Тайна «Нового папы» охраняется похлеще, чем результаты голосования настоящих кардиналов в Ватикане. Журналистам на Венецианском фестивале решили вовсе не показывать первую серию (зато показали двухминутный рекап — судя по нему, в сериале появится еще один папа, и это будет не Джуд Лоу и не Джон Малкович, которые исполнили главные роли во втором сезоне). Вместо этого мы посмотрели сразу седьмой эпизод. Не глядя скажу, что он лучший во всем сериале — единственный, который можно смотреть, кажется, вообще без знаний о том, что происходит (с некоторыми оговорками). Это самодостаточная и исчерпывающая притча о принятии святости и смерти, в которой главная роль — неожиданно не у Лоу, а у российской актрисы Юлии Снигирь.

Прежде всего: «Новый папа» — это и есть «Молодой папа». В плане стиля Соррентино решил ничего толком не менять, разве что действие, до этого момента размеренное, оказывается чуть более оживленным, но сериал при этом не теряет статности, как сановник в подобающих одеяниях. Еще этот фестиваль изысканной пошлости, поначалу больше говоривший о ватиканской политике, чем о религии, превратился в аттракцион околоцерковного фетишизма. Почти стилизованный под Kinky Party, разве что без ожидаемой оргии: вместо плотского секса здесь — духовное совокупление с Богом.

HBO

Один кардинал стучится к другому (самому скромному, Гутьерресу) и похотливо смотрит из-за стекол очков: «Мне что-то вдруг стало одиноко». Единственный постоянный персонаж сериала без сана, София, директор по папскому маркетингу (Сесиль Де Франс), чуть ли не в первой сцене позволяет кончить ей на лицо, а когда ее мастурбирующий любовник промахивается, флегматично замечает, что ей бы надо теперь переодеться. Затем София устраивает акт куннилингуса по скайпу — в это вмешивается призрачный Джуд Лоу (не спрашивайте как — это надо видеть).

Вообще «Новый папа» до поры до времени куда больше похож на глобальный пранк, словно Соррентино вообще не хотел снимать второй сезон (хотя артисты, в том числе Сильвио Орландо, исполнивший роль кардинала Войелло, утверждают, что контракт был подписан сразу на два сезона). Режиссер как бы говорит HBO: «Ах, вы хотите второй сезон? Вот вам второй сезон» — и показывает им два средних пальца. А все и рады.

Герой Джуда Лоу, папа Пий XIII (он же Ленни Беллардо, ради которого все и затевалось), по старой доброй сериальной традиции больше половины сюжета «Нового папы» пребывает в коме — в нее он впал после приснопамятной венецианской проповеди в финале первого сезона. Причем лежит он под гигантским фиолетовым неоновым крестом, и это выглядит как пародия на всех режиссеров — любителей кислотных цветов (от Рефна до Ноэ) сразу. Затем наконец появится и герой Малковича — английский аристократ с семейными тайнами и почему-то с накрашенными глазами. Как несложно догадаться, главная роль нового папы все же достанется именно ему, Джону Малковичу, и здесь нельзя не оценить кастинговую иронию Соррентино: пригласить самого мефистофелевского артиста наших дней на роль ключевого полпреда Господа на Земле — это постирония самой высшей категории.

HBO/Legion Media

Другой вопрос, что эта сюжетная линия кажется самоочевидной даже с учетом того, что нам ее почти не показали: серии с третьей по шестую были даны в очень краткой нарезке, из которой можно сделать вывод, что почти все эти эпизоды — филлеры, и мятущаяся личность нового британского папы оказывается не такой уж мятущейся, а очень даже определившейся (интересно, что Соррентино таким образом противопоставляет Америку и Великобританию, словно в Kingsman-2, только там были шпионы, а тут — католические патриархи). Малкович, к сожалению, не харизматик, а характерный актер, он играет скорее обычного католика, полного противоречий и не имеющего с гипотетическим Богом прямого контакта.

Зато уже седьмая серия, где наконец появится все такой же самый сексуальный священник Ленни Беллардо (Лоу), — это совершенно отдельное кино. Все снято в абсолютно пустой Венеции зимними ночами, в том числе на площади Сан-Марко — кто на ней бывал, тот знает, что там пусто не бывает никогда. В кадре — двое живых, один мертвый и один воскресший. Кардиолог, проведший год у кровати Ленни (Ульрих Томсен, сериал «Банши», регулярно играет русских в кино). Его жена-полька (Юлия Снигирь). Их безнадежно больной ребенок-инвалид (это кукла, но настолько убедительная, что я во время просмотра был уверен: это человек). И папа римский соответственно.

Юлия Снигирь в «Новом Папе» instagram.com/paolosorrentino_real
Юлия Снигирь в «Новом папе»

Герои, в том числе персонаж блистательной Снигирь (для которой эта роль может стать поводом больше играть в серьезном зарубежном кино — настолько она трепетна, надломленна, сдержанна и эмоциональна одновременно в кадре у Соррентино), не живут, а годами несут каждый свой крест по комнатам гигантского палаццо. Их последняя надежда — святой папа римский, совершавший чудеса, о которых еще напишут в его житии. Несчастная мать молит его о помощи, утверждает, что он совершил второе пришествие, на что Ленни с горькой усмешкой заявляет, что она просто плохо знакома с теологией и по всем признакам он скорее не пророк, а антихрист.

Вообще Лоу достигает в этой серии новых вершин. Если в первом сезоне самоопределение его героя не вызывало вопросов — это был подрыватель новейших устоев, подавитель ереси, консерватор, требующий от паствы вернуться в храм, к Богу и смирению, словно он пришел в наши дни из Средневековья, — то здесь он и сам не знает, зачем создателю мира потребовалось отнять у него кусок жизни и вернуть назад. Он пребывает в состоянии глубокой задумчивости, и наконец в нем можно признать настоящего святого, а не пародию.

Но обо всем сезоне даже с учетом того, что нам рассказали почти весь сюжет, кроме финала, осталось много неотвеченных вопросов, и главный из них — простит ли зритель режиссеру такое количество насмешек, гламура, вызывающего секса и сцен, будто снятых только для расшара в инстаграме, в контексте религии. Да, для фильмов Паоло Соррентино привычна глянцевая манера съемки, иногда излишняя симметрия и так далее, но в этот раз действительно может показаться, что Соррентино, якобы пророк в своем отечестве, и сам не знал, как же ответить на мольбы мирового телезрителя о новом сезоне. Остается только надеяться, что этот сезон подавит своей массивностью все сомнения о наличии у Соррентино того божественного дарования, которое у него точно присутствовало и раньше. Аминь.

Российская премьера сериала «Новый папа» состоится на Amediateka.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Почему в «Молодом папе» не надо искать сюжеты, способные оскорбить чувства верующих

"Молодой папа", эпизод первый: сон и три папских желания

"Молодой папа", эпизод второй: «невидимый» папа и кенгуру