Развод юмористов Елены Степаненко и Евгения Петросяна, и без того достойный скетча Saturday Night Live, продолжает обрастать неожиданными деталями. Недавно стало известно, что Степаненко претендует на ряд «древних оккультных книг» из общей с Петросяном библиотеки. Эксперты оценивают стоимость антикварных изданий в три миллиона рублей. Поскольку в бракоразводном процессе фигурирует сумма в 1,5 миллиарда, вряд ли действия Степаненко вызваны исключительно финансовыми соображениями. Об интеллектуальной ценности «оккультных» трудов по гипнозу, заговорам и истории волшебства — в нашем обзоре.

  • Альфред Леман, «Иллюстрированная история суеверий и волшебства»

«Извините за нескромный вопрос: а вы в чудеса верите? В колдунов, ясновидящих, в денежные компенсации?», — вопрошал Петросян зрителей в монологе «Анормальные явления». Сам юморист в компенсации определенно верит, равно как и в сверхъественное — по крайней мере, так утверждает его коллега по «Кривому зеркалу» Николай Бандурин. По его словам, Петросян перед выступлениями закладывал за уши заговоренные металлические пластины — так юморист защищался от исходящего от публики негатива.

Цитата: «Наука обязана не допускать новых гипотез, не обсудивши сначала старательно всех возможностей; напротив, суеверие во всякое время имеет на все готовое объяснение».

Зачем ему при таком раскладе книга датского психолога Альфреда Лемана — тайна похлеще произошедшего на перевале Дятлова. Это серьезный научный труд, где четко сказано, что вера в магию, телепатию, духов и прочие суеверия основана на «неправильном толковании дурно сделанных наблюдений». Леман проезжается по всем — алхимикам, астрологам, экстрасенсам и даже по любимым Евгением Ваганычем ясновидящим и колдунам. В 1990-х Петросян консультировался у целительницы Джуны — она рекомендовала ему не разводиться во избежание энергетических потерь. Леман бы счел этот совет антинаучным и предрек юмористу исключительно финансовые потери.

20 обложек романа «Лолита»
Далее 20 обложек романа «Лолита»
5 книг, которые мы читаем в июле
Далее 5 книг, которые мы читаем в июле

Вердикт: стоит отдать жене

  • Альфред Молль, «Гипнотизм. Его теоретические основы и практическое применение»

К гипнотизерам Петросян, напротив, относился с юмором — так, в 1989-м он спародировал Анатолия Кашпировского. Не исключено, что он просто считал Кашпировского дилетантом, — в конце концов, психиатр Альберт Молль давал своим пациентам установки покруче, чем телецелитель. В «Гипнозе» он детально описывает, как вводил их в состояние транса, а затем усыплял и внушал им всевозможные галлюцинации.

Цитата: «Вот, стало быть, случай, в котором человек впал в гипнотический сон от того, что я возбудил в его умe образ сна. Этот способ гипнотизации выработан в Нанси и известен под именем Нансийского способа. Сам господин X. совершенно лишен воли. Я не только могу простым запрещением отнять у него возможность движений, но держу в своей власти и его чувственное восприятие. С моих слов он верит, что слышит пение канарейки, слышит музыку; он принимает платок за собаку и мою комнату за зоологический сад»

Молль стал одним из первых, кто стал использовать гипноз в психиатрии, чем вызвал серьезные дискуссии в ученых кругах. Его отчаянно критиковали, однако это не помешало «Гипнотизму» стать очень успешной среди обычных людей. Споры психиатров их не волновали, в отличии от перспективы заставить своего соседа выть на луну.

Вердикт: пригодится для сеансов массового гипноза

  • Аллан Кардек, «Евангелие в разъяснении спиритизма»

Нельзя сказать наверняка, верит ли Петросян в переселение душ и спиритизм. Тем не менее, в одном из интервью он поведал об очень любопытной встрече с кришнаитом, который якобы сказал, что в прошлой жизни Евгений Ваганыч был одним из самых просвещенных людей Европы и знал тридцать языков. Возможно, именно это побудило Петросяна прочитать Аллана Кардека (философа в этой жизни и галльского друида в прошлой).

Цитата: «Моисей открыл этот путь; Иисус продолжил дело; спиритизм его завершит».

Книгу он, правда, выбрал довольно странную — как следует из названия, Кардек трактует в ней Библию с позиций спиритизма. Христианство довольно четко формулирует, что ждет людей в загробной жизни, однако Кардека это нисколько не смущает. Он записывает в спиритуалисты не только Августина Блаженного, но и самого Иисуса Христа. Во Франции XIX века подобные измышления принесли Кардеку тысячи поклонников. В России XXI века он вполне мог бы попасть за них под статью 148 УК РФ.

Вердикт: срочно потерять, чтобы случайно не оскорбить чувства верующих

  • Ганс Фреймарк, «Оккультизм и сексуальность»

Еще один научный (но вконец устаревший) труд в «оккультной» библиотеке Петросяна и Степаненко. Название довольно красноречиво — Фреймарк пишет о том, что все религии, суеверия и духовные практики основаны на сексе. Через каждые несколько абзацев автор отмечает, что никаких оценок не дает, но все равно намекает, что все беды (как религиозные, так и сексуальные) — от воздержания.

Цитата: «Свободные от всяких предрассудков, мы можем подчинить себе эти [оккультные] силы, вытекающие из естественных основ нашей сексуальности, но не для того, чтобы колдовать и убивать, а чтобы украсить и обогатить жизнь наших ближних».

Он бесстрастно описывает оргии священников, фаллические культы язычников и ритуалы тамплиеров-гомосексуалов. Возбудить это все способно только академиков РАН — Фреймарк не вдается в подробности и пишет о сексе крайне сухо.

Вердикт: отдать (от греха подальше)

  • Николай Познанский, «Заговоры. Опыт исследования происхождения и развития заговорных формул»

Пожалуй, самая странная книга из списка требований Степаненко. Она, безусловно, украсила бы библиотеку фольклориста, но у рядового читателя едва ли вызовет какой-либо интерес. Ни секса, ни гипноза, ни спиритизма — только тяжеловесные филологические теории (вдобавок книгу сейчас можно прочитать только в дореволюционной орфографии).

Цитата: Въ заговорахъ привыкли видѣть, напротивъ, проявленіе глупости человѣческой. Однако это не такъ. Постоянное стремленіе отыскать причину даннаго явленія, объяснить непонятное — вотъ что было главнымъ двигателемъ въ исторіи заговора.

Кажется, мы чего-то не знаем о Елене Степаненко.

Вердикт: подарить студенту-филологу