Истории|Пресса

Лонгриды недели: двойник Трампа в Колорадо, эмодзи и секреты обоняния

Три текста, которые вы могли пропустить, – в подборке проекта Newочем.

1.

Politico рассказывает историю небольшого города Колорадо-Спрингс, который пришел в упадок после финансового кризиса 2008 года. Навести порядок попытался мэр-республиканец – в прошлом предприниматель в сфере недвижимости (ничего не напоминает?).

После кризиса 2008 года дела города Колорадо-Спрингс (штат Колорадо) стали совсем плохи. Доходы упали настолько, что пришлось отключить каждый третий уличный фонарь, сократить количество полицейских и убрать урны из городского парка – так экономила тогдашняя администрация. Когда дыра в бюджете выросла до 28 миллионов долларов, политики предложили тройной налог на собственность, который никто не поддержал.

Колорадо-Спрингс находится в часе езды от Денвера и привлекает туристов двумя главными достопримечательностями штата – горой Пайкс Пик и публичным парком «Сад богов». Это также один из самых консервативных и «республиканских» городов – в частности, там находится штаб-квартира американской евангельской христианской организации Focus on the Family.

Когда год спустя в Колорадо-Спрингс состоялись выборы мэра, их почти почти полном одобрении населения занял Стив Бах, человек, который никогда не занимался политикой. Бах всю жизнь был предпринимателем в сфере недвижимости – и весьма успешным, – а его программа сводилась к красивой и простой мантре: «городом нужно управлять как бизнесом», тогда и деньги будут, и новые налоги вводить не придется, и новые рабочие места появятся. Именной этот посыл будет основным в избирательной программе Дональда Трампа (кстати, в интервью Politico Бах так и говорит: «Единственная разница между мной и Трампом в том, что я не пишу в твиттер»).

Поначалу все шло вполне неплохо. Например, городской совет собрался сдать крупную больницу в аренду одному из местных бизнесменов на 20 лет за 15 миллионов долларов. Бах вмешался, расширил масштабы конкурса, и в итоге госпиталь на 40 лет получила крупная корпорация, которая суммарно заплатит за это два миллиарда.

Однако в процессе выяснилось, что новый мэр — личность деспотичная. Он уволил глав многих ключевых ведомств, получил значительную долю прав городского совета, отношения с которым до того испортились, что мэр и совет ссорились даже по поводу того, какие счета использовать для правительственных транзакций. В итоге испугались даже местные лидеры бизнеса, которые когда-то поддерживали Баха. Да и одобрения публики как не бывало.

В 2015 году срок Баха закончился, и его сменил абсолютно противоположный человек — Джон Сазерс, профессиональный политик, который наладил отношения с комитетом и даже уговорил население платить новые налоги. Теперь город процветает: безработица упала до 2,7 процентов, появилось 16 000 рабочих мест (это на 10 000 больше, чем обещал создать Бах). И, что примечательно, об избрании предыдущего мэра никто не жалеет — по словам одного бизнесмена, «если бы не было Стива, но не было бы и Джона». Получилась эдакая совмеренная Америка в миниатюре.

2.

Плохие новости для всех, кто на дух не переносит эмодзи – их появление и популярность были неизбежны. Этому посвящена статья Вивиан Эванс для Nautilus, а она знает, о чем говорит: Эванс — эксперт по лингвистике и коммуникации с 14 опубликованными книгами.

Дело в том, что 30-35% социального смысла наших слов зависят от несловесных компонентов: жестов, мимики, интонации и прочего. В диалоге без них никуда – они не только углубляют речь, но и заменяют знаки препинания. Человеческое лицо способно передавать 250 тысяч выражений в зависимости от контекста общения: где находятся собеседники, как они одеты, какое у них настроение.

В цифровой коммуникации всего этого нет. В большинстве случаев доступен только текст, знаки препинания – и все тут. Даже самые эмоциональные люди в общении через мессенджеры могут выглядеть абсолютно спокойными. Тут на помощь и приходят эмодзи.

Они выполняют роль жестов, интонации и мимики, благодаря им в текстовом общении можно гораздо более точно передавать тон и эмоции участников. Влияние эмодзи распространяется на все сферы жизни, связанные с общением: например, одно исследование показало, что те, кто используют эмодзи, чаще ходят на свидания и, соответственно, чаще занимаются сексом.

Конечно, если внезапно начать использовать больше эмодзи, это вряд ли приведет к успеху у противоположного пола. Но при правильном употреблении этих значков коммуникация становится эффективнее, так что ничего плохого в них нет. Правда, вопрос о том, стоило ли снимать о них фильм, остается открытым.

3.

Еще один научный текст о повседневном – хирург и исследователь из Университетского колледжа Лондона рассказывает на Aeon, как работает обоняние. Не только в биологическом плане: запахи могут и воспоминания вызывать, и помогать в коммуникации между людьми.

Все дело в так называемой сенсорной интеграции. Тонкий вкус еды может восприниматься не только через пять основных вкусовых зон на языке (сладкое, соленое, кислое, горькое и белковое), но и через аромат: во время пережевывания молекулы еды стимулируют рецепторы в задней части носа. Стимулируют достаточно сильно, чтобы активировался гиппокамп – зона мозга, ответственная за формирование воспоминаний. И касается это, разумеется, не только еды.

В итоге возникает «эффект Пруста»: запахи разблокируют забытые, но яркие воспоминания. Сама ученая приводит личный пример. Она прекрасно знает о том, что курение убивает – в качестве хирурга не раз оперировала тех, у кого из-за пагубной привычки подкосилось здоровье. Однако каждый раз, когда она чувствует запах табака, он вызывает в ней не ощущение близости смерти, а спокойствие. Этот аромат возвращает ее в счастливое детство, в дом бабушки и дедушки, который был заядлым курильщиком.

Что же касается коммуникации, то тут все просто: люди постоянно продуцируют химические сигналы, которые вместе с языком тела, мимикой и интонациями формируют эдакий мета-язык, сопровождающий обычное словесное общение.


ТекстАртем Слободчиков
ФотографияGetty Images
Артем Слободчиков