Friends

Что съесть на Московском гастрономическом фестивале
Далее Что съесть на Московском гастрономическом фестивале
Как мог бы выглядеть русский Мишлен
Далее Как мог бы выглядеть русский Мишлен

В родной бар Гладышкевича мы приехали вместе с Виталием Екименко — прошлогодним финалистом Diageo Reserve World Class. Длинная П-образная стойка, кирпично-деревянные обшарпанные интерьеры, потрепанные афиши — бар напоминает некий симбиоз петербургской улицы Рубинштейна, наиболее респектабельных руинных баров Будапешта и ресторана из фильма «Душевная кухня». Совпадение ли — бургерная в конце зала так и называется — Soul Kitchen. Коктейли в меню делятся на четыре группы — Blood, Sugar, Sex и Magic, плюс дополнительным разделом идет Homemade Nastoyka. В Soul Kitchen — ожидаемые сэндвичи, бургеры и паста. Коктейли крепки, публика мила.

Nobody Knows

Вопреки названию, про этот секретный бар знают все. Хозяин, похожий на университетского гика из американского сериала, одной рукой наливает гостям коктейли, другой — обнимает старых знакомых, по ходу успевая менять пластинки на стоящем в углу виниловом проигрывателе. Здешняя достопримечательность — рукотворное меню. На каждой странице — новые, меняющиеся раз в две недели барные карты, стилизованные под горизонт города будущего, обложку диско-альбома, заставку психоделического мультфильма или профиль Чужого. А еще здесь наливают пряничную настойку.

Водка-бар «Открой рот»

Спускаюсь в подвальный бар, вместо криков и звона бокалов — раздающийся в тишине монолог: «Да! Душа — это дикий сад. Для начала надо тщательно выяснить, какова под ним почва!». Во тьме обнаруживаю сцену, на которой репетирует юная актерская пара. Напротив — деревянная стойка, заставленная здоровенными бутылями с мутными настойками. Возлияния здесь регулярно сопровождаются спектаклями, концертами и лекциями (предлагалось, например, послушать про понятие права у крепостных крестьян XIX века). У барменши, напоминавшей буфетчицу старой закалки, удалось спросить стакан и закуску. Буфетчица была мила, питье не очень, а едой и вовсе можно отгонять чертей. Как аттракцион место заслуживает внимания, но выпивать и закусывать лучше где-нибудь еще.

Sparks и Hiki

В Академгородке расположены друг напротив друга два бара. В обоих — панорамные окна в пол, а в Sparks по погоде еще и выкладывают пуфики во двор. Атмосферу можно поддерживать лонгдринками, вроде портвейна или вермута с тоником (довольно популярная в Новосибирске смесь), а в Hiki — фирменным коктейлем на основе настойки на таежных ягодах. На входе в туалет в Hiki вместо привычных «М» и «Ж» значатся «Жлипень» и «Чиабатта». Чтобы это ни значило.

The Chops

Во-первых, это не бар, не ресторан, не кафе и даже не стейк-хаус — это «мяснуха». И проголодавшись после турне по барам, надо идти именно сюда — за лучшими в городе ребрами, стейками и бургерами, запивать которые нужно «Кровавой Мэри» в шести вариациях, от пивной до безалкогольной. Ей, впрочем, дело не заканчивается — мешают суровый, лишенный всякой мишуры old fashioned на бурбоне и еще пару таких же аскетичных позиций.

Twiggy

Бар, готовый конкурировать с Friends за звание лучшего коктейльного места в городе. Трехэтажный английский бар, расположенный в классическом русском особняке. На первом этаже — пивная с ржаным элем и вяленой олениной, на третьем — клубный зал с раритетным виски, запертым в 150-летний огнеупорный шкаф. Между ними — бар и обеденный зал с исполинским камином. Алексей Чалей, заведующий барной стойкой, старается перещеголять сам себя и приносит какие-то колбы, погруженные в сферы со льдом, сверкающие зеленым огнем бокалы и прочую алхимическую красоту. Выдающееся место — как, собственно, и вся новая барная столица России.