1. Александра Горовиц. «Смотреть и видеть. Путеводитель по искусству восприятия»

Corpus, 2017. Перевод с английского — Софья Долотовская

8 книг, которые нужно прочитать до конца года
Далее 8 книг, которые нужно прочитать до конца года
Пять главных книг о революции
Далее Пять главных книг о революции

Постоянный спутник внимания — невнимание ко всему остальному, обнаружила нью-йоркский психолог и любительница собак Александра Горовиц. Мы находимся на перекрестье нескончаемых информационных потоков, но видим только то, что готовы увидеть, находим то, что ищем, выделяем то, о чем думаем, а целый мир оказывается за пределами наших шор. Чтобы исследовать феномен внимания и понять, обречен ли человек ничего не замечать, Горовиц стала гулять с людьми из разных профессий по одному и тому же району Нью-Йорка. Среди ее собеседников — геолог, биолог, шрифтовой дизайнер, художник-иллюстратор, врач, урбанист и даже слепая путешественница. Каждый из компаньонов по прогулкам видит в одном и том же ландшафте что-то свое, а параллельно они говорят о феномене внимания и городской жизни. В результате эксперимента получился буквально путеводитель по разным способам восприятия — несомненно полезная книжка для тех, кто мечтает переключиться, но вместо отпуска вынужден ходить по привычному маршруту дом-работа-дом.

2. Майкл Шейбон. «Лунный свет»

Иностранка, 2017. Перевод с английского — Екатерина Доброхотова-Майкова

Писатель и киносценарист, лауреат Пулитцеровской премии, автор «Невероятных приключений Кавалеря и Клея» и «Вундеркиндов», Майкл Шейбон продолжает экспериментировать с жанрами. Его новый роман притворяется воспоминаниями об истории семьи. Содержимое «Лунного света» — это вроде бы рассказ деда писателя, который перед смертью, в 1989 году, выкладывает внуку всю правду о своей жизни. Перед глазами умирающего проходит история двадцатого века, главные точки которого — Холокост и освоение космоса. Несмотря на псевдодокументальную рамку, история деда — это тоже невероятные приключения, где фриковатые персонажи влипают в удивительные передряги.

Старший Шейбон воюет, попадает в тюрьму, изобретает джеймсбондовские гаджеты для американской разведки, строит ракеты, охотится на гигантского удава и носит гарроту в шнурке ботинка. Его супруга, пережившая войну в монастыре для кармелиток, рассказывает страшные сказки, гадает на картах и время от времени норовит все поджечь, потому что так ей велит внутренний демон, которого она называет Конь-без-Кожи. А центральным образом, соединяющим еврейскую катастрофу с космической программой, становится бумажный макет лунного поселения, который дед главного героя дорабатывает многие годы, помещая в безопасные лунные комнатки всю свою семью. Смешное и грустное чтение для любого времени года.

3. Владимир Медведев. «Заххок»

Arsis books, 2017

Для тех, кто любит толстые романы на русском языке, этим летом есть два хороших варианта: «Тобол» Алексея Иванова и «Заххок» Владимира Медведева. С «Тоболом» все более менее понятно — это одиссея по русской истории, написанная с прицелом на киноадаптацию, добротный роман узнаваемого Иванова. А вот «Заххок» — настоящее открытие литературного сезона. Остросюжетную историю о гражданской войне в Таджикистане написал журналист, много лет проживший там, где разворачиваются события романа. В центре «Заххока» — смешанная семья: русская женщина и ее дети от погибшего мужа-таджика. Во время смутного времени они скрываются в кишлаке у таджикских родственников и переживают непростое, но необходимое погружение в чужую культурную среду, сотрясаемую междоусобицами и опасностями военного времени. Кроме двух подростков, рассказчиками выступает их пожилой и миролюбивый дядя; боевой командир, который уверен, что несет смерть близким людям; московский журналист, прибывающий в горы Памира, несмотря на то, что здесь никто не отвечает за его безопасность; святой человек с хорошим светским образованием; деревенский дурачок, готовый на подвиги ради любви. Каждый видит события под собственным углом и говорит уникальным голосом. А в роли главного злодея — самовлюбленный безумец с удавом на шее, предводитель боевиков и наркоторговцев Зухуршо, выбравший в качестве ролевой модели тирана из персидского эпоса «Шахнаме», который скармливал змеям человеческие мозги.

4. Элена Ферранте. Неаполитанские романы

Синдбад, 2016−2017. Перевод с итальянского — Ольга Ткаченко

Романы Элены Ферранте — пожалуй, главное открытие последних лет в условно «женской» прозе, конкуренцию ей сегодня могут составить разве что романы Лианы Мориарти, да и то благодаря эффектной экранизации «Большой маленькой лжи». При этом проза Ферранте на честную голову выше по всем литературным параметрам. И, если вы не успели познакомиться с ней до сих пор, вам повезло: летом лучше не придумаешь.

«Неаполитанская тетралогия» — это четыре романа о дружбе двух женщин, Лену и Лилы. История начинается в детстве, в 50-е годы двадцатого века, в бедном и жарком Неаполе, а длится целую жизнь. Непростая дружба и конкуренция, поиски любви и попытки в ней разобраться, семейные дрязги и соседские интриги, желание вырваться из неблагополучной среды и растерянность перед новой жизнью, взросление, становление — вечно рефлексирующая Лену не только подробно рассказывает обо всем, что происходит в их мире, но и старательно разбирается в том, почему все так устроено. Залог невероятного международного успеха романов Ферранте — психологическая достоверность и поразительная универсальность: если бы не итальянские имена, можно поспорить, что события происходят в российской провинции. На русском языке уже вышли три романа: «Моя гениальная подруга», «История нового имени», «Те, кто уходит, и те, кто остаётся».

5. Винфрид Георг Зебальд. «Кольца Сатурна»

Новое издательство, 2016. Перевод с немецкого — Элла Венгерова

Кому-то покажется, что роман Зебальда — странный выбор для летнего чтения, которое традиционно ассоциируется с легкомысленностью. Но если уж лето — это, прости господи, маленькая жизнь, то провести её в нарочито медленном и задумчивом зебальдовском ритме — вполне себе вариант счастья. Как и любые тексты писателя, «Кольца Сатурна» принципиально не поддаются пересказу, можно только обозначить рамки, отправную точку, из которой вытекает текст.

Эта точка — август 1992 года, когда рассказчик пускается в пешее путешествие по графству Саффолк, чтобы справиться с экзистенциальной пустотой. Проходя по серому, унылому, непритязательному и непривлекательному пейзажу, он видит другую пустоту — место, откуда когда-то грозила всему миру великая Британская империя. Из разных кадров этой пустоты он выуживает истории, воспоминания, сны, рассказы о китайских восстаниях, гибели немецких городов, геноциде в Африке, даже о варварском лове сельди. История мира по Зебальду — это история о забытой, задрапированной, заговоренной жестокости и ее незаметных жертвах, которые воскресают, когда на них обращается сострадательный взгляд памяти, пусть даже одного человека. По‑хорошему грустное, вдумчивое, очень уютное чтение. Пожалуй, идеальное для поезда, хотя лучше, конечно, прямо в Саффолк.

6. Мария Галина. «Не оглядываясь»

Эксмо, 2017

Разнообразный, как конфетти в хлопушке, сборник рассказов от автора «Малой глуши», «Медведок» и «Автохтонов» — чтение, которым можно раскрашивать скучную дорогу или ожидание самолета (если будете читать на пляже и при вас есть дети — привяжите их к шезлонгу, чтобы не потерять, когда текст захватит все ваше внимание). Галина умеет работать примерно в любом жанре, придумывая сюжеты на грани реальности и фантастики, в которых не всегда ясно, где уже началась сказка, а где еще быт, просто кажущийся чертовски странным. В сборнике «Не оглядываясь» есть понемногу космооперы, лавкрафтианства, украинского фольклора, «магического реализма» и совсем реалистичные истории, которые играют скорее со странностями человеческого ума. Ироничные, изобретательные, захватывающие сюжеты, полные узнаваемых мелочей и тонко подмеченных деталей — чтение легкое, но и позволяющее задуматься над тем, что «совы — не те, чем кажутся». Кстати, рассказ «Сажальный камень», знакомый читателям прошлого литературного номера Esquire, тоже вошел в этот сборник.

7. Нил Гейман. «Скандинавские боги»

АСТ, 2017. Перевод с английского — Анна Блейз и Алексей Осипов

Название русского издания новой книги Геймана — одновременно маркетинговый обман для тех, кто только что посмотрел сериал «Американские боги» и жаждет продолжения, и пища для ума совсем уже оголтелых фанатов романа «Американские боги», которые вспомнят, что некоторых американских персонажей можно транспонировать в скандинавскую мифологию и найти в этом смысл. В оригинале книга называется «Северная мифология», и это почти исчерпывающе отвечает на вопрос, что там внутри.

Внутри — действительно пересказ скандинавских мифов, известных по песням «Старшей Эдды». И если с исландским эпосом ехать на курорт странновато, да и уснуть под напевы скальдов на солнышке нетрудно, то бодрый пересказ Геймана — самое что ни на есть чтение для отпуска. Кроме перевода мифов на современный язык, от которого они теряют поэтичность, но демонстрируют мощь саспенса, Гейман добавляет от себя психологизма и делает грозных и хитрых богов совсем похожими на людей. При этом главный пафос северной эсхатологии остается на месте: битва грядет, а конец света неминуем. Но, в общем, настроения это не портит.

8. Станислав Дробышевский. «Достающее звено»

Corpus, 2017

Внушительный двухтомник, отвечающий на все вопросы антропогенеза, — звучит страшновато, но на деле это отличный способ провести свое читательское лето с пользой и удовольствием. Все потому, что его автор Станислав Дробышевский — ведущий российский антрополог, преподаватель МГУ, научный редактор сайта Антропогенез.ру и в хорошем смысле поп-звезда от науки. Если кто-то и мог соблюсти научную ценность и увлекательность повествования об эволюции на одинаково высоком уровне, то вот он, знакомьтесь. В двух томах — «Обезьяны и все-все-все» и «Люди» — Дробышевский подробно и в меру иронично излагает содержание предыдущих серий происхождения человека, рассказывает обо всех возможных предках Homo Sapiens, объясняет, почему и как человек родился именно в семействе гоменидов, и даже предсказывает наше будущее как вида с точки зрения антропогенеза. Бонусом — байки о раскопках, анализ археологических находок, железная аргументация для противников теории Дарвина и актуальная информация о великанах, троллях и хоббитах.

9. Пол Фишер. «Кинокомпания Ким Чен Ир представляет»

Phantom Press, 2016. Перевод с английского — Анастасия Грызунова

Документальный роман американского журналиста Пола Фишера на русском языке вышел осенью, но заслуженной популярности до сих пор не получил. Скорее всего, потому что люди не очень-то поверили в его документальность — и это неудивительно. Книга рассказывает о том, как Ким Чен Ир, своевольный сынок северокорейского диктатора Ким Ир Сена, так сильно фанател от кино, которого фактически не было у него на родине (не считая пропагандистских картин), что решил пойти на дикую авантюру. Он похитил видную южнокорейскую актрису и ее мужа-режиссера и держал их в Северной Корее, чтобы сравнять родной кинематограф с голливудским. Отчасти ему это удалось: благодаря трудам Син Сан Ока и Чхве Ын Хи в стране появились фильмы каких угодно жанров, вплоть до ремейка «Годзиллы». Об этом, а еще о вечеринках Ким Чен Ира, страсти солнцеликого кинопродюсера к «Хеннесси» и американским сигаретам, о любви и побеге заложников, Фишер и рассказал в своей книге, лишний раз доказав, что никакой авантюрный роман не валяется рядом с тем, что случается в реальной жизни. В основе книги — воспоминания жертв киномании корейского лидера, десятки интервью и наверняка немало домыслов информантов, как признается в предисловии сам Фишер. В любом случае чтение получилось вполне захватывающее.

10. Альберто Мангель. Curiositas

Издательство Ивана Лимбаха, 2017. Перевод с английского — Анастсия Захаревич.

«Что есть я?», «Зачем мы здесь?», «Где нам быть?», «Как дело наше отзовется?», «Что потом?», «Что всем движет?» — вот небольшая часть вопросов, на которые пытается ответить в своей новой книге аргентинский культуролог и литератор Альберто Мангель, знаменитый еще и тем, что в шестидесятых служил чтецом у Борхеса. Мангель — великолепный рассказчик и редкий интеллектуал, которого интересуют вещи, плохо поддающиеся описанию: то мифические города из всей мировой литературы, то история чтения, то вот само любопытство. Нетипичность объектов исследования позволяет и исследователю идти своим особым путем.

В Curiositas Мангель пытается разобраться в том, что такое познание, какую роль играет в нем любопытство и можно ли (можно!) найти ответы на «вечные» вопросы в уже давно написанных и вроде бы всеми прочитанных книгах. Главным ключом к познанию мира для Мангеля становится «Божественная комедия», а в помощь Данте аргентинец берет целую библиотеку, от Платона до Кэрролла и от Фомы Аквинского до Кафки. Но Мангель не был бы Мангелем, если бы даже в без малого 80 лет взялся всерьез отвечать, что такое истина и где она обитает. Вся прелесть Curiositas в том, что это аппарат по производству вопросов из вопросов, единственная настоящая цель которого — разбудить любопытство читателя и заставить его пристраститься к безостановочному познанию мира.