Истории|ESQUIRE 10

10 лекторов из публичных лекториев: Ася Казанцева

Звезда научного популяризаторства, Ася Казанцева сломала правила прежней игры: о серьезных вещах она стала говорить на языке, понятном всем. Ее книжка «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» получила премию «Просветитель», а сама Ася стала единственной девочкой в естественнонаучной номинации — и самым молодым автором за всю историю премии.

Когда я поступила на биофак, то понимала, что ученого из меня не выйдет. Тем не менее учиться было интересно, и я часто пересказывала лекции в своем ЖЖ. Оказалось, это нравилось не только мне. Именно в ЖЖ меня нашел мой первый работодатель — шеф-редактор научно-популярной программы «Прогресс». Тогда новая научная журналистика только зарождалась, и многие ученые по старой памяти ненавидели журналистов и при слове «телепередача» сразу бросали трубку. Моей задачей было производить на них впечатление — я читала с десяток статей ученого, придумывала красивый сложный вопрос, заинтересовывала его и уже только потом признавалась, что на самом деле мы хотим интервью.

Я всегда любила Москву больше, чем Петербург. В итоге уехала внезапно — коллеги позвали за компанию сходить на собеседование в программу Елены Малышевой «Жить здорово». У нас централизованная страна, и если у тебя редкая профессия, то искать работу имеет смысл именно в столице. Я проработала у Малышевой две недели, а потом в ужасе сбежала, но обратно в Петербург уже не вернулась.

Любой научный журналист хочет когда-нибудь написать книжку, но обычно люди делают это не в 25 лет. У меня просто случилась несчастная любовь, и мне нужно было что-то предпринять, чтобы произвести на мальчика впечатление. Я написала книжку о том, почему я такая дура — с биологической точки зрения. После ее выхода оказалось, что этот вопрос интересен не только мне и мальчику, который в итоге на мне женился, но и еще десяткам тысяч людей.

Создание книги меняет сознание человека, структурирует его. Ты уже не бессмысленное существо, но и успешный автор, а с последними намного приятнее иметь дело. Из-за первой книжки меня начали звать на лекции, и это удивляет меня до сих пор: я юная картавая телочка с бакалаврским дипломом и все равно не успеваю отбиваться от предложений. В России огромный голод на популяризацию науки. Сейчас у меня две книжки. Они не обеспечивают меня полностью, но сильно повышают статус, отчего любая другая деятельность начинает лучше оплачиваться. Благодаря этому можно тратить на работу мало времени, так что я сейчас поступила в магистратуру по когнитивной нейробиологии в ВШЭ — пригодится для третьей книжки. Мой основной источник дохода — корпоративные лекции. Какая-нибудь организация решает провести тимбилдинг и вместо похода на скалодром приглашает научного журналиста. Обычно я беру за лекцию 10-20 тысяч рублей. На бесплатные мероприятия я сейчас езжу только с фондом «Эволюция».

Конечно, чем проще лекция, тем больше народу на нее приходит. Публика думает, что на моей лекции будет не так скучно, как на лекции пожилого профессора: маленькая веселая девочка вряд ли будет говорить о чем-то серьезном. На самом деле и я, и профессор будем рассказывать об одних и тех же исследованиях, но аудитория полагает, что если я в этом разобралась, то и они разберутся.

Далеко не вся наука поддается популяризации в формате лекций. Есть безумно красивые работы по оптогенетике — это способ включать или выключать конкретные нейроны у экспериментального животного. Но чтобы об этом рассказывать, нужно три часа потратить на объяснение базовых вещей из молекулярной биологии. На лекциях я стараюсь не говорить о спорных гипотезах, а держаться научного мейнстрима — все, что может быть понято неправильно, будет понято неправильно. Читать лекции — это самое подходящее занятие для тревожной девочки, потому что во время них совершенно некогда думать о себе. Надо удержать всю информацию в голове, выстроить внятную композицию и завладеть вниманием аудитории — тут нет времени на страх. ≠


ТекстМария Куреша, Дмитрий Губин
ФотографияМаксим Авдеев