Истории|Сериалы

Иван Реон: «Я был бы счастлив поработать с Кристофером Ноланом»

В прокате «Сверхлюди» – комикс во вселенной Marvel, дебютирующий сначала в кино, а потом на ТВ. Главной звездой шоу, если не считать девятисоткилограммового бульдога, выступает Иван Реон – актер, прославившийся образом Рамси Болтона из «Игры престолов». Esquire поговорил с Реоном о комиксах, Уэльсе, музыке и страсти играть обаятельных негодяев.

Иван, мы в России столько всего знаем про англичан, ирландцев и шотландцев, и почти ничего – про валлийцев. Давайте восстановим справедливость. Расскажите самое важное о своем народе.

Прежде всего, это самые лучшие люди на свете! (смеется). Ладно, Уэльс – маленькая страна в Соединенном королевстве. Я родился в Кармартене, это Западный Уэльс. А вырос в Кардиффе, это наша столица. Ну что вам сказать… Уэльс очень красивая страна, с удивительными ландшафтами, с невероятной береговой линией, горами и всем таким прочим. Это место, которое стоит посетить. А что до людей… Ну, есть стереотип, что мы любим петь. И это так: все только и делают, что поют, состоят в каких-то хорах, и так далее. К тому же, страна преимущественно деревенская, и воздух у нас чистый. В общем, приезжайте.

Мы, когда учим английский, запоминаем кучу поговорок и пословиц. Научите какой-нибудь валлийской пословице?

Ха-ха, давайте. Есть одна хорошая… Сейчас… О боже, дайте вспомнить (смеется). Dyfal donc a dyr y garreg. Это значит: если ты долго обтесываешь камень, то он расколется. А, и вот еще одна очень хорошая: Rhaid cropian cyn cerdded – «не научившись ползать, не научишься ходить».

А имя Иван – оно у вас распространенное?

Довольно распространенное, да. Не как у вас в России, но одно из основных. Это производная от John, такая же, как Ewan, Ivan и все остальные.

Итак, «Сверхлюди». Можете объяснить разницу между Максимусом в комиксе и сериале? В телеверсии он больше не сверхчеловек, да?

Да, огромное отличие именно в этом. Когда он проходил «террогенезис» (процесс, в ходе которого сверхлюди обретают свои особенности. – Esquire), он стал обычным человеком, поэтому у него нет никаких сил, и это худшее, что может произойти с кем-то в обществе сверхлюдей. Поэтому единственная причина, почему он не оказался в каких-нибудь рудниках рядом с представителями низших каст этого государства – то обстоятельство, что он брат короля. Так что отсутствие суперсилы – это важный аспект, да, но на самом деле мы пытаемся рассказать историю молодого человека, который со страстью и энтузиазмом пробует изменить положение своего народа. Этот народ живет в архаическом обществе, в кастовой системе, и Максимус ненавидит ее и пытается разрушить. Он осознает ужас той цены, которую платят работяги из низших сословий, он считает, что с ними обходятся несправедливо, и он хочет освободить их. А еще он – один из сверхлюдей – хочет найти людей. Поэтому его мнение о многих вещах очень сильно отличается от того, что думает и делает его брат. Король кажется Максимусу нерешительным, вдобавок, король молчалив (смеется; шутка в том, что персонаж Черный Гром действительно не может произнести ни слова, потому что его голос разрушает все вокруг. – Esquire). Так что молодой и амбициозный принц начинает собственную политическую игру.

Звучит очень похоже на Рамси из «Игры престолов». Вы поэтому сперва не хотели браться за роль – боялись, что за вами закрепится образ такого вот бастарда?

Да, я до сих пор этого боюсь, на самом деле. Но знаете, вообще-то это совершенно разные роли. Максимус и Рамси настолько не похожи друг на друга, что будет очень печально, если вы не заметите этого, когда посмотрите сериал. Максимус не злой, он просто хочет изменить порядок вещей – и не только ради себя, но и ради людей. Когда мы обсуждали героя, и Джек Кирби (автор комикса Inhumans. – Esquire), и Скотт Бак (шоураннер сериала. – Esquire) в один голос сказали: «Нам не нужно, чтобы ты повторял то, что ты уже сделал в «Игре престолов». Попробуй лучше рассказать историю харизматичного лидера, идеалы которого вынуждают его пойти против собственной семьи». Когда люди посмотрят сериал, они заметят разницу, но до тех пор они мыслят ассоциациями, так что да, опять я какой-то изгой (смеется).

Вы на ComicCon в Сан-Диего сказали, что Максимус – совершено шекспировский герой. То есть вы верите, что в комиксах возможен тот же уровень драматургии, что и в пьесах Шекспира? Какие комиксы вы читаете или читали в детстве?

В детстве я не был особым фанатом, мне не нравились, например, «Люди-Икс». Думаю, сила комиксов и графических романов в том, что они объединят воображение писателей и художников, и если у тех есть талант, то можно создать что угодно, нет никаких пределов. Так что если вы настоящий творец, то почему бы вам не состязаться с Шекспиром? В «Сверхлюдях» есть и вражда двух братьев, и схватка за власть – все это очень шекспировские вещи, и именно этот классический фундамент и делает эту историю такой интересной и непредсказуемой. Ведь когда вы ждете от сюжета чего-то знакомого, а он развивается иначе – это круто.

Фанаты – а вы удивитесь, как много у вас их в России – спрашивают, как вам удается изображать негодяев такими обаятельными?

(смеется) Понятия не имею! Думаю, я просто стараюсь играть правдиво, ведь задача актера – представить публике именно того героя, которого задумал автор. И поскольку герой может быть уродливым, то и актер должен всем сердцем хотеть стать уродливым. Иначе какая тут правда? Боже, что же я говорю... В общем, у меня нет ответа на этот вопрос (смеется). Вещи случаются, что тут скажешь.

А вы же пожертвовали музыкальной карьерой, чтобы стать актером. Играли в The Convictions и резко бросили. Тяжело было?

Когда я поступил в драматическую школу, играть стало сложнее, но я очень старался совмещать. Но потом меня позвали в мюзикл «Пробуждение весны» в Лондоне, и стало понятно, что с группой придется прощаться, потому что мюзикл шел каждый вечер. Конечно, было грустно расставаться с ребятами, но с другой стороны, этот шаг изменил мой подход к музыке и к текстам. Я переключился на акустическую музыку, потому что для того, чтобы играть ее, мне не нужны ни репетиции, ни расписание, ни команда – только гитара. Это открыло для меня совершенно новое ощущение музыки. Ну, и самое главное: играть в банде – это, конечно, круто. Но вовремя платить по счетам за коммуналку – круче (смеется).

А почему ваш новый альбом называется Dinard, как французский город? Вы, британский футболист (Реон играл в сборной знаменитостей на благотворительном турнире. – Esquire), что, фанатеете от лягушатников?

(смеется) Эта песня о том вечере, когда я встретил свою девушку, своеобразная баллада о нашем знакомстве, которое произошло в городе Динаре. На самом деле сперва я записываю альбом, а уже потом ищу ту самую песню, которая выразит всю его суть .

А опишите для нас музыку Ивана Реона в пяти словах.

Для меня вся суть в чистой любви к музыке и к высвобождению энергии, которая стоит за текстом, за пением, за исполнением. Эта энергия, между прочим, может быть и негативной, поэтому бывает здорово выпустить ее из себя. Так что музыка для меня – это отдушина. И да, должен предупредить вас, что я, что называется, певец горлом (смеется). Вот как-то так, если в пяти словах (смеется).

А еще раз пожертвовать музыкой ради кинокарьеры вы бы смогли?

Пока все складывается так, что мое актерство превращается в настоящую карьеру - я имею в виду, что это то, чем я зарабатываю на жизнь каждый день. И это большое везение. Поэтому музыка становится чем-то, что я могу делать для себя, не заботясь ни о деньгах, ни о продажах, ни о том, выпустит кто-то вообще мой альбом или нет. Я могу контролировать эту свою страсть. И если честно, то единственная причина, почему я выпускаю свои альбомы, – это то, что я верю: если ты что-то написал, а затем сыграл и спел, то ты вправе показать это миру. Вообще, в каком-то смысле я уже пожертвовал своей музыкальной карьерой, ведь она не стала основной. А с другой стороны, благодаря этому моя музыка стала свободнее – ведь я не зарабатываю ей на жизнь. Так что все сложилось удачно, не правда ли? (смеется). Но целиком я от музыки не откажусь ни за что. Ведь в актерстве ты постоянно зависишь от огромного количества людей. Петь и играть – это моя отдушина и свобода.

Вы говорили, что мечтаете стать режиссером. На какой стадии реализации этот проект?

О, прямо сейчас? На стадии бездельничания! (смеется). На самом деле я сейчас просто получаю удовольствие от того, что у меня уже есть, стараюсь набраться опыта и смотрю по сторонам, чтобы сделать этот переход из актеров в режиссеры плавным. Например, я пытаюсь понять, в чем заключаются задачи самых разных людей на площадке. И это заставляет меня еще больше ценить каждого из них. Господи, какая же огромная махина это кино.

А кто ваши любимые режиссеры?

Кристофер Нолан – невероятный режиссер, я был бы счастлив поработать с ним, вдруг повезет. Еще Даррен Аронофски. И многие другие! (смеется) Так что просто сидишь и надеешься, что однажды у тебя будет шанс поработать с этими великими людьми.


ИнтервьюЕгор Москвитин
ФотографияGetty Images
editor-zhanel