Истории|Материалы

Сходить с шума

Глава Центра по лечению звона в ушах и повышенной чувствительности слуха Марша Джонсон рассказывает о мисофонии — болезни, при которой людей сводят с ума звуки. Записала Полина Еременко.

17 лет назад в клинику, которую я открыла, чтобы помогать людям избавляться от звона в ушах, пришла девочка-подросток с отцом. Они приехали издалека. Я еще удивилась, что они были в кабриолете с откинутой крышей, хотя на улице была зима.

Я осмотрела девочку — слух у нее был идеальный. Тогда я спросила отца: «А в чем проблема?» Он сказал: «Смотрите», — и поднес руку ко рту, как будто собирался погрызть ногти. Девочка тут же вылетела из кабинета на улицу и разрыдалась. Она физически не могла переносить, когда люди рядом чавкают.

Сначала я подумала, что это очень странный случай. Но вскоре ко мне обратились за помощью еще три пациента. Потом еще десяток. И с тех пор поток не прекращается — за 17 лет больше двух тысяч человек. Болезнь, которой страдают эти люди, называется мисофония, то есть ненависть к звукам. Люди, которые ею болеют, не переносят тихих аритмичных звуков. Чаще всего тех, которые человек издает ртом — чавканье, хлюпанье, храп. Иногда к ним добавляются визуальные раздражители. Но этим потенциальные раздражители не ограничиваются: взбесить может чужое дыхание, шмыганье, стук пальцем по столу, напевание песенки себе под нос, стук по клавиатуре, звук текущей воды и даже отдаленный лай собаки. У меня была пациентка, которая настолько тяжело переносила шум, который издавал холодильник, что унесла его в гараж. Потом она и мужа попросила переместиться в гараж, потому что он слишком громко дышал, но тот предпочел уйти от нее насовсем.

Мисофоники зачастую страдают не только от своей болезни, но и от несерьезного отношения окружающих. Люди говорят им: «Да вырасти ты уже наконец!» Они эгоцентричны и рассуждают так: «Если звук не раздражает меня, то он и тебя не должен раздражать».

Эта болезнь невидима, поэтому к ней такое отношение. Никто же не станет говорить диабетику: «Я приказываю тебе выработать инсулин. Теперь съешь кусок шоколадного торта, иначе я тебя накажу» или «Что с тобой не так? Почему у тебя диабет? Ты не можешь просто избавиться от него?»

Обычному человеку тяжело понять, что чувствует мисофоник. Он просто скажет: «Ты не мог бы сначала прожевать, а потом уже говорить». Мисофоника же от чавканья захлестывает даже не волна эмоций, а цунами. Он чувствует, будто стоит на краю обрыва и вот-вот бросится в пропасть. Не все понимают, что обычный поход в кафе для этих людей настоящий подвиг.

Мисофония приходит в детстве или в период полового созревания. Мои пациенты почти всегда могут с точностью установить, когда у них началась болезнь. Скажем, он лежал в кровати, у брата была простуда, и его дыхание было таким липким, сопливым и противным, что он никак не мог уснуть. С тех пор мисофоник не может переносить чье-то тяжелое дыхание.

Болезнь проявляется по-разному. При легкой форме есть несколько звуков, которые мешают больному, но ему достаточно отойти от раздражителя, чтобы вернуться в нормальное состояние. В тяжелых случаях мисофоник просто не в состоянии справиться со своей агрессией. Например, 13-летняя девочка на парковке не могла больше выносить маминого голоса и попыталась разбить окно в машине, где лежала монтажная лопатка, чтобы убить ею маму.

Надо сказать, что реакции мальчиков и девочек зачастую отличаются. У мальчиков больше агрессии, они взрываются, кричат, дерутся. Девочки же носят проблему в себе: они терзаются тем, какие они безнадежные, и даже пытаются нанести себе вред. Во взрослом возрасте проблема никуда не девается. Напротив, со временем раздражителей становится все больше.

Часто у людей, живущих с мисофониками, вырабатывается своего рода защитная мисофония. У меня была пациентка, для которой основным раздражителем было жевание жвачки. Один раз в автобусе она даже не успела заметить, как кто-то жевал жвачку, а ее муж уже подскочил к этому человеку и заорал: «Закрой свой рот, когда жуешь!» Так что мисофония — это немного заразно. При этом генетическая связь здесь точно присутствует. Ко мне на прием приходили близнецы, которые оба была больны, а еще — отец и дочь. Пациенты часто рассказывают, как у кого-то из семьи были характерные симптомы мисофонии. Например, как дядя в День благодарения, пока вся семья ужинала, сидел на веранде и курил сигареты одну за другой. А когда все доедали, говорил: «О, что-то я проголодался, можно и поесть».

Исследований по мисофонии практически нет. Поэтому я вам все рассказываю только со своих наблюдений и слов пациентов. Этой болезнью начали интересоваться только с 2011 года, после того как я пообщалась с журналисткой из New York Times, которая, кстати, сама оказалась мисофоником, и это попало в газету. В прошлом году была создана Ассоциация мисофонов, а этой осенью у нас будет конференция во Флориде.

Из того, что мы знаем об этой болезни, можно заключить, что это не психологическая проблема, а физиологическое нарушение мозга. Шизофрения, обсессивно-компульсивное расстройство личности — это двоюродные братья мисофонии. Чаще всего мисофония приходит сама по себе, но в 17% случаях из тех, что я диагностировала, она сопровождалась обсессивно-компульсивными расстройствами личности. Диагнозы я ставлю, основываясь на примерах из практики и на тесте из 21 вопроса, который я составила. Там я прошу описать свой самый сильный раздражитель, описать эмоции и прочее.

Лечения у мисофонии нет. Все, что я могу предложить своим пациентам, — облегчить их боль звуковой терапией. Они получают аппарат, который вставляют в уши, и он создает постоянный фоновый шум. Девочка, о которой я рассказывала вначале, не могла терпеть тихие звуки, например, как папа кусает ногти и чавкает, но спокойно сидела в гудящей во всю мощь школьной столовой. Мой аппарат помещает этот гул в уши.

После звуковой терапии я отправляю пациента к психологу. Это как с депрессией — можно лечить ее медикаментами, но сходить к психологу никогда не помешает. 85% людей, обратившихся ко мне, говорят, что им становится значительно лучше, но вылечить болезнь целиком пока не получается. Я постоянно получаю письма от больных, которые пробуют разные способы лечения. Кто-то обращается к психотропным веществам, кто-то — к противотревожным медикаментам. Есть те, кто пробуют альтернативные способы — мануальных терапевтов, иглоукалывание, массаж, йогу. Я даже слышала, что надо окружить свой раздражитель любимой музыкой, и тогда он перестанет раздражать. Помогает ли это? Был один человек, который сходил к психологу и сообщил, что у него все как рукой сняло — после одного сеанса. Психолог просто ему сказал: «У тебя нет проблемы, ты все выдумал». Через три года проблема вернулась.

Но мисофоники сильные люди, они просто так не сдаются. И если болезнь нельзя победить, они учатся договариваться с домашними. Все по-разному. В одной семье во время ужина телевизор включают на полную громкость и, что важно, в 2-секундную паузу между передачей и рекламой все должны замереть и не чавкать. В другой семье, чтобы не травмировать чрезмерно мисофоника, все ходят в ресторан только один раз в году — в День благодарения, правда, не на целый ужин, а только на десерт. В третьей — женщина спит в берушах, наушниках и с включенным вентилятором, чтобы ей не мешал храп. Я даже знаю одну пару, которая занимается сексом только под громкую музыку и после большого количества вина, чтобы не отвлекали звуки поцелуев.

Какая у вас мисофония

Диагностическая шкала, разработанная британским доктором Ги Фитцморисом.

0. Мисофоник идентифицирует звук-раздражитель, но не чувствует дискомфорта.

1. Больной отдает себе отчет в том, что рядом с ним находится раздражающий его человек, но испытывает минимальную тревожность или не испытывает ее вовсе.

2. Известный мисофонику звук-раздражитель вызывает минимальный физический дискомфорт, беспокойство и раздражение. Симптомов паники нет, реакции «бей или беги» (состояние, при котором организм мобилизируется для устранения угрозы: повышенное выделение адреналина приводит к кратковременному увеличению мышечной силы, повышению скорости реакции, выносливости и болевого порога. — Esquire) не наблюдается.

3. Больной чувствует возрастающий уровень физического дискомфорта, но не демонстрирует ответной физической реакции. Он также может быть сверхчувствителен к аудиовизуальным стимулам.

4. Мисофоник демонстрирует минимальные ответные реакции — пытается справиться с ситуацией неконфликтными методами: просит человека-раздражителя прекратить издавать соответствующий звук, ненавязчиво прикрывает одно ухо рукой, спокойно отодвигается от источника звука. Симптомов паники нет, реакции «бей или беги» не наблюдается.

5. Больной прибегает к более конфликтным способам разрешения ситуации: в открытую закрывает уши, передразнивает человека-раздражителя, демонстрирует другие формы эхолалии, явно показывает раздражение.

6. Мисофоник испытывает сильный физический дискомфорт. Первые симптомы паники и реакции «бей или беги».

7. Больной испытывает сильный физический дискомфорт. Он более склонен прибегать к конфликтным способам разрешения ситуации (чаще, громче). Возможно неконтролируемое сексуальное возбуждение. Мисофоник постоянно возвращается в своем воображении к аудиовизуальным раздражителям, иногда спустя недели, месяцы или даже годы после того, как столкнулся с ними.

8. Больной испытывает сильный физический дискомфорт. Появляются идеи о насилии.

9. Мисофоник в полной мере подвержен панике/ярости. Только волевым и интеллектуальным усилием он сдерживает себя от того, чтобы применить насилие к человеку-раздражителю.

10. Физическое насилие по отношению к человеку или (домашнему) животному. Насилие также может быть обращено на самого больного (самоповреждение).

(При помощи данной шкалы автор интервью диагностировал у себя мисофонию 4-го уровня)