Истории|Терроризм

Бубух-учет

Политолог Джейкоб Шапиро объясняет, почему у террористов процветает бюрократия и зачем они требуют от своих соратников чеки из командировок.

Лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири прославился на весь мир как безжалостный организатор джихада. Еще про него известно, что он ужасный руководитель. В 2011 году, когда он принимал бразды правления «Аль-Каидой», высокопоставленные служащие американской разведки уже отмечали его болезненную склонность к микроменеджменту. Например, в 1990-е годы он лично связывался со своими подчиненными в Йемене только для того, чтобы отчитать их за покупку нового факса, притом что старый отлично работал. Недавняя антитеррористическая тревога на Ближнем Востоке была объявлена после того, как Завахири вышел на связь с Насером аль-Вухайши, главой «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове. Сообщение было предсказуемым образом перехвачено, и это только усилило впечатление, что у Завахири не хватает смекалки, чтобы руководить глобальной террористической сетью.

Немногие из критиков Завахири дали себе время подумать, в чем, собственно, состоят особенности руководства террористической организацией. Сложно спорить, что его стиль управления делает организацию уязвимой для иностранных спецслужб и вызывает недовольство у боевиков, не говоря о том, что их следствием стали последние атаки беспилотников. Но приходится признать, что у Завахири, по большому счету, нет другого выхода.

Можно было бы подумать, что террористы, которые по определению заняты преступной деятельностью, будут держать свои дела в секрете. История, однако, учит нас, что они склонны тщательно фиксировать все свои действия. Участники «Красных бригад», итальянской террористической группы 1970-80-х годов, тратили больше времени на ведение отчетности, чем, собственно, на тренировки и подготовку терактов. В 2005-2010 годах у «Аль-Каиды» существовала зарплатная ведомость сотен боевиков, а когда один из высших чинов организации, Мохаммед Атеф, поссорился с Мидхатом Мурси аль-Саидом Умаром, взрывным специалистом египетской ячейки исламского джихада, одна из его претензий состояла в том, что Умар не предоставил чеки после семейного путешествия.

Бюрократия делает террористов уязвимыми, но они от нее не отказываются. Отчасти это связано с тем, что масштабные террористические операции требуют серьезной координации и не могут быть успешно выполнены без множества коммуникаций и записей, позволяющих начальникам следить за происходящим. Террорист из Временной Ирландской республиканской армии Джерри Бредли описывал в своих мемуарах, как в Белфасте в 1973 году он требовал от подчиненных предоставлять ежедневные отчеты о планируемых операциях, чтобы подразделения не вступали в конфликт друг с другом. Несколько руководителей кенийской мятежной группы Мау-мау рассказывали, что с ростом организации в 1950-е годы им пришлось ввести бухгалтерский и кадровый учет, чтобы следить за финансами и персоналом.

Менеджеры террористических организаций сталкиваются с теми же проблемами, что и руководители любой крупной структуры; в этом смысле «Аль-Каида» ничем не отличается от сети супермаркетов. Управляющие должны следить за тем, что делают их подчиненные и направлять ограниченные ресурсы на стимулы для подчиненных. В этом смысле задача террористов даже сложнее. В то время как большинство предприятий стремятся к одной (и довольно тупой) цели — максимизировать прибыли, — цели террористов куда более разнообразные и тонкие. Слишком кровавая операция может повредить общему делу не меньше, чем недостаточно жестокая. «Аль-Каида» выучила этот урок в Ираке в 2006 году: тогда население провинции Анбар перестало поддерживать организацию — отчасти потому, что она убивала гражданских лиц.

Кроме того, руководители террористических организаций сталкиваются с огромной проблемой поиска рабочей силы: у них нет стабильного источника талантливых кадров. Для работы требуются кандидаты, склонные к насилию, обычно — молодые люди, пережившие серьезные травмы. Неудивительно, что такие сотрудники не слишком склонны слушать приказы и признавать авторитет начальства. Можно придумать самую изощренную долговременную стратегию, но в ней не будет большого смысла, если исполнители, призванные провести ее в жизнь, озабочены только тем, чтобы сделать имя самим себе — здесь и сейчас.

Менеджеры террористических организаций вынуждены с таким вниманием относиться к бюрократическому контролю еще и потому, что у них нет других механизмов дисциплинировать подчиненных. Когда управляющие супермаркета хотят привести к ответу сотрудника или поставщика, нарушившего контракт, они могут обратиться к легальным процедурам. У террористов такой возможности нет. Давид Эрвин, ирландский юнионист, делавший одно время бомбы для Ольстерских добровольческих сил (ОДС), описывал мне в красках эту дилемму: «Наши соратники делали совершенно отвратительные и контрпродуктивные вещи, а руководство их не наказывало, поскольку не хотело рисковать лояльностью подчиненных». Он говорил про период в конце 1980-х годов, когда руководство юнионистов пришло к выводу, что стратегически выгоднее было бы отказаться от насилия и продолжить борьбу в политическом поле. Если верить Эрвину (который, вероятно, хотел себя обелить), руководство ОДС прекратило бы насилие гораздо раньше, но не могло себе этого позволить, потому что иначе на них ополчились бы собственные соратники. Для менеджеров террористических групп единственный способ бороться с этой «контрпродуктивной» деятельностью — держать подчиненных в бюрократической узде. Они не могут решить эту проблему, привлекая только самых рьяных сторонников, потому что, как писал в своих мемуарах предполагаемый руководитель палестинской группы «Черный сентябрь», «самые несгибаемые экстремисты — либо имбецилы, либо предатели».

У лидера террористов куча дел. Чтобы устроить полноценную атаку, надо скоординировать множество боевиков, проследить за офицерами на местах и дать им стимул следовать приказам, а не своим агрессивным инстинктам. К счастью для нас, выполняя эти задачи, террористы сеют семена собственного провала. Лишние звонки, электронные письма, таблицы в Excel и командировочная отчетность дают разведке возможность узнать планы террористов и предотвратить их. В этом смысле неудачи все того же Завахири отражают не столько его личные слабости, сколько естественные проблемы, с которыми сталкиваются все террористические группы. Начинающие менеджеры «Аль-Каиды» должны помнить, что они взваливают на свои плечи груз бюрократии, который когда-нибудь может похоронить их дело.


ПереводАндрей Бабицкий