С момента, когда юная амазонка Диана (Галь Гадот) оставила остров Темискиру, чтобы остановить Первую мировую и полюбить смертного мужчину, прошло почти семьдесят лет. Теперь Диана Принс — научный сотрудник Смитсоновского института в Вашингтоне. Но ее лассо истины и доспехи все равно не лежат без дела. Ведь за окном 1984 год — пик не только холодной войны, но и потребительского гедонизма. Поэтому Чудо-женщина тайком помогает полиции ловить магазинных воришек и готовится к большой битве с коварным предпринимателем Максвеллом Лордом (Педро Паскаль). Тот строит финансовую пирамиду и обещает всем на свете, что их желания сбудутся. А еще в институт к Диане устраивается забитая чудачка Барбара Минерва (Кристен Уиг), которую окружающие либо не замечают, либо используют. Она превратится в Гепарду — хищницу, готовую растерзать всех, кто ее обижал.

На словах «Чудо-женщина: 1984» — фильм-праздник. Нелепый карнавал восьмидесятых с их битком набитыми моллами, кричащими костюмами и музыкальными хитами — лучший способ отвлечься от 2020-го. А сыгранные прекрасными актерами новые соперники Дианы — суперзлодеи, в характерах которых в кои-то веки есть смысл. Обещающий счастье всем и даром Максвелл Лорд — популист пострашнее Дональда Трампа. Остановить такого манипулятора может лишь правда, но в реальном мире ее давно нет — только постправда. Тем ценнее супероружие Дианы — лассо истины. Кстати, придумавший Диану профессор Уильям Марстон — не только автор комиксов, но и изобретатель детектора лжи. Тестируя свой полиграф, он убедился, что женщины надежнее и честнее мужчин. Так и родился образ героини, которая будет столь же сильна, как и Супермен, но предпочтет побеждать истиной, а не кулаками. Сам Марстон жил в полиаморном союзе с двумя женщинами, которые и стали прототипами Дианы. А судьбу Гепарды в фильме можно трактовать как предостережение, что жажда мести ослепляет и отвлекает от подлинных целей борьбы за справедливость. Сперва Диана и Барбара — боевые подруги, но их пути быстро расходятся. Женскую солидарность рушат амбиции и зависть — и мужчина-манипулятор. Зато древняя магия возвращает в этот мир Стива Тревора (Крис Пайн) — возлюбленного героини. И то, как летчик времен Первой мировой осваивается в Америке 1980-х, становится поводом для комической разрядки в серьезной драме.

Warner Bros/Pictorial Press/Legion Media

На деле «Чудо-женщина: 1984» — фильм-катастрофа. Шуток про 1980-е не так уж и много, а те, что есть, повторяются за «Очень странными делами». Самая зрелищная экшен-сцена — состязание амазонок и маленькой Дианы — заканчивается уже на десятой минуте 2,5-часового фильма. Впереди — пара погонь да дежурные боевые действия на Ближнем Востоке. Оригинальный фильм, превращавший Первую мировую в готическую балладу, смотрелся куда эффектнее. Персонажам Уиг и Паскаля сценаристы уделяют столько экранного времени, словно пишут сериал, а не динамичный блокбастер. Но излишнее внимание лишь обнажает картонную суть злодеев, а в жертву хронометражу идет вся химия между Галь Гадот и Крисом Пайном.

И даже вывод фильма, что сила в правде, легко прозевать, если заранее не знать про смысл, который Марстон вкладывал в лассо истины. Потому что в картине это важное оружие ничем не отличается от паутины Человека-паука. Как сатира на 2020-й «Чудо-женщина: 1984» тоже идет не до конца. Фильм, кстати, упускает одну параллель между двумя эпохами, которая бы очень ему пригодилась. В 1984 году конгрессвумен Джеральдин Ферраро стала первой в истории США женщиной, боровшейся за пост вице-президента; в 2020-м Камилла Харрис стала первой женщиной, которая в этой борьбе победила.

Warner Bros/Pictorial Press/Legion Media

И все это страшно обидно, потому что первая часть «Чудо-женщины» была действительно чудом — как минимум по трем причинам. Для начала, этот фильм родился под счастливой звездой. Ему повезло выйти летом 2017 года. Грядущая осень — время, когда женщины объединятся, чтобы отстоять свои права в Голливуде и в мире, который эволюционирует с оглядкой на Голливуд. Минувшая весна — время триумфа «Рассказа служанки», вскрывшего в обществе боль и страх, о которых никто и не догадывался. А зима, из которой вышла эта весна, — время афтершока после президентских выборов. Не нужно было ждать штурма Капитолия, чтобы представить, с какой первобытной тьмой так виртуозно заигрывал Дональд Трамп. В 2017 году нужен был кинематографический символ, и амазонка со щитом оказалась идеальным кандидатом. Тем более что и фильм о Чудо-женщине сняла настоящая чудо-женщина — создательница «Монстра» Пэтти Дженкинс; постановщица, которой было не впервой вести творческие и административные баталии в мужской индустрии.

Warner Bros/Pictorial Press/Legion Media

Во-вторых, Пэтти Дженкинс предложила зрителям блокбастеров новую героиню — девушку-миротворца, которой важно не победить на войне, а остановить ее. В войсках Marvel в 2017 году уже служило немало суровых женщин, но ни одна из них не уравновешивала свою мощь такой эмпатией, как у амазонки Дианы. В ее сострадании к охваченному войной миру было что-то материнское (раньше блокбастеры для подростков от таких архетипов уклонялись), а в ее юморе и самоиронии крылось принципиальное отличие от многих супергероев. Диана — не сверхчеловек, а свой человек. Неслучайно на роли амазонок, воспитавших ее стойкой и благородной, Пэтти Дженкинс пригласила не только актрис Робин Райт и Конни Нильсен, но и женщин самых разных профессий, на которых хочется равняться. Воительниц в фильме играют олимпийская чемпионка по бобслею, офицер полиции, чемпионка США по кроссфиту, бывшая мисс Греция, чемпионка по тайскому боксу из Швеции и фотомодель Victoria’s Secret. Каждая из актрис выполняла свои трюки — верховую езду и шинковку мужчин мечами — самостоятельно. В том, что Диана сперва обучается у них, а уже потом отправляется спасать наш мир, есть символизм: теперь Галь Гадот — делегат всех женщин-бойцов. Почти как у Пушкина: «и сестры меч нам отдадут».

Warner Bros/Pictorial Press/Legion Media

А в-третьих, фильм вселял веру в кинокомиксы Warner Bros. В 2017 году киновселенная DCEU в принципе была похожа скорее на кладбище не взлетевших космических ракет, чем на действующий парк аттракционов. После ухода Кристофера Нолана и неудач Зака Снайдера комиксы Warner Bros. не знали, куда податься. Семейные ценности и яркие краски монополизировали конкуренты из Marvel. Бэтмен (мужчина, который слишком много на себя взвалил вместо того, чтобы сходить к терапевту) становился все менее привлекательной ролевой моделью. А о вреде излишней серьезности еще в 2008-м предупреждал Джокер. «Чудо-женщина» стала первой картиной DC, по‑настоящему опередившей Marvel, — ее соперница в лице «Капитана Марвел» выйдет лишь через полтора года. При этом фильм Пэтти Дженкинс не только воспевал женщин-миротворцев, но и заботился о том, чтобы сама войнушка на экране выглядела интереснее, чем в других комиксах. Поля Первой мировой оказались удачным сеттингом. Да и про мальчишеские идеалы фильм на самом деле ни секунды не забывал: въезд атлетичной амазонки Дианы в Лондон в нем напоминал о «Геркулесе в Нью-Йорке» с Арнольдом Шварценеггером. Так что «Чудо-женщина» преуспевала на всех фронтах.

Потом этот успех закрепят вполне самобытные «Шазам» (комикс с рождественским духом «Гремлинов» и «Охотников за привидениями») и «Аквамен» — цветастое безобразие, в котором нашлось место даже Дольфу Лундгрену и Эмбер Херд. И после трех успехов подряд во вселенную DC хотелось верить. «Чудо-женщина: 1984» не знает, как распорядиться этой удачей, и возвращает проект на пять лет назад, во времена «Бэтмена против Супермена» и «Отряда самоубийц». Кино от DC может получиться, а может не получиться. Даже когда речь идет о продолжении стратегически важной «Чудо-женщины», снятом тем же режиссером. С Marvel как-то спокойнее.