В новом сезоне «Короны» история королевской семьи наконец подобралась к 1980-м — эпохе, по которой нынче модно ностальгировать. На авансцену выходят две выдающиеся женщины своего времени — несгибаемая Маргарет Тэтчер, перезагрузившая экономику Британии с помощью шоковой терапии, и леди Диана, несчастливый брак которой стал самой печальной сказкой XX века. Мало кому пришло бы в голову сравнивать «железную леди» и «королеву сердец». Но в первых эпизодах сезона создатель «Короны» драматург Питер Морган проводит очевидные параллели между их судьбами, которые вращаются по короткой орбите вокруг главной звезды — королевы (в этой роли последний раз выходит Оливия Колман — в следующем сезоне ее должна сменить другая актриса).

Netflix

На дворе 1979 год. В Ирландии снова набирают силу протесты против английского владычества, а королевское семейство тем временем озабочено личной жизнью принца Чарльза (Джош О’Коннор), которого в предыдущем сезоне успешно отвадило от «неподходящего романа» с Камиллой Шанд. Лишь старый лорд Маунтбеттен, он же дядя Дики, всегда принимал сторону Чарльза в этом деликатном вопросе. Но с той поры утекло много воды, Камилла (Эмеральд Феннел) давно состоит в нерушимом браке с другим, а бедолага Чарльз мыкается в поисках официальной подруги — позже его сестра принцесса Анна (Эрин Догерти) скажет, что с этой целью он «прошерстил всю Англию». Всю не всю, но остепениться он решает, согласно ладно скроенной драматургии Питера Моргана, лишь в результате трагического события — гибели любимого дяди Дики от рук террористов из Ирландской Республиканской Армии. На ловца и зверь бежит: в доме своей очередной пассии Сары Спенсер принц встречает ее очаровательную младшую сестру. Это одна из самых романтических сцен сезона: робкая Диана (Эмма Коррин) в наряде для спектакля «Сон в летнюю ночь», изображающем молодое зеленое деревце, нарочно попадается на глаза принцу и производит на него незабываемое впечатление.

Тем временем премьер-министром Великобритании становится Маргарет Тэтчер. «Дочь бакалейщика!» —возмущенно восклицает наш любимец из предыдущих сезонов, ехидный супруг ее величества принц Филипп (Тобиас Мензис). Не менее ехидный супруг самой Тэтчер, впрочем, уверен, что с королевой они сработаются: «Еще бы не сработаться двум климактеричкам». «Я все слышу!» — парирует Маргарет (блестящая роль Джиллиан Андерсон). Одна из лучших серий нового сезона — история о том, как обеих «дебютанток», умудренную жизнью Тэтчер и наивную Диану, королевское семейство проверит на прочность, пригласив в свой шотландский замок Балморал. И надо же такому случиться, что искушенная в жизни и в политике госпожа премьер-министр раз за разом будет проваливать «экзамен» — то выйдет на охоту в легких туфлях, то явится на неформальный семейный междусобойчик королевских особ при полном параде. От этого ее неприязнь к «аристократишкам, всем этим лордам и сквайрам», которых полно в ее правительстве, только укрепится, а королевское семейство заслужит от нее самые уничижительные эпитеты: «Я убиваю бесценное время вдали от Вестминстера в шотландско-немецкой психушке!» Диана же, напротив, выдержит испытание Балморалом с легкостью урожденной аристократки. Королевское семейство одобрит ее кандидатуру в супруги наследника престола — и ловушка за ней захлопнется.

Netflix

Новый сезон «Короны» — мыльная опера королевского ранга, совершенно неотразимая, потому что настоящая. Питер Морган уже подбирался к этой теме в фильме «Королева» (2005) с Хелен Миррен о том, как Елизавета II не ладила с бывшей невесткой и не особенно скорбела о ее гибели, в то время как народ искренне оплакивал свою «королеву сердец». Формат сериала дал ему возможность развернуться и живописать историю этих отношений во всех альковных подробностях и со всеми подобающими случаю драматическими поворотами. Диана, отнюдь не бывшая в жизни бедной овечкой, предстает в сериале трагической фигурой, заложницей королевского брака, с самого начала построенного на ложных ожиданиях. Поколению, взрослевшему в 1980-е, эта история хорошо знакома, а вот чувствительные миллениалы могут и удивиться. Уж больно замшелыми, поистине средневековыми выглядят теперь обстоятельства жизни королевских особ, которые всего каких-то сорок лет назад не могли выбирать себе партнера по сердцу и должны были, сжав зубы, «исполнять свой долг» в постылых браках — ради кого и чего? Перед глазами у нас нынешних уже совсем другая история и другая жизнь, которую выбрал, например, сын Дианы принц Гарри, сбежавший с неугодной своей семье супругой за океан — и трон от этого, как мы видим, не пошатнулся.

Netflix

О том, что сериал во многом рассчитан именно на удивленный взгляд нынешних «зумеров», свидетельствует одна характерная деталь. Принцесса Уэльская, как известно, страдала от булимии, которую спровоцировала неудачная семейная жизнь. Каждую серию, где бедняжка втихаря жадно набрасывается на еду, а потом ее мучительно тошнит в туалете, Netflix снабдил специальным предупреждением: мол, в кадре показаны травмирующие события — хотя речь не идет о насилии или сексе, которые принято специально маркировать. Такая исключительная забота о чувствах зрителя — это что-то новое, доселе небывалое, и очевидно, что адресат ее — носитель пресловутой «новой чувствительности». В таком случае история и наследника престола, которому семья ультимативно выбирает жену, и молодой женщины, запертой в постылом браке, такому зрителю должна показаться дикой. Питер Морган, очевидно, это учел и выкрутил градус сентиментальности в истории бедной Дианы до предела: смотрите, какая беда стояла за красивой сказкой!

Netflix

Удивительным образом при этом члены королевской фамилии, погубившей бедняжку, не выглядят злодеями — лишь людьми, запертыми в плену собственных (уже никому не нужных!) условностей. Новый сезон «Короны» размышляет на актуальную тему — о роли женщины в семье, обществе, в любви и на войне — и, даже одной ногой завязнув в коллизиях типичной мыльной оперы, все равно дает мастер-класс сериальной драматургии. Исторические события вроде ирландского кризиса, войны Британии и Аргентины за Фолкленды (которую Борхес называл «дракой двух лысых из-за расчески»), отказа Тэтчер присоединиться к санкциям против режима апартеида в ЮАР — все это становится лишь фоном сражения трех шахматных королев на ловко расчерченном сценаристом мелодраматическом поле. Заслужила в новом сезоне свою отдельную линию и самодостаточная принцесса Анна, а звезда прошлого сезона принцесса Маргарет (Хелена Бонэм-Картер) — отдельную серию, самую печальную и проникнутую меланхолией по уходящей жизни. Несколько мелодрам слились в одну историю, в которой женщины потеснили мужчин и вышли на первый план, каждая со своим долгом и своей печалью, — надо отдать должное британцам, у которых королевская «мыльная опера» мирно сосуществует с актуальной феминистской повесткой.