Истории|Материалы

Полярные точки зрения

Блоги — это уникальная возможность погрузиться в атмосферу любого замкнутого сообщества. Например, в сообщество сотрудников антарктических научных станций.

Автор: Frozenfoxtale, 19 февраля 2006 года

Вчера я видела луну! Первый закат будет только в понедельник (а до рассвета будет всего несколько минут), но луна ненадолго появилась вчера утром. Я была на улице, за магазином, когда увидела ее, белую, изрытую оспинами, сияющую — луну. Первый раз с ноября. Пару месяцев назад я получила открытку от друга, которая заканчивалась чем-то вроде «не важно, как далеко мы друг от друга, нам светит одна луна». Меня позабавила мысль, что я нахожусь в одном из немногих мест на планете, где это милое и почти повсеместное соображение не работает.


Автор: Frances, 7 августа 2006 года

Началась миграция пингвинов. Это первая возможность покинуть базу с тех пор, как село солнце (я не уходила дальше чем на километр от базы с 23 апреля). Большое событие для всех нас. Пока мы ходим к пингвинам не больше чем на несколько часов, но, думаю, когда все хотя бы раз на них посмотрят, будет возможность уходить с ночевкой. Наблюдать за императорами (императорские пингвины, Aptenodytes forsteri. — Esquire) — потрясающе. Из яиц пока никто не вылупился, птенцов мы не видели и не слышали. Видела несколько пингвинов, которые высиживали яйца. Они, по-моему, гораздо больше были обеспокоены высиживанием, чем моим присутствием. Если оказываешься по ветру от колонии, запах немного невыносимый, так что приходится все время очень быстро двигаться. Когда ветер дует очень сильно, пингвины строятся в такую спираль — очень круто. Это, кстати, напомнило мне о том, насколько по-разному ведет себя колония в разное время года. Я видела их в октябре, они были очень оживленные, бродили по ледовому полю и совершенно спокойно подпускали к себе — почти что принимали нас за членов колонии. В январе они уже были повсюду. Их было гораздо больше, чем сейчас, потому что были и самцы, и самки, и птенцы. Но подобраться к ним было гораздо труднее (может, мне просто не хватало опыта — это было мое первое антарктическое лето). На этот раз они нас совершенно не боялись, а некоторые из тех, у кого не было яиц, даже заинтересовались и подходили совсем близко (на расстояние вытянутой руки), если сидеть достаточно спокойно. Собственно, больше им особенно делать нечего — особенно если они потеряли яйца. Когда смотришь на все это, постоянно ждешь, что откуда-то раздастся закадровый голос Дэвида Аттенборо (ведущий передач о животных на BBC. — Esquire).


Автор: Heidi, 20 октября 2006 года

Наверное, то, что я расскажу, не поможет развеять популярное заблуждение, что мы все живем в иглу и гоняем белых мишек, но у нас тут появился новый первоклассный объект недвижимости. Наш псих-француз Дени построил-таки иглу. Всю зиму строил, на прошлой неделе положил последний ледяной кирпич, а вчера пригласил нас в гости на прием. Вход утоплен в лед, приходится лезть по узкому туннелю, что не очень удобно, особенно со снаряжением. Но внутри вполне уютно. Мы, естественно, сбрызнули все это дело. Интересно, что при −78°F (−61°C) шампанское превращается в ледяную кашу меньше чем за минуту.


Автор: Frozen_anna, 10 октября 2006 года

Я очень быстро выяснила главную прелесть работы ночью. Она называется midrat (от midnight ratio — «полуночный рацион». — Esquire). Я все еще пошатываюсь от огромного салата с картошкой и перцем, дыни, спагетти и тефтелей. Midrat так хорош потому, что повар готовит его на 30 человек, а не на триста, и никто не стоит у него над душой. Мне нравится ночная смена. Телефоны не звонят постоянно, как днем. Время от времени звонят из Штатов и говорят: «Что? МакМурдо? Куда я попал?» И я отвечаю, что они позвонили на станцию МакМурдо в Антарктиде. Еще мне звонит телефонная хулиганка. Ей кажется, что нет ничего смешнее, чем позвонить мне и попросить к телефону белого медведя. Мне многое хотелось бы ей высказать, в первую очередь, что, вопреки распространенному мнению, белые медведи не живут в Антарктиде. Но я вежливая и просто вешаю трубку. Пару лет назад в диспетчерскую постоянно звонил мальчик, спрашивавший «Ледяную Станцию Ноль», выдуманную антарктическую базу из кино или из книжки, не могу вспомнить откуда (Ice Station Zero — американская панк-группа. — Esquire). Милый мальчик, он не верил нам, когда мы пытались рассказать ему правду. Интересно, где он раздобыл наш номер.

Автор: Frozenfoxtale, 30 июня 2006 года

Hellafumpwoozle спрашивал: «Существует ли временное ограничение на пребывание здесь? Что случится, если ты забеременеешь?» 1. Да. По правилам NSF (National Science Foundation. — Esquire) здесь нельзя находиться дольше 14 месяцев подряд. После этого вы должны уехать, и есть формула, по которой рассчитывается, сколько времени вам нужно провести вне льда. 2. Меня уволят. Технически, уволят не за беременность (того, кто сделал меня беременной, не увольняют). Я буду «физически не годной к службе», как если бы сломала ногу. То есть предполагается, что я буду неспособна выполнять свою работу и/или нуждаться в уходе, превышающем возможности здешней медицины. Формально это не отличается от увольнения за драку или опоздания: меня посадят на первый же самолет, высадят в Лос-Анджелесе и лишат премии как невыполнившую контрактные обязательства. Нет нужды добавлять, что беременность — самый страшный кошмар местных девчонок. К счастью, Raytheon (исследовательская компания. — Esquire) предвосхищает эту проблему и поставляет бесплатные презервативы.


Автор: Heidi, 28 октября 2006 года

Десять причин, по которым нам действительно срочно нужен самолет.

№10. Мы докатились до того, что смотрим «Рожденная свободной» (музыкальная мелодрама 1966 года о супружеской паре, приручившей в Кении львицу. — Esquire).

№9. Мы не перенесем еще одного брифинга по безопасности. Тема следующего: «Как предотвратить самоубийство».

№8. У нас осталась одна шоколадка. С прошлой зимы.

№7. Джек Бауэр (герой сериала «24». — Esquire) застрял на китайском танкере и срочно нуждается в нашей помощи.

№6. Дени закончил строительство своего иглу и теперь думает, как бы сделать в нем будуар.

№5. Дон и Джефф устали от зомби, которые мешают им на метеостанции постоянными расспросами о погоде.

№4. Мы бы с удовольствием дождались фиаско администрации Буша здесь, но очень хочется поработать над загаром.

№3. Если мы станем еще бледнее, Министерство здравоохранения Новой Зеландии поместит нас на карантин по прибытии.

№2. Лучший слух последнего времени: горючего у нас осталось на 8 дней.

И наконец, причина №1: Просто пришлите нам этот &$%@# самолет!


Автор: Frozenfoxtale, 7 июня 2006 года

Что представляет из себя наш городок (МакМурдо. — Esquire)? Вот отрывок из письма, которое я написала другу: «Это действительно похоже на очень маленький городок. Каждый день я хожу на работу на вершину холма. Там есть два бара, „кофейня“ с импровизированным кинотеатром, дорожка для боулинга, гимнастический зал, часовня, электростанция, ТЭЦ, библиотека, пожарная часть, больница, почтовое отделение и т. д. Все в отдельных строениях, как в городе, но уменьшенное и без настоящих улиц. Ни одного мощеного участка. Между зданиями тропинки. Весь город можно пройти за две минуты. Кроме того, здесь есть спальные домики, научная лаборатория, центр НАСА, склады, пара похожих на мячи для гольфа сооружений, в которых живут гигантские спутниковые тарелки, вертолетная площадка, центр ремонта снегоходов и главное здание, в котором находятся столовая, магазин, теле- и радиостанция, газета и несколько офисов. Такой вот городок. Он красивый, странный, и мне нравится».


Автор: Reehmeo, 18 июля 2006 года

Я стал членом Клуба 300. Не могу сказать, что перспектива пробежаться на Южный полюс и обратно абсолютно голым при −100°F (−73°C) слишком меня вдохновляла. Но традиции оказались сильнее моей тяги к теплу и уюту. Наверное, нужно объяснить, что же такое Клуб 300. Для того чтобы вступить в клуб, вам нужна сауна, разогретая до +200°F (+93°C). Понимаете, к чему идет дело, из чего состоят эти «300»? Правильно — это градусы. Вы залезаете в сауну и сидите там, сколько сможете (обычно — минут 20). Сауна очень освежает, потому что там жарко и сыро, а мы очень долго живем в очень холодном и сухом (влажность меньше 1%) месте. От мысли, что придется бежать на улицу, я страшно разнервничался. В конце концов, я повар. На улице бываю редко. Собственно, я там не был уже около месяца, с тех пор как последний раз выносил мусор. Но последний месяц все только и делают, что бегают тут повсюду голышом и вступают в этот хренов клуб. Я понял: если не сейчас, то, возможно, уже никогда. В общем, залезли мы в сауну. А снаружи, если с поправкой на ветер, −143°F (−97°C). Это холодно. На улицу мы выбежали страшно потные, и главное было ни в коем случае не прикасаться к металлическим предметам. Впрочем, пот очень быстро замерз. Когда глаза привыкают к темноте, начинаешь различать звезды, планеты, которые здесь ярче, чем где бы то ни было в мире. Человек, с которым я пошел на улицу, пробыл там 9 минут (это долго). Сам я пробежал метров сто до географического полюса, посмотрел на звезды и почесал обратно. Ветер дул в спину, так что жопа замерзла дико.

Автор: Erik, 13 октября 2006 года

Нас здесь 64 человека. С 21 февраля по 10 октября мы съели и выпили:

говядины 2 467 кг
яиц 22 720 шт
жареной картошки 649 кг
свинины 1 795 кг
птицы 1 278 кг
морских гадов 1 117 кг
хлопьев 82 коробки
сыра 723 кг
масла 532 кг
консервированных и замороженных фруктов 1 199 кг
хлеба 24 300 кусков
немясных протеинов (тофу и проч.) 190 кг
кетчупа 148 л
апельсинового сока 5 451 л
молока 3 998 л
мороженого 1 635 л

Автор: Genevieve, 21 октября 2006 года

Знаете, сколько я уже здесь сижу, а до сих пор бывают моменты, когда думаешь: черт, я же в Антарктике! Вот недавно вечером шла домой — без шапки, без перчаток, в одной руке — стакан горячей воды, в другой — стакан соевого молока. Ветер дует, но идти-то всего минуту — из столовой в общежитие. Прогулка, которую вроде и не заметишь, которая уж точно не должна напоминать о природе холода. Кому вообще нужна одежда? Ага, конечно. За секунды этот ветер... В общем, никогда еще мои пальцы не теряли чувствительность так быстро и бесповоротно. Они примерзли к пластиковым стаканам, которые я несла. Я не чувствовала пальцев. Они были твердые, холодные и красные. Я устремилась под спасительную крышу общежития и уже дома, один за одним, отогревала пальцы во рту, возвращая их к жизни. Казалось, это не моя плоть, а совершенно посторонние ледышки. Все обошлось, но я была ошарашена скоростью, с которой все произошло. Черт, я же в Антарктике!

a.kuptsova