В 1975 году маленькая рыжая девочка Джин Грей не вовремя открыла в себе способность к телекинезу и вместе с родителями угодила в автокатастрофу. Из больницы ее забрал профессор Чарльз Ксавье. Спустя 17 лет Джин стала гордостью команды «Люди Икс», в целости и невредимости вернув на Землю американских астронавтов, которые повстречали в космосе нечто зловещее. Но это нечто зловещее, увы, успело вселиться в Джин, сделав ее изгоем среди изгоев — мутантом, которого боятся все остальные мутанты.

Одиннадцать фильмов во вселенной «Людей Икс» («Темный Феникс» — двенадцатый) заработали в сумме $5,8 миллиарда — а с инфляцией выйдет и того больше. Но в пересчете на одну картину это меньше, чем у вселенной «Человека-паука» (там получается около $650 миллионов у каждой ленты), чем у DC (там — по $750 миллионов) и у Marvel (там — и вовсе под миллиард). И все же именно «Люди Икс» в июле 2000 года дали старт современным кинокомиксам — потому что ни «Блейд», ни «Бэтмен», ни «Супермен» на тот момент не были устойчивыми и продуктивными франшизами. Именно «Люди Икс» заложили тот цемент, из которого в итоге и выросли небоскребы Тони Старка и «Мстителей». Рецепт раствора фильма — понятная гуманистическая идея, актеры из авторского кино, находчивые режиссеры, бесстыжая графика, агрессивная, но доходчивая декларация ценностей в диалогах и ставка на звездные семьи-ансамбли.

Сегодня смешно об этом вспоминать, но Росомаху сначала должен был играть Рассел Кроу. Но он, намахавшись мечами в «Гладиаторе», отказался — и посоветовал Брайану Сингеру своего друга-австралийца Хью Джекмана. Однако тот показался режиссеру слишком театральным и субтильным — и выбор пал на шотландца Стивена Дугрея Скотта. К счастью, его переманили в качестве злодея во франшизу «Миссия невыполнима» — и Джекман все же получил свой билет в большое кино. А интернат для детей-мутантов, который ему доверили охранять, стал идеальной метафорой общества внутри общества, семьи изгоев и иных. Сингер, до этого не снимавший блокбастеров, поставил комикс не как экстравагантный экшен, а как мрачный роман воспитания — в духе своего же «Способного ученика» (снятого, кстати, по повести Стивена Кинга). Но фильм выстрелил, франшиза разогналась, бюджеты на графику и экшен раздулись, а в каждой серии зрителей стали знакомить со все новыми мутантами и звездами. Кого-то из актеров заменили (Ребекка Ромейн превратилась в Дженнифер Лоуренс), а кого-то — омолодили: Джеймс МакЭвой и Майкл Фассбендер сменили Патрика Стюарта и Иэна МакКеллена.

В дивном новом мире, открытом компанией Fox, у «Людей Икс» незаметно появились процветающие соседи. И каждый спешил дать совет, как правильно стричь газон. Опыт Marvel показывал, что вместо хаотичных метаний во времени и умножений параллельных измерений стоило прописать сценарий киновселенной на две дюжины фильмов вперед — а еще почаще шутить. Опыт DC говорил, что вместе с Хью Джекманом повзрослел и зритель — так что не нужно бояться говорить с ним о смерти. Наблюдение за конкурентами помогло Fox снять отличные сольные фильмы. «Дэдпул» с его черным юмором и мимикрией под романтическую комедию стал самым пацанским фильмом десятилетия про любовь. А «Логан» — лучшим комиксом об отцовстве, вобравшим в себя к тому же черты вестернов, неонуаров и самурайских саг о воине и ребенке. Но чтобы снять успешное ансамблевое кино, требовались сверхусилия. И поскольку Disney все же купил Fox, то «Темный Феникс», хотел он того или нет, превратился в последнюю (да еще и почти юбилейную) гастроль «Людей Икс». Потому что дальше франшизой будут заниматься уже совсем другие люди.

Тем катастрофичнее результат. Вместо того чтобы показать, что рынка кинокомиксов хватит на всех, «Темный Феникс» лишь продемонстрировал, насколько тот перенасыщен. Фильм делает ставку на историю девушки, которая не верит в себя, потому что властные мужчины долго указывали ей на ее место, — но эта правильная идея уже не работает в мире, где вышли «Капитан Марвел» и «Чудо-женщина». Когда злодейка в исполнении Джессики Честейн говорит про героиню Софи Тернер, что та больше не чья-то послушная девочка, только и остается удивляться выдержке Тернер: как ей удается делать вид, что она уже не слышала все то же самое в «Игре престолов»? Таланты Честейн фильм тоже растрачивает почем зря: ее злодейка — лишь вспомогательный инструмент в конфликте Джин Грей и остальных мутантов."Темный Феникс" пытается равняться на «Логана» и даже на «Хранителей» и кулакам предпочитает разговоры, но почти каждую фразу из его сценария мы уже слышали где-то еще. К примеру, мысли о том, что с большими возможностями приходит большая ответственность, в этом году исполнится уже 17 лет — ее пора выгнать из дома. Но вместо этого терпеливый профессор Ксавье проговаривает ее вновь и вновь.

При этом «Темный Феникс» не работает как кульминация саги, потому что сага запуталась в своих временных петлях и рекастах. Если это предыстория, то почему в ней умирают герои, которые целы и невредимы в следующих частях? Кто из мутантов и с какой скоростью стареет? Неужели разрешение главного конфликта между Людьми Икс так и останется где-то за кадром, в черной дыре между двенадцатым и первым фильмами? Или им займутся ликвидаторы и кризис-менеджеры из Marvel?

При этом, даже несмотря на 17% рейтинга у критиков, фильм не хочется называть плохим. Он просто рассеянный. И тому, как он ищет себя, невольно начинаешь сострадать. Его история начинается очень решительно и быстро, но уже через час превращается в задумчивое скитание среди руин. И в этом стоическом упрямстве несложно увидеть и поэтику, и героику, и красоту. Вот актриса Софи Тернер, получившая билет в будущее после завершения «Игры престолов», но обнаружившая, что желанный поезд идет в депо. Вот сценарист Саймон Кинберг, которому впервые доверили стать режиссером, — и он справился со всем, но забыл про сценарий. Вот великая Джессика Честейн, которая будет бороться даже тогда, когда все остальные бросят на ринг белую тряпку. Вот, наконец, кинокомпания Fox, чья двадцатилетняя история с «Людьми Икс» подходит к концу. Когда-то эти люди подарили зрителям огонь, а теперь угасают. В какой-то момент «Темный Феникс» превращается в красивейшую притчу о конце света, о падении великого дома и о долгожданном возвращении в разграбленный дом. Но чтобы этой притчей проникнуться, надо действительно очень сильно любить кино.