Мужчина

Георгий Балабаджян и Lancia Delta Integrale
Далее Георгий Балабаджян и Lancia Delta Integrale
Юрий Антонов и Jaguar XJ-S
Далее Юрий Антонов и Jaguar XJ-S

Коллекционирование машин позволяет мне попасть в картинку той эпохи, где я бы пожил. Меня привлекают два исторических периода. Автомобили 1960-х годов, которых большинство в моей коллекции, — это измерение кино эпохи романтизма, времени надежд. Второй период — 1920-е и начало 1930-х (конец 1930-х мрачноват) — эпоха открытий и изобретений, в том числе в автомобильной промышленности. Практически все, что сегодня используется в индустрии, придумали тогда: гидроусилители, кондиционеры, автоматическую коробку переключения передач, алюминиевые кузова, легкие аэродинамические конструкции.

Свой дом я строил по заветам модернистской архитектуры: гараж как раз недавно расширил, он сделан в стиле баухауз. Помимо этого я оформил квартиру в стиле 1970-х, она идеально вписывается в атмосферу дома, где живут ровесники моих родителей — люди, чьи лучшие годы пришлись на то время. Соответственно, и следующий мой автомобиль должен быть из 1970-х — 123-й Mercedes с кузовом «универсал» (Mercedes S123). В арабском мире они до сих пор на ходу, но в хорошем состоянии автомобиль найти сложно. Это еще те «мерседесы», которые ржавели, так что в основном попадаются экземпляры под реставрацию. А уж обнаружить машину в отличном состоянии, да еще с кондиционером, электрическими стеклоподъемниками, деревом в интерьере — практически нереально.

Автомобили того времени с маленьким пробегом сегодня высоко котируются: от €50000 и выше, а не так давно стоили по €3000 и были никому не нужны. Forbes признал старинные автомобили инвестициями с самой высокой доходностью, сравнивая их с ценными бумагами и недвижимостью. Но я свои машины в этом смысле никогда не рассматривал: у меня есть экземпляры, которые выросли в цене раз в пять с момента покупки, но продавать их я не собираюсь.

Автомобиль

Как-то раз, году в 2003-м, я зашел в Берлине в только открывшийся центр реставрации старинных автомобилей — тогда он назывался Meilenwerk, а сейчас Classic Remise, — и там эта машина продавалась: яркая, красная, она так поразила мое воображение, что я ее купил и поехал в Москву.

На дороге она ведет себя как очень правильные «жигули». Если вы когда-нибудь ездили на «копейке», ощущения такие же, только лучше. Она мощнее, более приемистая, есть гидроусилитель руля, передачи включаются так, как надо. «Жигули» — потому что одна эпоха и принципы автомобилестроения. Для сравнения: в моем гараже стоят две «волги» — 21-я и 24-я: «волга» это скорее некачественный американский автомобиль, видно, что там скопировали, сям скопировали, там сэкономили, тут сэкономили. В итоге кроме эстетики у «волги» ничего не остается. «Жигули» же это Fiat, отличная маленькая машина своего времени, а Pagoda — большая машина той же эпохи. Поэтому такое сравнение. Она прекрасно управляется, проехал на ней пол-Европы — сел в Берлине, вышел в Москве, и никаких проблем.

Мой автомобиль выпущен в 1965 году, это первая серия, мотор объемом 2,3 литра, механическая коробка передач, а из опций: во‑первых, жесткий верх (неофициальное название Pagoda появилось из-за немного вогнутой крыши, но сегодня я ее снял), во‑вторых, литые диски, в-третьих, УКВ-радио, в-четвертых, гидроусилитель руля. Вот и весь список. Мощность мотора — 150 лошадиных сил. Это и по сегодняшним меркам немало, а в свое время Pagoda был самым быстрым родстером. Из серийных, то есть если не брать суперкары. Автомобиль мечты для «обычного» потребителя. Дороги наши, конечно, не позволяют разогнаться, в отличие от немецких автобанов, там я выжимал до 170 км/ч. Но скорость меня интересует не как поклонников гоночных автомобилей — это скорее эстетическая составляющая образа машины.

Из-за простоя в гараже машины умирают — у них со временем вытекают все жидкости, поэтому я стараюсь ездить как можно чаще. За год каждая накатывает тысячу километров. У меня есть Adenauer, это тоже неофициальное название, в честь первого канцлера ФРГ Конрада Аденауэра, который на этом большом мерседесе-лимузине перемещался. Летом на таком тяжело ездить каждый день, зато это образцовый автомобиль для выездов с водителем: мало того что плавно едет, так еще там места много, гораздо больше, чем в любом современном лимузине — и сверху, и снизу, и спереди. В остальных случаях за руль сажусь сам.

На «Пагоде» я иногда езжу на работу. Лето у нас короткое, хорошая погода — редкость, так что нельзя упускать возможности. Идеальный температурный режим для поездки — 22 градуса и облачность. Сегодня день подходящий. Модель W113 выпускалась и с кондиционерами, но позже, для американского рынка, — это была дорогая опция. В моем автомобиле его нет.

Единственная же досадная история с этой машиной произошла на открытии сезона классических автомобилей в Москве напротив Кремля. В мою «Пагоду» 1965-го года врезалась девушка на 21-й «волге» 1966-го — прямо-таки путешествие во времени произошло.

Благодарим Московский дворец пионеров на Воробьевых горах за помощь в проведении съемки.