уязвимым и зависимым от другого человека, что в свою очередь приводит к скандалам на пустом месте, драмам, ссорам.

Правда, он признает, что иногда он завидует своим женатым друзьям. Брат Бенисио, Густаво, находится в счастливом браке, супруги во всем поддерживают друг друга.

— С моей стороны было бы глупо не хотеть такого в своей жизни, — говорит Дель Торо. — Но я не могу сказать, что несчастен. В моей жизни все стабильно и хорошо.

У него есть дочь, Делайла, ей шесть лет. В нашем разговоре он часто ее упоминает с гордостью, присущей всем родителям. Ее мать — Кимберли Стюарт, дочь Рода Стюарта и его первой жены Аланы Гамильтон.

Хотел бы он еще одного ребенка?

— Если чему жизнь меня и научила, так это тому, что никогда нельзя говорить «никогда». Я не знаю, что меня ждет в будущем. Мы с матерью Делайлы живем порознь, но у нас хорошие отношения, и я ей за это благодарен. С матерью второго ребенка все должно быть по‑другому. Я не хочу детей просто для того, чтобы они были. Это неправильно.

Делайла родилась, когда Дель Торо было 44 года, и он рад тому, что не стал отцом раньше.

— Если бы она родилась, когда мне было 26, я был бы самым ужасным отцом. Я каждую ночь ходил по барам, клубам и вечеринкам. Каждую ночь. К 30 годам на меня свалилась куча дел, я немного остепенился, но все равно тусовался каждый день. Я не понимаю, как люди женятся так рано. Вернее, я понимаю, почему они это делают, но я также понимаю, насколько это тяжело.

Дель Торо одевается просто, в его одежде нет ничего бросающегося в глаза (на одну из наших встреч он пришел в джинсовой куртке, футболке, черных брюках и кроссовках Адидас старой модели), но я не мог не заметить массивное серебряное кольцо в форме львиной головы на его пальце. Он дает мне его рассмотреть. Я взвешиваю кольцо в руке, затем примеряю — слишком большое для моих бледных и тонких пальцев, привыкших печатать огромное количество текста. Откуда оно у него?

— Кое-кто подарил.

А он может рассказать?

— Давай оставим это в тайне.

Что оно для него значит? Он медлит с ответом, размышляя, стоит ли поделиться со мной этой крупицей информации. В конечном счете он пожимает плечами, словно говоря: «Какого черта?»

— Я не хочу пресмыкаться и скулить как гиена, — говорит он, складывая руки в умоляющем жесте. Затем грозным низким голосом продолжает. — Я лев, который будет ждать, когда добыча сама придет к нему в лапы.

И снова замолкает. А затем разражается хриплым смехом, согнувшись полубоком, на его лице усмешка, плечи подрагивают. И вовсе он не бык и не лев, а скорее, мультяшный пес Маттли.

Бык, лев, пес… Подождите, мы еще не закончили.

Актриса Эмили Блант, снимавшаяся с Дель Торо в «Убийце 2» и «Человек-волк», сравнивает его с медведем. — Эмили считает, что Бенисио похож на большого медведя, — рассказывает мне Джош Бролин. — Все дело в его взгляде, он всем мужикам мужик. Но сердце у него очень доброе. За этой брутальной оболочкой скрывается божий одуванчик!

Лонгслив, Brunello Cucinelli
Лонгслив, Brunello Cucinelli

— Я не выбирал, где мне родиться, и не выбирал этот гребаный мир, в котором мы все живем, — отвечает Дель Торо на мой вопрос о том, насколько происхождение повлияло на его карьеру. — Но я точно могу сказать, моя жизнь оставила ***ный отпечаток на всех моих персонажах. Я имею ввиду мой жизненный опыт, детство, взросление — все, через что мне довелось пройти. С этого начинается любой мой проект. С мамы и папы, затем школа, религия, суеверия и, наконец, культура. Я пуэрториканец, а еще латиноамериканец, испанец и американец в конце концов. Все эти вещи оставили свой след, который ни за что не свести.

Родители Дель Торо были адвокатами. Его мать, Фауста, происходила из знатной пуэрто-риканской семьи родом из Сан-Хуана. Отец же был выходцем из семьи попроще, обосновавшейся в городке Сан-Жерман на противоположном от Сан-Хуана берегу острова. Густаво (так звали отца Дель Торо) был «из простого народа» и, перед тем как стать адвокатом, служил в армии. Детство Бенисио прошло в Маримаре — маленьком, но приличном пригородном районе Сан-Хуана. Он ходил в престижную католическую школу смешанного типа. Но когда ему исполнилось 9 лет, его мать умерла от гепатита.

— Мое детство было противоречивым, — говорит Дель Торо. — Даже грустным, я бы сказал. Мы все знали, что мама скоро умрет. Да, все когда-то умирают, но мы жили с этим знанием, и понимали, что это произойдет очень скоро. Но в то же время в нашем доме царили покой и счастье. У моей мамы было изумительное чувство юмора. Она не страшилась своей судьбы и просто наслаждалась жизнью. Некоторые могут застыть в ожидании смерти, зациклиться на на мысли: «Ох, ***, я скоро помру», но мою маму это не пугало. Она была крепким орешком.

Отец Дель Торо был строгим человеком. Он вырос в семье полицейских, и его детство было непростым: он тоже рано лишился матери. В семье актера все мужчины обладали стальным характером. Двоюродный дядя Дель Торо служил в полиции, а затем стал телохранителем. Работа была опасной, ему неоднократно приходилось участвовать в уличных перестрелках. Именно таких парней теперь играет сам Дель Торо.

Именно от отца Бенисио унаследовал свою решительную и быструю поступь. Они оба обожают баскетбол: Дель Торо-старший не пропустил ни одной игры своей любимой команды. Тем не менее, отец и сын не всегда ладили.

Если старший сын Густаво был послушным, то Бенисио вечно создавал проблемы (кстати, со старшим братом у актера очень теплые отношения; Густаво — преуспевающий врач и вице-президент учебной больницы в Бруклине).

— Если ты не соглашаешься с его мнением, — говорит Дель Торо о своем отце, — тогда жди неприятностей. Он мог сильно разозлиться. Мне часто прилетало от отца, но тогда это было нормально, я был не один — всем моим друзьям периодически доставалось от родителей. До сих пор помню, как он доставал ремень или орал мне прямо в лицо.

— Дело вот в чем, — объясняет Дель Торо, — если бы все участие отца в моей жизни ограничивалось руганью и «воспитательными» оплеухами, тогда это было бы плохо. Но отец всегда был рядом — каждый завтрак, каждый ужин мы проводили вместе. А еще я прекрасно понимал, что в 90% случаев папа был прав. Наверное, своим поведением я просто хотел привлечь его внимание, и поверьте, я получал его сполна, в самом чистом виде. Я бы сказал, это была внутривенная инъекция внимания.

Почти сразу после смерти Фаусты отец Бенисио снова женился. Актер тогда был подростком, и этот период его жизни был не самым простым.

— Мама умерла, папа женился на новой женщине — все это сильно повлияло на меня. Никогда в жизни у меня не было депрессии, но тогда я был очень близок к ней. В школе у меня ухудшились оценки. Общество на всех навешивает ярлыки — так вот, мои одноклассники считали меня клоуном.

В круг самых близких людей Дель Торо входила его крестная мать, Сара Торрес Перальта. Она была успешным адвокатом и хорошей подругой его покойной матери.

— Моя крестная разделяла наше горе после маминой смерти, — рассказывает он. — Между мной, братом и Сарой есть особая связь. Думаю, она гораздо лучше нашего отца понимала, что мы с братом чувствуем.

Когда ему было 13 лет, крестная спросила, не хочет ли он учиться в Америке. Бенисио ответил, что был бы не против. В тот же день они купили билеты на самолет и полетели в Пенсильванию, где находилась одна из лучших частных школ. Торрес Перальта поверила в него.

— Та частная школа была очень дорогой, и оплату всех счетов она взяла на себя. Мне невероятно повезло, что у меня была такая крестная, — вспоминает он. —  Она любила говорить: «Иди ва-банк!».

Бенисио всегда был веселым ребенком. В детстве он часто изображал Мика Джаггера и смешил окружающих до колик. Вполне вероятно, такие перевоплощения и побудили Густаво предложить младшему брату стать актером. Его слова по‑прежнему удивляют Бенисио: да, их мать очень увлекалась искусством и прививала младшему сыну любовь к живописи. Отец любил поэзию. А еще все мужчины в роду Дель Торо были страстными почитателями кинематографа, особенно они любили вестерны с Джоном Уэйном и Клинтом Иствудом. В подростковом возрасте Бенисио любил фильмы про монстров, которые он ходил смотреть к своим двоюродным братьям на большом проекторе. Но несмотря на такой семейный интерес к искусству, никто из родственников актера не занимался им профессионально и не зарабатывал этим на жизнь.

После школы Дель Торо понял, что совершенно не представляет, чем хочет заниматься дальше.

— Признаюсь, я был в панике. Баскетбол как-то не пошел. Я думал заняться живописью, начал ходить на курсы по рисованию, но…

Он поступил в Калифорнийский университет в Сан-Диего. Поскольку ни одно направление особенно его не привлекало, он решил изучать бизнес. Правда, поступая в колледж, Дель Торо и не подозревал, что Калифорнийский университет славится своим драматическим факультетом, а их театральная кафедра — одна из лучших в США. Дель Торо записался туда, скорее, от скуки.

— Я совершенно не ожидал, что там будет так весело! Раньше мне казалось, что любое серьезное занятие в жизни должно быть скучным и тяжелым. Все вдруг стало казаться мне таким логичным, как будто встало на свои места. И тогда меня посетила мысль: возможно, именно этим мне и стоит заняться.

Год спустя он бросил учебу.

— Я был безбашенным, говорю же.

Дель Торо решил поехать в Нью-Йорк, чтобы пройти суровое испытание актерской школой американского театра. Он продержался пять месяцев.

— Было очень тяжело, у меня ничего не получалось, и в итоге я сказал себе: «Всё, баста!».

Горечь поражения убедила его вернуться в колледж. По пути в Сан-Диего он решил навестить брата, учившегося на врача в Лос-Анджелесе. Там Бенисио познакомился с агентом, который предложил молодому актеру пойти на собеседование в знаменитую Академию театрального мастерства им. Стеллы Адлер. После прослушивания Дель Торо сразу же предложили место и стипендию. Одним из его наставников была сама Адлер — женщина, разглядевшая талант Марлона Брандо.

К учебе в Академии я относился очень серьезно и старался изо всех сил, — рассказывает Дель Торо.

Он жил в маленькой квартирке без кухни, зато она была недалеко от океана и квартиры его брата Густаво. Первыми ролями актера стали эпизодические персонажи в различных телешоу. Работы было, что называется, то пусто, то густо. Но в моменты наивысшего отчаяния Дель Того всегда внезапно поступали предложения о съемках:

— На один пройденный кастинг приходилось 300 не пройденных, — вспоминает Дель Торо.

Его можно увидеть в клипе Мадонны на песню La Isla Bonita или в одной из серий «Полиции Майами». Еще он снимался в сериале «Нарковойны: История Камарены». Джош Бролин вспоминает, как в 1987 году они с Дель Торо только начинали свой творческий путь и вместе снимались в сериале «Частный сыщик». Бролин играл одну из главных ролей, Дель Торо достался проходной персонаж.

— Он был тощим, с шапкой волос на голове, которые были уложены строго вертикально, как у Головы-ластика, — говорит Бролин. — Помню одну нашу общую сцену. У моего персонажа украли тачку, но потом он ее вернул. До угона это был черный «Мерс» 1949-го года, а после он стал канареечно-желтым. Мой герой пришел в ярость, когда это увидел. Суть этой сцены была в том, чт нужно благодарным уже за то, что машину вообще вернули. У Бенисио была всего одна реплика: «Не вздумай сюда вернуться!», и он произнес ее так: «Не вздумай… сюда…вернуть…ся…». Я тогда стоял и думал: «Твою ж мать, как же он долго это говорит! Как он вообще умудряется ее так растягивать?!» И в результате этот подлец украл мою сцену! Все были в восторге от его находки, и он действительно был хорош.

Первым полнометражным фильмом Дель Торо был «Коротышка — большая шишка», в котором он сыграл Дюка-собачью-рожу, его персонаж был наполовину человеком и наполовину собакой. А в 1989, когда ему был 21 год, Дель Торо исполнил роль жестокого приспешника колумбийского гангстера в фильме «Лицензия на Убийство» — втором и последнем фильме о Джеймсе Бонде с Тимоти Далтоном. На тот момент это была вершина карьеры начинающего актера. На протяжении 16 недель он снимался в Акапулько и Мехико, а заплатили ему такую сумму, о которой она даже не мог мечтать:

— Сорок кусков! С ума сойти!

После съемок он купил себе изящный дорожный чемодан.

— Мне хотелось путешествовать со вкусом!

Дель Торо снялся в «Бегущем индейце» Шона Пенна. Работал вместе с Джеффом Бриджесом в фильме «Бесстрашный» и в фильме «Среди акул» с Кевином Спейси. Но настоящим прорывом в карьере Дель Торо стал фильм «Подозрительные лица», вышедший в 1995 году — напряженный фильм в жанре неонуар с великолепным актерским составом.

Одетый в красную шелковую рубашку, расстегнутую едва ли не до пупка, и в черном смокинге поверх нее, Дель Торо играет Фреда Фенстера — профессионального преступника, который постоянно пританцовывает. Сбритые брови, бледная кожа и иссиня-черные волосы делали его похожим на латинскую звезду немого кино. Актер двигается так, словно пережил инсульт. Слушая его речь, невозможно поверить, что Дель Торо с детства говорит по‑английски. «Да он тебя прихлопнет, реально прихлопнет», — бурчит он в кадре.

— Такой тип запросто выдаст своих ребят и даже не поморщится, — говорит Дель Торо.

Ничего из вышеперечисленного не было в сценарии, актеры и режиссер сказали Дель Торо довериться своему чутью.

— Я решил рискнуть. Я постоянно выдумывал что-то эдакое во время учебы, но в кино — ни разу. Думаю, тогда я в первую очередь думал о том, чтобы понравиться продюсерам, из-за этого не мог в полной мере сфокусироваться на самой работе. Но в тот момент я подумал: «Черт возьми, да я же умею играть!»

Во время съемок «Подозрительных лиц» Дель Торо пару раз срывался.

— Мне казалось, что я занимаюсь какой-то фигней. Я все время думал: «Ты идиот, настоящий клоун!». Когда у меня не получалось, я начинал играть по сценарию, — но в результате получалось еще хуже. Актеру тяжело понять, когда он играет хорошо, зато он всегда знает, когда играет плохо. Мне пришлось пересилить свои сомнения и страхи, потому что другого выхода не было. В конце съемок я совсем раскис. Я думал, что вел себя как клоун, что мой персонаж выглядит глупо и что с этим уже ничего не поделаешь.

Однако «Подозрительные лица» стали хитом.

— И это меня кое-чему научило: сделав выбор и решив посвятить себя чему-то, ты уже не можешь пойти на попятную. Никто не знал наверняка, что в результат у нас получится отличный фильм. Ну, а если бы не получилось, то все бы вспоминали «Подозрительные лица» за того придурковатого парня.

После этого фильма Дель Торо перешел в высшую лигу, его стали сравнивать с такими мастодонтами кино, как Джон Малкович, Микки Рурк, Энди Гарсия, Уиллем Дефо, Шон Пенн, Дэниел Дэй-Льюис, Гэри Олдман.

— Меня сравнивали с актерами, фильмы которых всегда идут смотреть в кино. А теперь я стучался в дверь этого клуба и до того, как меня пустят за порог, оставалось совсем немного времени.

В карьере Дель Торо были свои взлеты и падения, был момент, когда он даже хотел оставить актерскую карьеру и заняться чем-то другим. После «Подозрительных лиц» Дель Торо выиграл несколько наград за роль Бенни Далмау, друга Жана-Мишеля Баскийи, в автобиографическом фильме Джулиана Шнабеля. Он играл звезду бейсбола в фильме «Фанат» с Робертом Де Ниро. Он даже сыграл в романтической комедии «Лишний багаж».

Затем была роль толстого фриковатого адвоката-наркомана Доктора Гонзо в фильме «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (1998) — великолепной адаптации книги Хантера Томпсона. Игра Дель Торо была невероятна по своей напряженности и степени отдачи: актер тушил сигареты о свою руку в сценах, которые даже не попали в финальный монтаж. Но этот фильм чуть было не перечеркнул карьеру Дель Торо. Вокруг актера стали ходить слухи о его сумасшествии, тяжелом характере и пристрастии к наркотикам.

— Я очень горжусь этим фильмом, но он провалился. Но все равно я его люблю.

Затем последовали съемки в «Большом куше» Гая Ричи и «Обещании» Шона Пенна. А в 2000 году выходит фильм «Траффик», который меняет жизнь Дель Торо. Возможно, его будут помнить именно по роли Хавьера Родригеса, мексиканского полицейского в очках-авиаторах и замшевых ботинках, который борется против всех: армии, картеля, американцев.

Роль в «Траффике» принесла Бенисио еще несколько отличных проектов, в частности, фильм Алехандро Гонзалеса Иньярриту «21 грамм», где Дель Торо сыграл бывшего афериста, поверившего в бога после ужасной автокатастрофы. А еще роль психопата Джеки Боя из «Города Грехов» и наркомана Джерри, героя фильма «То, что мы потеряли», который заводит роман со вдовой своего друга (в исполнении Холли Берри).

В 2008 году Дель Торо получает пальмовую ветвь на Каннском кинофестивале за роль Че Гевары в фильме Стивена Содерберга «Че». Эрнесто Гевара в исполнении Бенисио — не идеализированный революционер всех времен, украшающий сотни тысяч футболок, а солдат, врач, куритель трубки, астматик и несгибаемый партизанский лидер.

Дель Торо не ограничивается только серьезными ролями. Время от времени он снимается в проектах режиссеров провокаторов, как Оливер Стоун (в фильме «Дикари» Дель Торо сыграл боевика наркокартеля, сидящего на кокаине), и любимцев критиков («Врожденный грех» Пола Томаса Андерсона), а также в коммерческом кино (Коллекционер в фильмах Marvel). В прошлом году он запомнился своим появлением в фильме «Звездные войны: Последний Джедай), где сыграл беспринципного вора по прозвищу «ДиДжей».

Джошу Бролину особенно понравилось появление друга в «Звездных войнах»:

— Я смеялся больше всех, когда это увидел. Я слышал истории о том, как молодые актеры реагировали на него во время съемок. Он не пытался произвести впечатление, но они подходили к нему и спрашивали: «А вы сейчас будете делать вот это? А зачем? Почему?» Теперь достаточно просто ходить по разметке и читать свои реплики, но Бенни никогда так не работал. Он заполняет собой момент. Именно к этому нужно стремиться каждому актеру: заполнять собой момент, но выглядеть так, будто ты слишком стараешься.

Несмотря на внушительное актерское портфолио, с ролями всегда было непросто:

— Мне всегда было нелегко найти работу, — говорит он. — И сейчас нелегко. Вернее, тяжело найти хорошую работу. Конечно, предложения всегда есть, но я расставил свои приоритеты. Если бы я был писателем или художником, то все было бы иначе, но я актер, который зависит от слишком многих вещей: фильмы не создаются в одиночку. Тяжело работать, если у тебя есть вкус или свое мировоззрение. В таком случае придется подождать, прежде чем попадется что-то стоящее.