Вы знали, что главную роль в «Титанике» мог сыграть Мэттью Макконахи? Актер в шоу Watch What Happens Live в прошлом году признался, что действительно проходил пробы на роль Джека Доусона вместе с Кейт Уинслет. По словам Макконахи, он так понравился съемочной группе, что посчитал, что роль у него уже в кармане, и даже уведомил об этом своего агента. Но в судьбу фильма вмешался Леонардо ДиКаприо. Джеймс Кэмерон рассказывал, что когда ДиКаприо вошел в комнату для прослушиваний, режиссер оглянулся и понял, что в ней находится уже весь женский состав съемочной команды. ДиКаприо обладал невероятным магнетизмом, который в итоге стал решающим фактором при выборе главного актера фильма. Режиссер вспоминал: «Когда я окинул взором комнату, то сразу подумал, что найму-ка я лучше этого парня».

Это было одно из маленьких чудес, из которых соткана история этой картины. И сейчас, окидывая ее взглядом, кажется, что если бы что-то пошло не так, то мы бы никогда не увидели фильма Кэмерона — по крайней мере, в том виде, что сейчас. По легенде, все началось со случайного просмотра документалки про крушение «Титаника» по каналу National Geographic, после которой режиссер «заболел» идеей снять фильм об этой катастрофе. Уже спустя несколько лет и проектов он будет нырять вместе с российскими подводниками на местах катастрофы лайнера, чтобы своими глазами увидеть главный корабль эпохи на дне Атлантики. Дальше съемочная группа столкнется с вереницей финансовых трудностей, которая чуть не погубит дорогостоящий фильм. Но в итоге Кэмерон выйдет из ситуации не просто сухим из воды, но очень богатым человеком.

Paramount Pictures

Дело в том, что когда бюджет «Титаника» в очередной раз вышел из берегов, режиссер поставил на кон свое состояние и отказался от фиксированного гонорара, согласившись на проценты от сборов. И если бы «Титаник» утонул", как писали многие газеты и критики после премьеры фильма, то вряд ли бы Кэмерону дали снять «Аватар» и его продолжения. О безбедной жизни миллионера, который может теперь снимать фильмы по десять лет, тоже можно было бы забыть. И таких «чудес» было еще очень много: от неправильной стороны лайнера, которую построили на площадке (из-за чего все приходилось снимать в зеркальном формате), до желания Кэмерона сделать «историческую» часть на корабле длиной ровно 160 минут — именно столько «Титаник» тонул в реальном времени.

Paramount Pictures

Где-то помогла удача, где-то — героические жертвы Кэмерона и его команды, но в итоге судьба «Титаника», мягко говоря, сложилась. Картина вышла в американский прокат в конце 1997 года и стартовала слабо, еле-еле обогнав боевик «Завтра не умрет никогда» про Джеймса Бонда по итогам первого уик-энда. Но затем сарафанное радио сделало свое дело, и фильм-катастрофа Кэмерона 15 недель подряд возглавлял американский бокс-офис — рекорд всех времен проката в США, который не покорен до сих пор. Некоторые эксперты считают, что обновить его больше не удастся ни одному фильму, учитывая плотность современного кинотеатрального календаря. В конце этого победного шествия случилась церемония вручения «Оскар», где «Титаник» тоже поставил рекорд, выиграв 11 статуэток (что удавалось в истории только «Бен-Гуру» и третьей серии «Властелина колец»). Таким образом, картине Кэмерона удалось совершить чудо — покорить одновременно два мира: зрителей и профессионального Голливуда. Картина первой собрала в прокате $1 миллиард, а также открыла второе прибыльное окно для дорогих фильмов в календаре. После «Титаника» голливудские боссы уже не боялись выпустить зимой «Властелина колец», новые выпуски «Звездных войн», а Кэмерон — уже упомянутый «Аватар». И все картины просто взорвали прокат, навсегда девальвируя понятие «летний блокбастер».

Paramount Pictures

Буквально с самой премьеры, наблюдая за удивительной судьбой «Титаника», критики, киноведы и простые зрители будут вновь и вновь пытаться разгадать секрет этого впечатляющего, но кажущегося на первый взгляд довольно простого фильма. Самая смешная гипотеза принадлежит писателю Умберто Эко, который был убежден, что успех «Титаника» сделали «американские простушки», «которые как две капли воды похожи на Кейт Уинслет». Мол, каждая из них, стоя перед зеркалом, мечтает скинуть лишние килограммы и превратиться в Шэрон Стоун, но именно «Титаник» показал подобным барышням, что, даже оставаясь собой, они могут заполучить такого красавца, как Леонардо ДиКаприо.

Еще одна, куда более распространенная, версия — что «Титаник» вышел в нужное время, открыв собой эпоху релиза фильмов, в которой повсеместный информационный шум становится важнее художественных достоинств. Действительно, про «Титаник» писали и пишут до сих пор, пытаясь разгадать его успех в прокате. Удивительно длинную жизнь в прокате легко объяснить желанием не просто прикоснуться к фильму и увидеть его собственными глазами, но и составить/высказать личное мнение — тоже очень характерная позиция в эпоху социальных сетей. Даже этот текст продолжает генерировать инфошум вокруг картины Кэмерона, хотя «Титаник» вышел в прокат 23 года назад. Особо радикальные критики, кстати, вообще не обращали внимания на художественные качества фильма, сводя их к распространенным клише про «простенькую мелодраму», «затянутую историю», «плоских героев» и другим распространенным выводам, кочующим из рецензии в рецензию. Согласиться с ними мне сложно, но толика правды в этом есть, если трактовать их слова шире: «Титаник» — это действительно больше, чем фильм, который сложно оценивать и разгадывать, оставаясь только в рамках критического дискурса.

Paramount Pictures

Но все же, если хорошенько присмотреться, в «Титанике» можно нащупать основные темы. Первая, разумеется, религиозная. Фешенебельный лайнер начала ХХ века легко сравнить с Ноевым ковчегом по форме, но не по призванию. Если библейское судно было единственным местом на Земле, где можно было спастись от потопа, то «Титаник» — это корабль, который искренне внушает спокойствие каждому пассажиру своей непотопляемостью, при этом оставаясь символом хрупкости рукотворного, человеческого мира. Мира, где совершенно не работает девиз «каждой твари по паре», где выживают преимущественно слабые (женщины и дети), а также взявшие на себя грех (преимущественно — мужчины), отказавшиеся следовать инструкциям во время эвакуации.

Если смотреть на «Титаник» через призму религии, то сцены катастрофы принимают особенный размах и символизм. Кэмерон в движении рисует перед глазами зрителя монументальное полотно с огромным количеством главных и второстепенных героев, которое можно сравнить, например, с триптихами Босха, разумеется, минус алхимия и магический символизм. Каждый образ — от играющих до последнего музыкантов или стоически встречающих волны богачей в дорогих смокингах и с бренди в руках до душераздирающих сцен с обнимающимися пенсионерами или матерью, читающей сказку детям за минуты до затопления, — тут подчинен всеобщему ужасу и органично встроен в панораму крушения. Как бы чудовищно это ни звучало, но Кэмерон настолько прямолинеен и точен в выборе персон и ситуаций, что от трагедии на экране невозможно отвести взгляд, сбиваясь то на вскрики, то на слезы. «Титаник» и в конце 1990-х производил сильнейшее впечатление, но сейчас фильм как будто обрел новую плоскость для трактовок.

Paramount Pictures

Конечно, все дело в окружающей нас пандемии, которая, например, меня заставила посмотреть на фильм Кэмерона совсем иными глазами. В 1997-м, если вы помните, «Титаник» принято было воспринимать как фильм об одновременно ХХ веке и надвигающемся миллениуме. Кэмерону действительно удалось не только заглянуть в прошлое, но и поставить диагноз целому самому мерзкому, лживому и жестокому столетию в истории, ведь его «Титаник» — это не просто лайнер 1912 года, а модель мира в миниатюре. Но сейчас фильм воспринимается как ода ломкости окружающей действительности, в которую погрузились не 2200 пассажиров в Атлантике, а половина мира, запертого дома. И действительно: никакие айфоны, «теслы», высокоскоростной интернет, тотальное ощущение комфорта, в котором мы жили последние годы, не имеют никакого значения перед стихией, природой, а в данном случае — вирусом. И Кэмерон, изучая подробно историю «Титаника», блистательно уловил эту важную мысль, которая, видимо, была и будет актуальна для человечества всегда.

Paramount Pictures

А что же любовь? «Титаник» — это не только фильм-катастрофа, но и история любви. Молодого и бедного художника Джека и уставшей от чопорной жизни Роуз. Но любовь по Кэмерону — не чудо, способное побороть любые невзгоды, а скорее — ключ к открытой и честной жизни. Джек в финале «Титаника» умирает, но благодаря его характеру и неугасаемой энергии он успевает развернуть жизнь Роуз в правильное направление, как она сама говорит, «спасти её». Но несмотря на то, что история любви пронизывает весь фильм, я бы не стал делать на ней акценты — это лишь один, пусть и значительный, слой в многоуровневом сюжете и постановке «Титаника», при помощи которого, правда, Кэмерон сшивает всю историю катастрофы воедино.

Кэмерону, как он сам признавался в интервью на DVD-изданиях фильма, было интересно рассказать быль о крушении «Титаника» близко к тексту, а также — снять фильм в самых невыносимых нечеловеческих условиях, который мог себе позволить Голливуд на тот момент. И если есть у великого «Титаника» и секрет, то он в том, что фильм бьет наотмашь на всех уровнях, по самым разным зрителям — от тех самых «простушек» Умберто Эко до фанатов истории и даже самых придирчивых синефилов, которые в складках картины найдут немало интересного. Для меня же главный секрет успеха фильмов Кэмерона — в их обезоруживающей прямолинейности и честности. Даже тратя на свои картины сотни миллионов долларов, он, как мало кто в Голливуде, всегда выстраивает картины вокруг искренних человеческих историй. Просто для того, чтобы внятно и захватывающе рассказать одну из таких, Кэмерону, в отличие от многих других коллег, нужно очень много денег.