Юноша и смерть

Однажды я влюбился в женщину. Одну помню очень ярко: она преподавала мне историю экономики. Я влюбился в нее с первого же семинара. После второго семинара был ливень, и мы шли до метро вместе — у нее был зонт. На третьем семинаре я смотрел на нее в духе: «Мы должны поговорить о наших отношениях». Но она спрашивала про Адама Смита и Джона Мейнарда Кейнса. Потом невзначай сказала «мой муж» и «мой ребенок». Я чуть не крикнул: «Ах ты шлюха!»

Все. С тех пор я решил не иметь дела с женщинами.

Женщины, однако, этого не знали. У меня была однокурсница Виктория. Высокая, плечистая, довольно симпатичная девушка. Парня у нее не было. И вот однажды я оказался у нее в гостях. Сейчас я понимаю, что любой другой на моем месте не ушел бы так быстро. А я правда зашел выпить чай.

Во время этого чаепития был один момент, который я запомнил на всю жизнь. Помню, это был старый ташкентский дом с высокими потолками. Кое-где даже с лепниной. Виктория пошла на кухню делать чай, а я нашел в комнате альбомы по искусству. Не помню, что это было, — наверное, какое-то барокко. И вот хозяйка возвращается с чай- ником, в этот момент любой парень на моем месте уже знал бы, как он к ней подойдет, как возьмет чайник, поставит его на стол, с носика капнет прозрачная капля. И как он возьмет хозяйку сначала за плечо, потом за талию, а потом — поцелует рот в рот.

Но я даже не обернулся. Я смотрел внутрь альбома. Там была картина, которую я увидел единственный раз в жизни. И с тех пор не могу найти. «Юноша и смерть». Смерть была старухой-скелетом, она стояла позади юноши — как моя подруга с чайником. А юноша был красив так, как рисовали в барокко. Он был еще прекраснее из-за смерти, стоявшей сзади.

Я обернулся. Подруга моя взглянула на книгу, увидела юношу и себя в виде смерти — мертвой и возбужденной. Все поняла.

Не помню, как я ушел. Помню только, что обратно ехал на автобусе. Когда мы стояли на светофоре, я увидел в окне мальчика на велосипеде. На мальчике была желтая рубашка. Все, больше ничего не помню.

Леня Лапин

Назовем его Лёня Лапин. Про него мне рассказали только то, что он быстро переходит к сексу. Родом из обрусевшей большой казахской семьи. Служил в армии, не пил, не курил. Роста среднего, стройный.

Лёня был фантазер. Сочинял проект антикоррупционной стратегии, наследственного фонда, витаминный комплекс — все это публиковал на своем сайте. Там же был раздел «не для паспорта». Чтобы попасть в него, нужно решить загадку про улитку — она поднимается на два метра днем вверх, на один метр ночью вниз. Мне было лень, я вышел.

При встрече Леня долго рассказывал о своей философской системе. Я тихо зевал и чувствовал себя улиткой, которая… Вдруг он разделся и спросил: «Хочешь ***баться?» (заниматься сексом. — Esquire). Я что-то промямлил. Оказалось, он переходил к сексу не быстро, а резко. К счастью, ничего тогда не было. А было бы — не было бы меня.

После этого мы не виделись год. За этот год он успел поработать монтажником вентиляционного оборудования, рабочим в посольстве Марокко, менеджером банно-ресторанно-ландшафтного комплекса, промоутером Кэш энд Кэрри… Сам Лёня мечтал создать сервис для печати персонализованных обоев. Вы ведь хотите такие обои? Хотите?..

Однажды он позвал меня на день рождения. Оказалось, он живет с двумя друзьями в однушке на Киевской. Он сам, двадцатилетний Дима и сорокалетний Миша, похожий на большого Белого Карлсона. Когда я вошел, то снял обувь, хотя в квартире чистым был только потолок. Лёня же просто вынул ноги из ботинок, подаренных накануне. Размер был правильный. Просто Лёня был почти мёртв. Он похудел на пятнадцать килограммов. Жаловался, что встретился с парнем из хорнета, а тот сказал ему: «Это не ты на фотографии». И ушел.

Лёня едва двигался по крохотной кухне. Он до- стал из холодильника торт с жирными орущими розами. Едва не уронил. Сидел и шумно дышал. Потом распаковал мой подарок — офисный гольф. Вынул его из коробки, положил шарик на пол, ударил. Промахнулся. К шарику выбежал котенок, стал играть. «Это и есть ваш третий сожитель?» Третьим был Дима, работавший айтишником в речном пароходстве. Миша подобрал сначала Юру, потом Диму и трахал за жилье. Я посмотрел видео с пароходным Димой: он сидел с электродами на сосках и дрочил. Котенок играл с шариком. Лёня умер от ВИЧ через три месяца. Прощались на Соколиной горе.

Он написал мне об этом в «ВК». Привет, я умер, приходи помянуть в кафе «Последние деньги» на улице Энгельса. Потом прислал фотографии с кладбища в Коломне. «При входе иди до угла, а там в горку до первого перекрестка — там на углу я сплю». Кто-то отправил с его страницы. И снимки могилы в искусственных венках. Как будто на нее уронили торт.

•••

Я зашел на сайт, нашел загадку про улитку и решил. Ответ: 17. Мне открылась галерея, где Лёня — живой и голый — лежал на простынях. На плече татуировка с маленькой рысью. Я ее тогда не разглядел. И не дослушал рассказ, как одного парня подонки забили палкой с гвоздем и бросили умирать. Лёне было очень горько, что он не смог ему помочь. Потом он уснул, и я не узнал, чем закончилась эта история.