Для фанатов «Игры престолов» образ Джораха Мормонта, верхом на коне пересекающего весь Вестерос, давно стал делом привычным. Но актеру Иэну Глену, на протяжении семи сезонов исполнявшему роль межевого рыцаря, такой способ передвижения так и не полюбился.

— Мне всегда нравилось ездить на велосипеде, — рассказывает актер. — В наше время это один из самых практичных и, что немаловажно, самых безопасных видов транспорта.

Глен вспоминает, что в некоторых локациях, особенно в Испании, прохожие не оставались равнодушными к странствующему, безответно влюбленному рыцарю.

— Они просто атакуют, — говорит Глен. — Берут и тискают тебя, даже не спросив, хочешь ты этого или нет.

К агрессивному поведению это, разумеется, не отнесешь, но перемещение между точками съемок подобные интеракции с фанатами затрудняют.

— Люди не проводят параллели между актером и его велосипедом, и это всегда играет мне на руку: я начинаю потихоньку отходить к своему байку, сажусь на него и гоню в какой-нибудь укромный ресторанчик, где отсиживаюсь, пока шумиха не уляжется. Это мой типичный план.

В Нью-Йорке дела обстоят несколько проще. Глен настоял на том, что для участия в апрельской статье дойдет до нашей редакции пешком, хотя между отелем, в котором остановились актеры «Игры престолов» для премьеры восьмого сезона, и офисом Esquire — несколько кварталов, оккупированных фанатами. В Нью-Йорке фанаты также узнают Глена, но дают ему спокойно идти по своим делам.

— Мне кажется, это мило, — говорит Глен. — Чем-то напоминает мне Лондон.

Шляпа, Scotch & Soda; очки, Dolce & Gabbana; поло и брюки, Dondup; сандалии, Le Tigre
Шляпа, Scotch & Soda; очки, Dolce & Gabbana; поло и брюки, Dondup; сандалии, Le Tigre

На первых порах пристальное внимание окружающих людей к персоне Иэна Глена было особенно тяжело принять детям актера (у актера три ребенка: мальчик и две девочки). Его младшей дочери всего шесть лет, и актер отчетливо помнит, как девочку смущали приближавшиеся к ним незнакомцы. Актер улыбается, вспоминая вопросы дочери: «А ты знаешь этого дядю? Почему эти люди все время говорят с тобой? Почему они зовут тебя Джорах?» Однако сам Глен рад такой реакции. По его словам, лучше всего его чувства удается выразить его жене: «Кому не захочется, чтобы пару раз за день его похлопывали по спине и говорили, какой ты замечательный?»

Для многих коллег Глена по «Игре престолов» этот сериал стал началом карьеры (например, Белла Рамси, сыгравшая двоюродную сестру Джораха, даже не видела большую часть сериала, потому что на момент окончания съемок ей исполнилось всего 15 лет). Однако Глен к своим 57 годам успел сняться в десятках фильмов, театральных постановках и телевизионных проектах. Одним из самых теплых и даже ностальгических воспоминаний актера о Нью-Йорке была совместная с Николь Кидман работа в бродвейском спектакле «Голубая комната», поставленном в 1998 году. Тогда он жил рядом с Центральным парком и чуть ли не все свободное время проводил в Метрополитен-музее.

— Столь щедрая возможность начать актерскую карьеру в столь юном возрасте является настоящим чудом, — говорит Глен о своих коллегах Мейси Уилльямс и Софи Тернер, которые на момент начала съемок были еще совсем детьми. — И все ребята справились как нельзя лучше.

Но затем, как актер с большим стажем, получивший за свою карьеру сотни отказов, он не без улыбки добавляет: «Если бы роль в таком проекте настигла меня в возрасте Кита или Мейси, уж я бы жаловаться точно не стал!»

В походе за стену с Джоном Сноу и Псом
В походе за стену с Джоном Сноу и Псом

Сейчас актер вспоминает, что опыт позволил ему оценить возможные перспективы и принять взвешенное решение, когда ему предложили роль Джораха Мормонта.

— Когда мне предложили роль в проекте, речь шла о четырех годах съемок, — говорит он. — Причем мне никто не хотел говорить, когда умрет мой персонаж и умрет ли вообще.

По словам Глена, его команда менеджеров выпытывала из HBO подробности о проекте.

— Я попросил, чтобы мне объяснили мою роль во всех подробностях, сезон за сезоном.

Расспросы не привели к особым результатам, но то немногое, что все-таки удалось узнать, заинтересовало Глена.

— Я хотел сниматься и четко знал, в каких проектах я хочу участвовать, а в каких — нет, — говорит он. — В случае с «Игрой престолов» я понимал, что хочу сниматься в этом проекте. Помню, что сказал жене, что у меня какое-то странное предчувствие насчет этого шоу. Я чувствовал, что у него есть потенциал.

Теперь нам всем известно, что предчувствие не подвело Глена. Миллионы людей по всему миру запоем смотрят «Игру престолов» (первый эпизод восьмого сезона собрал рекордное количество просмотров — 17,4 млн — беспрецедентный результат для HBO). Даже сейчас, в эпоху «Нетфликса», когда зритель сам выбирает, когда ему удобнее всего устроить марафон просмотра сериалов, финальный сезон «Игры престолов» по‑прежнему остается шоу, премьеру которого нельзя пропустить.

Такое пристальное внимание радует в равной степени актеров и зрителей, говорит Глен. Долгая актерская карьера позволяет ему с несопоставимо большей степенью понять, насколько же приятно быть частью такого популярного и значимого проекта.

— Постоянно возвращаться к одному и тому же проекту — очень необычно для меня, — размышляет Глен. — Жизнь актера весьма эфемерна. Так уж заведено; нам все время приходится работать с незнакомыми людьми, прикладывать усилия, чтобы как можно скорее узнать их и сработаться, а затем после съемок ты понимаешь, что все это теперь останется позади, ты забудешь всех этих людей и начнешь работать в таком же формате, но уже над чем-нибудь другим. Безусловно, за всю свою актерскую карьеру мне никогда не доводилось участвовать в чем-нибудь подобном. А уж когда тебе все говорят, что ты задействован в восхитительном проекте, это сплачивает еще сильнее.

За долгие годы съемок актерам «Игры престолов» пришлось пережить немало тяжелых дублей и работать в жестоких условиях («Битва при Винтерфелле» снималась холодными ночами на протяжении 11 недель. — Esquire). Тем не менее по большей части для Иэна Глена съемки прошли в весьма комфортных условиях.

— В первых сезонах история Джораха была частью сюжетной линии Дейенерис и дотракийцев, — объясняет он. — Мы все время были в пути, но в то же время съемки проходили в удивительных, невероятно красивых и теплых локациях. Съемочная команда всегда с нетерпением ждала начала съемок нашей команды и с упоением над ними работала, чтобы вдоволь нагреться перед тем, как вернуться в промозглые локации Севера.

Но затем Джорах заболел серой хворью. В момент, когда болезнь достигла своего пика, Глену приходилось по восемь часов сидеть в гримерке, перед тем как выйти на площадку.

— Я приходил в полночь, а уходил в 8 утра — и сразу на съемки, где работал часов десять, — вспоминает он. — Мне это напомнило мои студенческие годы, когда я иногда принимал наркотики: я все время был в какой-то прострации, но в хорошем смысле.

Тогда же Глен решил, что сюжетная линия Джораха подошла к концу.

— Я был уверен, что моя песенка спета, — говорит Глен. — Дэн [Уайсс] и Дэвид [Бениоф] (создатели сериала) просто обожали морочить актеров и не давать им никаких подсказок. Ответов мне никто не давал, поэтому пришлось спрашивать напрямую каждого из них, — вспоминает актер.

Но и в этот раз четкого ответа он не получил.

— Один сразу предупредил, что ничего не скажет, — говорит Глен. — Второй на вопрос: «Переживу ли я серую хворь?» — ответил, что переживу… в этом сезоне.

Получается, что актеры немногим больше знают о будущем своих героев, чем зрители.

Очки, Dolce & Gabbana; рубашка, Alexander Wang; джинсы, Polo Ralph Lauren; сандалии, Le Tigre
Очки, Dolce & Gabbana; рубашка, Alexander Wang; джинсы, Polo Ralph Lauren; сандалии, Le Tigre

Сир Джорах — это вам не Джон Сноу. Он не герой и не претендует на трон, поэтому никто не мог ему гарантировать формирование столь обширной и преданной фанбазы. И тем не менее фанатские аккаунты в соцсетях и фанфики, посвященные Джораху, растут день ото дня. Глен объясняет столь бурное проявление фанатской любви преданностью его героя Дени (да, даже несмотря на его предательство).

— В хаотичном, безумно жестоком и небезопасном мире «Игры престолов», где каждый сам за себя, бескорыстная любовь Джораха к Дени и его желание помочь в определенной степени подкупают аудиторию и создают неплохой контраст с остальным шоу, — замечает Глен. — На протяжении первых двух-трех сезонов идея была в том, чтобы показать сильные чувства Джораха к Дени, но не дать ему возможности их проявить. Понимаете, о чем я?

Джорах был неутихающим генератором триллиардов мемов аж с 2011 года. То, с каким отчаянием и желанием он смотрит на нее, даже сейчас не ускользает от зрителей и не может оставить их равнодушными.

— Я считаю, что создатели сериала действительно не просто так составили такой живописный маршрут Дени и Джораха, — считает Глен. — Тем самым они дали аудитории хороший повод посопереживать героям. Конечно, от меня такие вещи могут звучать не очень убедительно, но мне говорили, что объяснение Джораха и Дени вызвало очень противоречивые чувства — сначала ты думаешь: «Господи, да просто скажи уже!», но потом ты понимаешь: «О нет, не нужно было этого говорить!»

Иэн Глен считает, что чистая любовь Джораха к Дени стала необходимым условием для адекватного восприятия сериала, так как оттеняет другие, более мрачные сюжетные линии.

В шоу, которое строится вокруг сюжетных линий такого большого количества персонажей, всегда велик риск чью-то историю показать смазанной или недостаточно раскрытой. Но Глен отрицает этот стереотип своей игрой: образ бывшего работорговца ничуть не перекрывает внутренний конфликт и широкую палитру чувств Джораха.

— Здесь все как в жизни, вам не кажется? — Говорит Глен. — Например, когда мы внезапно замечаем недостатки за человеком, в которого раньше были безумно влюблены. Мы видим их и удивляемся: «Как же я раньше не замечал, что ты был таким куском дерьма?»

Фанаты Джораха действительно любили этого героя, но одним воскресным вечером история этого отважного рыцаря подошла к концу. Проведя командование легионом солдат в Битве при Винтерфелле, на исходе эпизода, длившегося 1 час 21 минуту, Джорах Мормонт смог исполнить свой долг — защитить Дени ценой своей жизни. Он выстоял всю битву и умер на руках Дейенерис. Фанаты Джораха знают, что именно так их любимый герой хотел бы уйти.

Дэвид Бениоф и Дэн Уайсс также считают, что для Джораха это был достойный конец.

— Мы долго думали, как закончить сюжетную линию Джораха, и поняли, что с самого первого дубля он всегда был рядом с Дени, — делится Дэвид Бениоф на HBO в конце эпизода.

— Отчасти трагедия Джораха заключалась в том, что он влюблен в женщину, которая не могла ответить ему взаимностью, — продолжает Бениоф. — Он был готов к смерти, но в то же время он был полон решимости сражаться за любимую женщину и защищать ее столько, сколько сможет.

— Ни разу до этого Дейенерис не нуждалась в защите так остро, как в Битве при Винтерфелле, и нам кажется, что если бы у Джораха была возможность выбрать собственную смерть, он не задумываясь выбрал бы именно такой вариант, — добавляет Уайсс.

— Я очень доволен сюжетной аркой Джораха, — говорит Глен. — Перед тем как приступить к съемкам финального сезона, мы еще раз перечитали сценарий предыдущих сезонов, и меня поразило, с какой тщательностью и вниманием к деталям были прописаны сюжетные линии всех персонажей, а ведь в этом заключается главная трудность написания сценариев для таких масштабных, эпических драм.

Глен уверен, что масштаб производства сериала навсегда останется в его памяти.

— Мне казалось, что я маленький мальчик, который пришел на съемочную площадку и увидел все эти огромные декорации замков. А еще работа с таким большим количеством транспортной техники, актеров массовки и лошадей! От всего этого дух захватывало.

Однако момент, которым Глен дорожит больше всего, произошел во время съемок пятого сезона. Тогда сир Джорах сопровождал Тириона Ланнистера в весьма кровопролитном путешествии и предложил Дени отдать свою жизнь в сражении в бойцовых ямах Миэрина. На съемки потребовалось несколько дней (и шесть бойцов), но, по мнению Глена, оно того стоило. Но все же событие, которое порадовало актера больше всего, осталось за кадром.

— На съемках была моя семья, — говорит он.

Съемочная команда нарядила его семилетнюю дочь как мини-версию сира Джораха и разрешила ей управлять съемочным процессом вместе с режиссером эпизода, Дэвидом Наттером.

— Ей нарисовали шрамы по всему лицу и посадили за съемочную аппаратуру. Было супер!

Теперь Глена ждет вселенная DC: в начале апреля появилась новость о том, что Иэн Глен исполнит роль самого знаменитого миллиардера Готэм-Сити, Брюса Уэйна, в сериале «Титаны». Очень маловероятно, что этот проект (или эта роль) сможет затмить образ Джораха Мормонта в глазах обожающих фанатов, но актера это не очень беспокоит.

— Я доволен своей работой и рад любым ассоциациям, которые она вызывает, — объясняет Глен. Вы можете всю жизнь ожидать признания окружающих или говорить им: «Где же ты был во время моей игры Генриха VI в труппе Королевского театра?», и вы будете тратить свое время впустую. «Престолы» — это своего рода священный Грааль, который одобрили критики и полюбили зрители. Счастливый билет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Хеппи-энда не будет: разбор финального сезона «Игры престолов», серия 5

Последний сезон «Игры престолов»: интервью с лордом Варисом и Мелисандрой

Материал впервые опубликован по ссылке.