Истории|Материалы

Работа сердца

Может ли инвестиционный банкир по собственной воле стать миссионером, а администратор киностудии — военным моряком? Фотограф Макс Гербер (Max. S. Gerber) сделал портреты американцев, которые однажды полностью изменили свою жизнь.

Джейсон Наката

Офицер разведки ВМС

«Я был администратором на киностудии Dreamworks. Сидел в кабинете с секретаршей в 35-этажном здании с видом на студию Universal и думал: „Ну что за говно!“ Я достиг всех своих целей, но меня это не радовало. Карьера продвигалась успешно, но я никак не представлял, что стану винтиком в корпоративной Америке. И вот однажды я задумался о своей жизни и вдруг почувствовал прилив патриотизма. Когда я увольнялся, чтобы поступить в военно-морской флот, у моей начальницы просто челюсть отвисла. Она была в шоке от того, что нашелся парень, который хочет спустить все это дерьмо в унитаз и уйти в армию. Жалею ли я об этом? Нет, и скажу почему. 11 сентября я был не в состоянии думать. Я был в такой же ярости, как и вся Америка. Это был мой первый день на корабле, и в тот момент не было в мире лучшей работы, чем военный».

Ник Нельсон

Mиссионер

«Не надо мне было становиться инвестиционным банкиром, как все мужчины в моей семье. Сначала я не вполне понимал, почему это неправильно. Почти семь месяцев я спорил с Богом, пытаясь убедить его в преимуществах банковской службы. А потом я уволился. И был наказан. Между отцом и мной появилось отчуждение, какого не ощущают мои братья — они же не выбрали другой путь. Как будто я ушел из семьи — я ведь сломал шаблон Нельсонов. Родители считали, что я все делаю не так. У меня не было ни социальной поддержки, ни практики. Я не использовал ни один из навыков, которые развивал всю свою жизнь. И на кого я пытался повлиять? На бедняков из гетто, которые не имеют никакого значения. То есть какая разница, что с ними? Я стал миссионером-фрилансером. В частности, это означает, что мне нужна работа. Я хочу пойти в закусочную Togo’s. Когда тебя спрашивают: „Где ты работаешь?“, и ты говоришь: „Ну, я миссионер“, тебя могут не понять. Но если я делаю сэндвичи в Togo’s, я больше не на пьедестале. И мне говорят: „А, так ты делаешь сэндвичи в Togo’s? Ты что, не можешь найти работу получше?“ А я улыбаюсь и отшучиваюсь. Я пока не рассказал отцу об этой истории с Togo’s. Он, конечно, не обрадуется. Но я сделаю сэндвич и тебе, папа».

Юрий Смальцов

Балетмейстер

«Мой отец открыл эту студию 28 февраля 1964 года, всего через пару месяцев после того, как мы приехали в США. Я преподаю здесь с 1972 года. Конечно, это выбор, но мне его подсунула судьба. Вся наша семья, все родственники погибли во время Второй мировой войны. Моего деда просто убили на улице. Немцы вошли в город и застрелили его. Он так и не понял, что произошло. С бабушкой было то же самое. Остальные просто исчезли. В конце концов нас осталось трое — мои родители и я. После войны Америка стала нашей целью — продать все и просто уехать, и будь что будет. Когда я принял решение уехать в Соединенные Штаты, я отрезал себе другие пути, потому что, если бы я отправился в Европу, я получил бы международную известность. А сейчас меня никто не знает. В Америке мне пришлось стать главой семьи, потому что отец был уже болен. Я понимал, что он не справится с полной нагрузкой, и я должен был подстраховывать его в студии. До 1980 года, когда он скончался, я мог приходить и уходить. Я был хореографом и выступал в Мексике, Канаде, на Аляске. Я побывал в самых затерянных уголках этой страны, я переночевал в каждом ее городишке. И я счастлив, что все это видел. И я успел все это, пока отец был жив».

Рокко Гуарино

Звукооператор

«Всю жизнь я хотел переехать в Нью-Йорк или в Лос-Анджелес и заниматься музыкой. Однажды я просто решил, что я так и сделаю. Музыка всегда была моей главной страстью, и с девушкой у нас все разладилось. Она хотела, чтобы мы поженились и зажили оседлой жизнью. А я хотел поехать на гастроли и посмотреть мир. Я продал кое-какой инвентарь, и у меня вдруг оказалось больше тысячи долларов в кармане. Я просто сел в машину и поехал на север, потому что я был во Флориде, а из Флориды одна дорога — на север. В Лос-Анджелесе я работал в музыкальном магазине Guitar Center и все свободное время торчал в студии. Сейчас я помощник звукорежиссера и работаю с мониторами во время концертов. Прошлой ночью Guns N’ Roses были здесь в студии. То есть я работаю с людьми, которыми всегда восхищался. И сидя здесь, я чувствовал, что попал в точку, понимаете? Я следовал за своей мечтой. Я проехал через всю страну и сейчас работаю с одной из величайших рок-групп в мире. И когда кто-то говорит мне: «Ну да, когда-нибудь я бы переехал в Лос-Анджелес или в Нью-Йорк», я всегда отвечаю: «Ну так давай! Бросай свою поденщину, подбери свои чертовы яйца и сделай это».