Истории|Рабочая неделя

Что если выслать всех нелегальных иммигрантов из России

По просьбе Esquire на вопрос ответили несколько предпринимателей и менеджеров, а также глава таджикского землячества Москвы.

Двухкомнатная квартира в типовой новостройке вблизи МКАД подорожает на 42 000 долларов

Александр Вагин, президент девелоперской компании «Открытие-недвижимость»: «Делая скидку на известную приблизительность подсчетов, можно сказать, что в стоимости одного квадратного метра жилья примерно 20% — это стоимость работы. Из них примерно 5% — низкоквалифицированная работа, которую, как правило, выполняют нелегалы. Разница в зарплате — в 4 раза: 250 долларов для нелегала и 1000 долларов для человека с российским паспортом и пропиской. Если 5% умножить на 4, получается 20%. Вычитаем 5% (те, которые уже и так были) и видим, что удорожание составит 15%. Если брать минимальную стоимость метра — 4 000 долларов, то получается 600 долларов на каждый метр. Если возьмем двухкомнатную в 70 метров на окраине Москвы, у МКАДа, то переплата на ней в таком случае будет 42 000 долларов. Для среднестатистической семьи это сумасшедшая разница».

Такси подорожает на 60%, а время его ожидания увеличится в два раза, как и стоимость проезда в маршрутках

Феликс Маргарян, гендиректор «Новой транспортной компании» («Новое желтое такси»): «Сейчас в Москве около 30 000 нелегальных таксистов и 15 000 — легальных. Все вместе мы перевозим по 150 000 человек в день. Примерно поровну: половину — легальные таксисты, половину — нелегальные. Почти все нелегальные — приезжие. У них средняя стоимость проезда составляет 250 рублей, у нас — 400 рублей. Они демпингуют благодаря снижению издержек: машины разбитые, навигаторов нет, знание города и безопасность под вопросом. Но если завтра все гастарбайтеры вдруг исчезнут из города, 75 000 пассажиров будут вынуждены пересесть на легальные такси. Цены легальные таксисты поднимать не станут — конкуренция и так слишком велика, но средняя стоимость проезда для потребителя автоматически увеличится с 250 до 400 рублей, то есть на 60%. А еще увеличится время ожидания, как раз в два раза — по количеству потребителей. Сейчас оно составляет 15 минут, а будет — полчаса.

Отдельная история с маршрутными такси. Там сейчас работают одни таджики, узбеки и украинцы. Мне кажется, если они уедут из страны, то маршрутки вообще закроются. Или в лучшем случае цены на проезд взлетят в два раза: вместо 25 будем платить 50 рублей. Это ведь очень неблагодарная работа, для которой нужны водительские права категории „Д“, готовность работать по 12 часов в день и выслушивать гадости вместо „спасибо“. Сейчас водители маршруток получают 35-50 тысяч в месяц. Граждане России меньше чем за 100 тысяч рублей на такую работу никогда не согласятся».

Продукты в магазинах подорожают на 15%

Дмитрий Потапенко, владелец супермаркетов «Гастрономчикъ», бывший управляющий директор сети «Пятерочка»: «На зарплаты только неквалифицированным сотрудникам приходится 6% от оборота моей компании. Всем своим грузчикам, фасовщикам, уборщикам и даже мерчандайзерам я плачу от 18 000 до 21 000 рублей. И это всегда приезжие — в основном из Узбекистана и Таджикистана. Нацисты ко мне на работу не идут, они не готовы убирать дерьмо не то что за другими, а даже за собой с Манежки... Так что, если представить, что завтра все гастарбайтеры из России уедут, мне придется привозить в Москву рабочих со всей страны. Допустим, они согласятся работать за ту же зарплату. Но мне все равно придется организовать им жилье. Даже если это будет что-то вроде комнаты на человека, проживание одного сотрудника будет обходиться в 5 000 в месяц. Гастарбайтеры менее прихотливы — живут всемером в однокомнатной квартире, которую снимают за свой счет. Кроме того, еще порядка 5 000 в месяц на человека будет уходить у меня на решение вопросов с ФМС. Это те деньги, которые я уже сегодня плачу за продление регистрации и далее по списку. Но сейчас я плачу их единовременно при приеме на работу, а дальше все вопросы с миграционной службой сотрудники решают сами. В случае с приезжими из регионов эта обязанность ляжет на мои плечи. Получается, что на зарплаты только чернорабочим у меня будет уходить уже порядка 9% от выручки. Как следствие — конечная цена на продукты вырастет на 15%».

Текстиль подорожает на 40%

Наталия Карташова, владелица текстильной лавки рядом с метро «Первомайская»: «Большую часть товара мы привозим из Турции, но шторы шьем сами. Сами — это у узбеков. Раньше нам шили узбеки, работавшие на Черкизовском рынке — там был огромный подпольный цех. Это стоило 150 рублей за занавеску. Когда цех вместе с рынком закрылся, мы вынуждены были искать новых швей. Оказалось, что цена на пошив в ателье, где работают москвичи, составляет минимум 100 рублей за погонный метр. Самые раскупаемые у нас занавески шьются из десяти погонных метров. Мы их продавали по 2 500 рублей. Если бы пришлось шить в ателье, цена бы взлетела до 3 500 рублей — на 40%. Но мы, слава богу, нашли новых узбеков».

Овощи и фрукты на рынках подорожают на 10-30%

Сергей Петрович, замдиректора колхозного рынка, Москва: «В 2007 году московское правительство издало постановление, фактически запрещающее приезжим работать на колхозном рынке. За день — как сейчас помню, это было первое апреля — рынок опустел на треть, а оставшиеся — они же не дураки — подняли цены на 10-30% в зависимости от товара. Та же картошка продавалась не по 40, а по 50 рублей. За те дни, что действовало постановление, продавцов из Тамбова или там Орла у нас на рынке не прибавилось: те, которые готовы работать по 12 часов в сутки, вставать в три утра, они и сейчас приезжают. И это, как правило, небольшие частники. Крупные же фермеры ленятся. Я как-то специально ездил, искал фермера с лицензией — нас правительство обязало найти таких. Ну в Московской области я даже не пытался, поехал сразу во Владимирскую, где у меня знакомые. Прихожу в местную администрацию, они дают мне какой-то адрес — 70 километров от Владимира... Приезжаю к фермеру — хорошо, он трезвый был, — и он мне говорит: «Хочешь, бери два вагона картошки и сам нанимай продавцов, а я в этот геморрой ввязываться не готов».

В очереди на автомойку придется стоять два с половиной часа

Денис, управляющий автомойки, Москва: «У нас 6 постов автомойки, открыты мы круглосуточно. В сезон у нас работает 16 человек. На деньги, что они получают, мы смогли бы нанять не больше четырех москвичей. При условии, что машину моют два человека, на нее в среднем уходит примерно 20 минут (хотя бывает, когда с химчисткой, время и до часу доходит). Получается, что за час наши друзья из Средней Азии помоют 18 машин на 6 постах, а русские — всего 6 машин. Если представить себе ситуацию, когда люди, видя большую очередь, не будут уезжать на другие автомойки, а останутся терпеливо ждать своей очереди, то им придется простоять в ожидании около двух с половиной часов. 18 машин в час — для вечера воскресенья в дачный сезон поток вполне реальный. Получается, что тот, кому повезло приехать восемнадцатым, отстав от первого всего на 10 минут, будет ждать два с половиной часа. Однако в реальности никто, конечно, ждать не будет, а поедет на другие автомойки. А что это означает? Потеря клиентов и снижение объема. Стало быть, придется повышать плату за мойку. На самом деле мы пытались работать с русскими — к ним ведь обычно охотнее клиент идет, — но со временем бросили эту затею. Во-первых, москвичи не особенно-то и идут на вредное производство. Во-вторых, они не убирают за собой — значит, для этого нужно нанимать еще людей, а на эту работу москвичей уже элементарно не найти. А в-третьих, русские пьют, и вот это настоящая головная боль».

Начальник московского ЖЭКа будет недополучать по 300 000 рублей в месяц

Каромат Шарипов, председатель общероссийского движения трудовых мигрантов Таджикистана: «В Москве по официальной статистике работают около 40 000 дворников — все, понятно, с российским гражданством. За уборку одного двора дворнику полагается 13 000 рублей. Но в реальности сотрудники ДЭЗов и ЖЭКов прокручивают следующую схему: официально нанимают родственников и знакомых с гражданством на полную ставку, а работу за них выполняют мигранты за сущие копейки — порядка 3 000 рублей за двор. Разницу ЖЭКи кладут себе в карман. То есть ЖЭК, за которым закреплено хотя бы 30 участков, кладет себе в карман 300 000 рублей ежемесячно, или 3,6 млн рублей в год. Уже были судебные процессы на эту тему, но ситуация все равно не меняется, потому что речь идет о слишком больших деньгах. Если завтра все мигранты уедут из Москвы, город захлебнется в грязи даже не потому, что некому будет убираться. Просто главам ЖЭКов и ДЭЗов станет нечего пилить, и они, поувольнявшись, поголовно уедут из страны».


ТекстКсения Леонова  / «Коммерсантъ»
При участииБорис Волков