Пять лет назад, 15 января 2015 года, Киноакадемия США присудила все 20 актерских номинаций белым актерам, спровоцировав волну негодования и массовую кампанию #OscarsSoWhite. Статистика по самым кассовым и успешным фильмам говорила сама за себя: в 92% таких фильмов режиссерами были мужчины, в 73,7% случаев главные роли в них играли только белые актеры. Спустя пять лет ситуация не сильно изменилась: в 2020 году единственной темнокожей актрисой, претендовавшей на статуэтку, стала Синтия Эриво, а в категории «Лучший режиссер» не было ни одной женщины.

О том, что главной кинопремии мира не хватает инклюзивности и дайверсити, говорят очень много и давно, и ярче всего об этом в 2018 году заявила Фрэнсис Макдорманд. Только что получившая статуэтку за лучшую женскую роль в фильме «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», актриса завершила свое выступление фразой: «Посмотрите кругом, дамы и господа. У нас у всех есть истории, которые хотелось бы рассказать, и проекты, которые нуждаются в финансировании. Я хочу оставить вас в этот вечер с двумя словами: inclusion rider». Актриса имела в виду отдельную статью в договоре для участников кинопроцесса (например, актеров), предусматривающую гендерное и расовое разнообразие на экране и на съемочной площадке.

Киноакадемия США пытается меняться. Так, в 2017 году стала возможна победа драмы Барри Дженкинса «Лунный свет», в которой главными героями стали темнокожие геи; Виола Дэвис получила статуэтку за лучшую роль второго плана в фильме «Ограды» (к слову, единственная обладательница «Оскара» в категории «Лучшая актриса» — Холли Берри, удостоенная награды еще в 2002 году), а в 2020 году случился триумф «Паразитов» — южнокорейского фильма, впервые в истории премии выигравшего одновременно в категориях «Лучший фильм» и «Лучший фильм на иностранном языке».

В общем, мир меняется — и вслед за ним пытается меняться и неповоротливая махина Академии кинематографических искусств и наук США, в которой за последние годы серьезно обновился состав членов. Перемены назрели — об этом свидетельствует стремительное и продолжающееся падение рейтингов премии «Оскар».

Christopher Polk/Getty Images

Что же предлагает Киноакадемия с 2024 года?

Четыре стандарта соответствия новому, более инклюзивному миру. Претендент на звание лучшего фильма должен соответствовать двум из четырех стандартов.

Стандарт A отражает требования к актерскому составу и сюжету и включает три критерия:

  • главную или ведущую роль второго плана должен играть как минимум один представитель мало представленной расовой или этнической группы (азиат, латиноамериканец, афроамериканец, коренной американец и др.);
  • не менее 30% исполнителей второстепенных ролей и массовки должны относиться минимум к двум из следующих групп: женщины, представители расовой или этнической группы, ЛГБТК+, люди с ограниченными возможностями;
  • основная тема фильма должна быть связана с одной из этих мало представленных групп.

Стандарт B отражает требования к съемочной группе:

  • минимум двое людей, которые руководят созданием картины, должны быть женщинами, представителями расовой или этнической группы, ЛГБТК+ или людьми с ограниченными возможностями;
  • как минимум шесть технических сотрудников должны представлять расовые или этнические группы;
  • минимум 30% съемочной группы должны быть женщинами, представителями расовой или этнической группы, ЛГБТК+, людьми с ограниченными возможностями.

Стандарт С отражает возможности роста для членов съемочной команды:

  • съемочная группа должна организовать оплачиваемую стажировку для представителей этнических групп, женщин, представителей ЛГБТК+;
  • представителям этих же групп внутри коллектива руководство должно предоставить возможность повышения квалификации.

Стандарт D отражает требования к дистрибуции контента:

  • несколько человек из руководителей маркетинговых, рекламных или дистрибьюторских групп должны быть женщинами, представителями расовой или этнической группы, ЛГБТК+, людьми с ограниченными возможностями.

Новые требования ожидаемо вывали бурю негодования, а некоторые консервативные комментаторы обвинили Киноакадемию США в политизированности, попытках навязать ценности и «квотировать» искусство. Другие же говорят, что академики бегут вслед за уходящим поездом — в век стриминга, соцсетей и вирусных трендов в обозримом будущем людей перестанет интересовать мнение безликих академиков.

К слову, подобные стандарты инклюзивности в прошлом году ввела BAFTA — британский аналог «Оскара». Там тоже действуют четыре стандарта и фильмам-номинантам также нужно соответствовать двум из них. Победившая в 2020 году эпичная драма Сэма Мендеса «1917» прошла по следующим критериям: творческое руководство (среди соавторов и продюсеров фильма были три женщины) и возможности для съемочной команды. К номинации был допущен и фильм «Два папы», главные роли в котором сыграли белые актеры Джонатан Прайс и Энтони Хопкинс, так как сюжет отражал недостаточно представленные группы (к критериям отбора относятся возраст и религия) и проходил по критерию «творческого руководства» (одна из продюсеров была женщиной).

То есть соответствовать новым оскаровским стандартам на деле будет довольно просто, замечает The Guardian. «Согласно статистике за 2018 год, 84% дизайнеров по костюмам в фильмах были женщинами, 83% — кастинг-директорами, 78 и 76% отвечали соответственно за прически и макияж. То есть чтобы соответствовать одному из стандартов (B), фильмам даже не надо ничего менять. Категории C и D тоже несложны для исполнения: большинство больших студий и так предлагают эти возможности. Так что до тех пор, пока вы проходите по двум категориям, у вас по‑прежнему остается возможность снять и представить на «Оскар» полностью белый, полностью мужской ремейк «Рождения нации» (скандальный фильм о войне между Севером и Югом с откровенно расистским содержанием, вдохновивший возрождение ку-клукс-клана. — Esquire) и пройти отбор».

Когда в 2024 году требования вступят в силу, кинематограф и так уже будет другим — в силу демографических сдвигов в США и в мире, в силу роста самосознания социальных групп, которые принято называть меньшинствами. То есть сами механизмы спроса и предложения подтолкнут кинематограф к большей инклюзивности, к ответственной репрезентации, и ничего страшного в этом нет.

Потому что кино — это коллективный труд, и чем богаче личный опыт его участников, тем сложнее, интереснее и правдивее история, которую видит зритель.

Но в то же время «оскаровское» кино — это все-таки и не рыночный продукт, и не абсолютное искусство, а что-то среднее — такая буферная, демилитаризированная зона между первым и вторым.

Поэтому полагаться только на рыночные механизмы или на волю создателей здесь не приходится — и нужно устанавливать правила игры.

Новые правила предписывают кино соответствовать лишь двум любым стандартам из четырех — и поэтому не ограничивают драматургию. Можно и дальше снимать кино про любовь мужчины к женщине («Энни Холл»), муки белого актера («Бердмен») или будни сапера («Повелитель бури») — и получать призы. Но при этом нужно будет позаботиться, чтобы в съемочной группе, в стажерском корпусе или в отделе маркетинга были люди с равным бэкграундом. Что в этом может быть плохого?