Начало: журналистские расследования

Насрин Сотуде родилась в 1963 году в религиозной иранской семье среднего класса. Ее отец — бизнесмен, мать — домохозяйка. Насрин заинтересовалась активизмом в начале 1990-х: будучи еще студенткой факультета права Университета имени Шахида Бехешти в Тегеране, в 1991 году Насрин присоединилась к команде еженедельника Daricheh Goftegoo, став его единственной женщиной-контрибьютором. Одним из ее первых проектов в издании стала серия материалов, приуроченных к Международному женскому дню, — репортажи и статьи о жизни женщины в Иране, в том числе активистские эссе и интервью с Парване Эскандари — одной из главных иранских женщин-диссиденток, которая впоследствии была убита. Ни один из материалов в итоге не вышел — под давлением Министерства разведки, возглавляемого тогда Али Фаллахианом, главный редактор снял их с публикации.

В 1995 году, после получения степени магистра в области международного права, Насрин успешно сдала экзамен на адвоката но, как и ее коллеге Ширин Эбади, Сотуде пришлось ждать восемь лет, чтобы получить лицензию на юридическую практику. Чтобы не терять времени, Сотуде сосредоточилась на журналистике — активно писала для реформистских периодических изданий, в числе которых «Джамэ» («Общество»), Тоос, «Соб-э-Эмруз» («Сегодня утром»), «Абаан» («Ноябрь»), «Наме» («Письмо») и «Джомхуриат» («Республика»). По иранским меркам это было хорошее время, чтобы развиваться как политический журналист: администрация президента Хатами поощряла расцвет реформистской прессы и видела в ней пользу для иранского общества. Сотуде писала о политических преступлениях, нарушениях прав женщин и детей и сделала репортаж о печально известной серии убийств, жертвой которых стали иранские диссиденты и интеллектуалы.

Адвокатская карьера и дружба с диссидентами

Получив, наконец, статус адвоката в 2003 году, Сотуде выступила активным членом Центра защиты прав человека — организации, предоставляющей бесплатную юридическую помощь узникам совести и оказывающей поддержку их семьям. Как адвокат Сотуде прославилась сотрудничеством с иранскими диссидентами и оппозиционерами. В условиях все более тяжелой обстановки, когда протестующих избивали ополченцы, а главных реформистов Ирана сажали в тюрьмы или похищали, Сотуде продолжала представлять клиентов в делах, которые могли стоить свободы ей самой. Среди ее клиентов — активист и бывший пресс-секретарь Министерства культуры Иса Сахархиз, правозащитница Ширин Эбади, участник протестного движения Араш Рахманипур и лидер оппозиции Хешмат Табарзади.

В 2010 году, после того как офисы Сотуде обыскали спецслужбы, а сотрудники были вызваны на допрос, власти Ирана впервые обвинили Насрин в «распространении пропаганды» и «угрозе национальной безопасности». В январе 2011 года 26-й отдел Революционного суда Ирана приговорил Насрин Сотуде к 11 годам тюрьмы, запретил ей заниматься юридической деятельностью на 20 лет и выезжать из страны на 6 (после апелляции срок заключения сократили до 6 лет, запрет на профессию — до 10).

Khademian Farzaneh / ABACA / EAST NEWS

Арест за активизм, признание благодаря активизму

Арест Сотуде, как и многих других иранских диссидентов и активистов, во многом был вызван ее вмешательством в президентские выборы, прошедшие накануне. Сотуде не только защищала и оказывала юридическую помощь выступающим против избрания Махмуда Ахмадинежада, но и активно привлекала внимание к женской повестке.

Сотуде, наверное, самая известная представительница женского движения в Иране. Она написала несколько десятков статей о положении женщины в иранском обществе, одной из первых присоединилась к акции «Миллион подписей за отмену дискриминационных законов» и вместе с коллегами основала Коалицию за права женщин, лоббировавшую интересы иранок на выборах президента. Ее активность мозолила глаза властям — в постреволюционном Иране, где идеология построена на законах шариата, Сотуде была неудобным для государства человеком. В течение многих лет Насрин защищала жертв насилия и абьюза и продолжала агитировать за отмену смертной казни в Иране — по ее мнению, даже насильники на самом деле сами являются жертвами жестокого обращения в прошлом и нуждаются в профессиональной помощи и лечении.

Клиенты и коллеги отзываются о Сотуде как об исключительно бесстрашном человеке. Лауреатка Нобелевской премии мира Ширин Эбади назвала Насрин «адвокатом, к которому многие из нас, правозащитников, обратятся за помощью, когда правительство захочет отправить нас в тюрьму».

Работа Сотуде впервые получила международное признание 6 декабря 2008 года, когда итальянская неправительственная организация Human Rights International (HRI) избрала Насрин первым лауреатом своей премии. Получить награду лично женщине не удалось: в аэропорту у Насрин отняли паспорт, на церемонию награждения вылетели только ее муж и дочь. Во время первого заключения правозащитнице присудили премию Сахарова за свободу мысли — ее она разделила с иранским режиссером Джафаром Панахи, арестованным вместе с ней за «враждебную пропаганду».

В ноябре 2012 года Государственный департамент США опубликовал заявление, призывающее правительство Ирана освободить Сотуде вместе с 30 другими политзаключенными-женщинами, отбывающими наказание в тюрьме «Эвин». Под документом подписались ведущие дипломаты, от бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон до министра иностранных дел Великобритании Уильяма Хейга. Осенью 2013-го, за несколько дней до выступления президента Ирана Хасана Рухани на саммите ООН, Сотуде вместе с еще десятью политзаключенными освободили из тюрьмы без права выезда из страны и с продлением запрета на ведение адвокатской деятельности на 20 лет.

Kaveh Kazemi / Getty Images

Что происходит сейчас

В 2018 году в Иране снова прошли массовые аресты: по оценкам Amnesty International, власти Ирана за год арестовали около семи тысяч диссидентов — лидеров профсоюзов, активистов, журналистов и правозащитников. Среди них — Насрин Сотуде и ее муж Резе Хамдан.

Как сообщает Хамдан, Насрин обвинили по семи пунктам: «сговор против национальной безопасности», «распространение пропаганды против действующей власти», «членство в Центре защитников прав человека и группе «Легам» (активисты за отмену смертной казни), «поощрение людей к коррупции и проституции», «выступление в суде без хиджаба», «нарушение общественного порядка» и «клевета с антигосударственной целью».

«Я уверен: Сотуде преследуют за ее активизм в защиту прав иранских женщин, в том числе права не носить хиджаб», — утверждает Хади Геми, директор Центра по правам человека в Иране.

Насрин Сотуде была заочно осуждена в Тегеране 30 декабря 2018 года в отделении 28-го Революционного суда под председательством судьи Мохаммада Могисе, известного вынесением жестких приговоров по делам, связанным с политически мотивированными обвинениями. Хамдан был осужден на шесть лет, Сотуде — на пять.

11 марта суд в Иране приговорил Насрин Сотуде к 10 годам тюрьмы дополнительно и 148 ударам плетью, что в случае Сотуде можно фактически приравнять к казни. При этом муж Насрин написал у себя в фейсбуке, что суд предоставил общественности неверные данные: согласно его посту, судья избрал для его жены заключение длиной в 38 лет.

Насрин Сотуде с мужем Резе Хамданом и детьми Khademian Farzaneh / ABACA / EAST NEWS
Насрин Сотуде с мужем Резе Хамданом и детьми

Какие есть перспективы ?

Каким бы ни был фактический приговор, уголовное преследование Сотуде отражает ужесточение режима в Иране и влечет за собой нарушение Иранским судом основного права обвиняемого на адвоката. В 2018 году, по подсчетам Amnesty International, более 110 правозащитниц приговорены к тюремному заключению или находятся в заключении. Таким образом суд Ирана исключает возможность найма правозащитника для политзаключенных — теперь они могут выбирать защиту только из списка утвержденных судом адвокатов, что позволит судам допрашивать, преследовать и выносить приговоры в закрытом режиме.

Что касается судьбы самой Насрин, есть надежда, что ООН помогут ей избежать тюрьмы или смягчить наказание, как это было в 2013. Специальный докладчик ООН по правам человека в Иране Джавид Рехман вынес дело Сотуде на обсуждение на Совете ООН по правам человека в Женеве и осудил недавнее назначение главой судебной системы богослова Ибрахима Раиси — правозащитники считают его причастным к массовым казням политзаключенных в 1980-е годы. На прошлой неделе Кейт Гилмор, верховный комиссар ООН по правам человека, посетила Иран, и это первый такой прецедент за несколько лет