Об истории

Моника Блэк, «Земля, одержимая демонами. Ведьмы, целители и призраки прошлого в послевоенной Германии»

После Второй мировой войны германская нация была раздавлена и фрустрирована, восстанавливала разбомбленные здания из руин, судила военных преступников и размышляла, как искупить свою вину перед человечеством. Отсутствие моральных ориентиров и кризис веры привели к тому, что люди обратились к вышедшим из темного леса колдунам, магам, целителям и ведунам. Были ли они мошенниками или ожившими персонажами сказок братьев Гримм? Что заставило просвещенный народ пойти от одних крысоловов к другим? И как все это связано с памятью о войне? Замечательная книга для тех, кто любит самостоятельно проводить исторические параллели.

О психологии

Натали Шапиро-Манукян, Сильви Фридман, «Почему родители мне всё запрещают? И другие вопросы, которые интересуют подростков»

Родители жалуются, что маленькие дети задают слишком много вопросов: «Почему небо голубое?», «Почему трава зеленая?», «Почему, почему, почему?» С подростками дело обстоит сложнее: вопросы у них есть, и много, да вот задать их они не торопятся — охраняют личную жизнь и стыдятся говорить о важном даже с самыми близкими. Долой стыд — в этой книге две журналистки поговорили с врачами и психологами (и, конечно, самими подростками), чтобы обобщить вопросы, волнующие зумеров, и наконец дать ответы (или хотя бы проложить к ним путь). Веселое чтиво о теле, внешности, отношениях, страхе перед будущим — и самых важных деталях. Родителям — к прочтению обязательно.

Андрей Журавлев, «Похождения видов. Вампироноги, паукохвосты и другие переходные формы в эволюции животных»

Если для вас палеонтология — исключительно род занятий Росса Геллера из сериала «Друзья», пора обновить свои знания. К нынче привычным формам жизни природа шла длинными, извилистыми и очень интересными тропами. Речь не о динозаврах и мамонтах и даже не об археоптериксе, а о куда более экзотических предках. Автор рассказывает о научных экспедициях и многолетнем труде целых поколений ученых, которые связывали воедино историю живых организмов. Коллектив научных редакторов как будто говорит: да-да, все, чему здесь на первый взгляд трудно поверить, на самом деле — правда.

О феминизме

Галина Ульянова, «Купчихи, дворянки, магнатки: женщины-предпринимательницы в России XIX века»

Когда вспоминают русских женщин XIX века, заговаривают о литературных образах: Бедная Лиза, Татьяна Ларина, Анна Каренина. Нежные дворянки, безмолвные крестьянки, в лучшем случае экзальтированные поэтессы или сторонницы эмансипации. Однако в одно время с ними существовали настоящие бизнес-леди, суровые предпринимательницы, торговки и заводчицы. Галина Ульянова раскрывает мир действующих, смелых, умных женщин, умевших зарабатывать деньги, строивших фабрики и дороги, вкладывавших доходы в образование и искусство. На заметку каждой, кто решится открыть свое дело: эту дорогу до вас уже прокладывали, просто она немного заросла травой — и это хороший повод вырвать сорняки.

Об искусстве

Георгий Соколов, «Круг свободы»

То, что русское искусство второй половины XX века все еще плохо исследовано и не до конца концептуализировано, — общее место. В ближайшие десятилетия нас еще точно ждет много сюрпризов и открытий, а пока — важно хотя бы иметь под рукой какую-нибудь азбуку. Одним из центров несоветского, неофициального искусства был Ленинград — и вслед за трудами Екатерины Андреевой у нас теперь есть книга Георгия Соколова, поэтапно восстанавливающая жизнь этой яркой, бедной, художественно разнообразной среды. Важно, что Соколов, как сотрудник Эрмитажа, много внимания уделяет роли музея в неофициальном искусстве Ленинграда.

Поэзия

Полина Барскова, «Натуралист»

Барскову знают как исследователя блокадной поэзии, прозы, дневников — блокады вообще, не только как частного периода истории, но как отдельной вселенной, жившей по своим законам. Об этом ее книги — «Седьмая щелочь», «Блокадные после», исследовательские статьи и предисловия к публикациям блокадных авторов. При этом она не только заполняет эту рамку: у Барсковой есть прекрасная проза («Живые картины»), эссе («(В)место предисловия») и стихи. «Натуралист» — новый сборник, в котором чувствуется русская стихотворная традиция и разрыв с ней, слышны голоса американских и английских друзей. В этих стихах отражено удивление перед разнообразием нашего мира, за которым следует принятие этого разнообразия.

Жизнеутверждающий роман

Амитав Гош, «Маковое море»

Середина XIX века, мир разделен колониальными империями и полон тайн. Несколько незнакомцев, каждый по своим собственным причинам, всходят на борт корабля «Ибис», идущего из Индии на Маврикий, — идеальный прием, чтобы объединить разные судьбы в одном времени и пространстве. В первой части трилогии Гош совмещает приключенческий роман с историческим, трагические обстоятельства с мелодраматическими эпизодами, классовый контекст с расовым — заскучать определенно не получится. Ну, и как положено жизнеутверждающей книге, герои обязательно преодолевают трудности и готовятся к новым приключениям.

Интеллектуальная проза

Катя Петровская, «Кажется Эстер»

Книга прежде всего для тех, кто прочел «Аустерлиц» Зебальда, «Памяти памяти» Марии Степановой и «Бегунов» Ольги Токарчук. Петровская, русскоязычная писательница, родившаяся в Киеве и написавшая «Кажется Эстер» на немецком языке, продолжает большой интернациональный разговор о памяти и о том, как нам с этой памятью жить сейчас. Авангардная форма, замечательный язык, философско-художественное осмысление событий отдаленного (Великая Отечественная, Бабий Яр) и недавнего прошлого. «Кажется Эстер» — одна из самых важных переводных книг этой осени, разговор о которой будет продолжаться еще долго.

Современная российская проза

«Время вышло: современная российская антиутопия»

Русская литература — родина нескольких антиутопий мирового значения, в том числе «Мы» Замятина и «Котлована» Платонова. Тем интересней наблюдать, как современные писатели работают с этим жанром — учитывая предшественников, но не рассыпаясь под давлением их величия. Дмитрий Захаров, Эдуард Веркин, Ксения Букша — подборка авторов внушительная и репрезентативная, от молодых до уже очень заслуженных. Будущее в их интерпретации не очень светлое, как и положено, но уж точно интересное.

О языке

Майкл Ко, «Разгадка кода майя: как ученые расшифровали письменность древней цивилизации»

Цивилизация майя кажется очень далекой и загадочной. Мало кто знает, что ключ к разгадке обнаружили в СССР, в Кунсткамере — молодой ученый Юрий Кнорозов расшифровал письменность майя, над которой до него билось множество коллег. Книга Майкла Ко посвящена этому пути: от первого столкновения с древней письменностью, через обретения рукописей и их потери, лингвистические гипотезы и теории — к блестящим открытиям. Увлекательнейший нон-фикшен о языке и его исследователях.

Воспоминания

Людмила Черная, «Чудеса в решете, или Веселые и невеселые побасенки из века минувшего»

Людмиле Черной уже 103 года — а она продолжает писать книги. Переводчица Бёлля и Ремарка, жена германиста Даниила Меламида и мать художника-нонконформиста Александра Меламида — за эту долгую жизнь у нее скопилось множество историй, которые не поместились в первые две мемуарные книги: «Косой дождь» и «Записки Обыкновенной Говорящей лошади». Но после прочтения и этой — остроумной, теплой, очень живой — кажется, что у автора хватит пороху еще на три.

В прошлом году Esquire выпускал материал, который показывал, что происходит с книжной индустрией во время локдауна. Книги можно заказать у любимых издательств и книжных магазинов дистанционно либо поддержать их покупкой подарочных сертификатов — и это лучшее решение сейчас.