Ботинки Barrett,  ремень Brooks Brothers
Ботинки Barrett, ремень Brooks Brothers

1. Адольф Лоос — «Орнамент и преступление»

Интерьер в вычурном стиле раздражает уже не одно поколение русской интеллигенции. Почему? Сильный и злой текст архитектора Адольфа Лооса, написанный еще в 1908 году, дает достаточно развернутый ответ. «С развитием культуры орнамент на предметах обихода постепенно исчезает, — пишет Лоос, — а значит, с боязнью минимализма надо бороться». Удивительно, что текст этот написан в Австрии расцвета сецессиона: страшно представить, каково автору было находиться в тотально задекорированном пространстве.

2. Пегги Гуггенхайм — «На пике века. Исповедь одержимой искусством»

Что бы вы сделали, будь у вас миллион долларов? У Пегги Гуггенхайм было намного больше. Представительница американского истеблишмента, племянница влиятельного коллекционера и дочь крупного промышленника, погибшего вместе с «Титаником». Супруга сюрреалиста Макса Эрнста и покровительница Джексона Поллока. Она могла прожигать жизнь, но стала крупнейшим коллекционером своего поколения. «На пике века» — автобиография женщины, чей вкус во многом определил искусство ХХ века.

3. Дмитрий Долинин — «Иллюстратор»

Книга Долинина, оператора-постановщика «Ленфильма», переносит в осенний Петербург с его постаревшими, обшарпанными элементами и постоянным дождем. Разговоры об искусстве, прогулки по дворам-колодцам, блеск и нищета коммуналок, в которых живут такие непохожие друг на друга люди, неспособные договориться, но каждый вечер собирающиеся вместе.

4. Александра Николаенко — «Небесный почтальон Федя Булкин»

Два человека разных поколений — Федя Булкин и его религиозная бабушка — остались вдвоем, пока Федины родители уехали «строить град небесный". Им предстоит справиться с потерей и научиться жить вместе. Мальчику нужно еще многое понять, но он точно парень не промах: «Бабушка, а Бог точно есть?» — «Точно». — «Честное пионерское?» — «Честное пионерское». ¦